Русская православная Церковь г. Дортмунда

Приход Св. Троицы Московского Патриархата

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Основатель прихода прот. Леонид Цыпин


15.12.1945 - 30.10.2010

                    Календарь

 Пасха в Иерусалиме

Действующие лица:

 

Бабушка Лия.

Ее дед Варахиил.

Ее сын БЕНЬЯМИН.

Ее сноха Ревека.

Ее внучки – КИРА и РАХИЛЬ.

Ее внуки – Аарон и Даниил.

Апостолы – Марк и Нафанаил.

Толпа стражников

 

Действие происходит в комнате, где стоят стол, стулья и кресло, в котором сидит бабушка.

 

Голос: «Или не знаете, что говорит Писание в повествовании об Илии. Как он жалуется Богу на Израиля, говоря: «Господи! Пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили; остался я один, и моей души ищут». Что же говорит ему Божеский ответ? «Я соблюл себе семь тысяч человек, которые не приклонили колени перед Ваалом». Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток» (Рим. 11. 2-5).

Музыка, пение.

 

Вбегают 2 внучки, приветствуют, целуют бабушку, и, перебивая друг друга, говорят:

КИРА: «Бабушка, бабушка, скоро ты будешь здорова, скоро ты будешь опять ходить. Этот великий пророк из Галилеи – Иисус подходит к Иерусалиму. Он будет здесь долго – до Пасхи и потом, может и неделю. Мы постараемся тебя принести к нему и он тебя исцелит.

БАБУШКА: Но как это может быть. Ведь вы только две слабенькие девочки, не способные меня поднять. Да и как узнать, где ходит этот пророк?

РАХИЛЬ: «Бабушка поднять тебя смогут папа и Аарон с Даниилом. А мы будем ходить по пятам за Иисусом, и когда он будет где-нибудь рядом, сообщим Аарону и Даниилу.

 

БАБУШКА: Боюсь, что из этого ничего не выйдет. Возле него будет целый день толпа, приглашать его будут в разные богатые дома, куда вас даже на порог не пустят.

 

КИРА: «А мы будем ждать его на улице.

 

БАБУШКА: «Ну, (бабушка вздохнула) попытайтесь. Но мне вас жалко. Да и может уже пришло время моего отшествия в иной мир?

 

КИРА: «Не говори так бабушка! Мы тебя так любим, и нам ты очень нужна. Но мы побежали, Иисус с учениками наверное уже вступают в город.

 

Девочки убегают. Бабушка молится: «Да будет воля Твоя, Господи,…»

 

Звучит пение «Общее воскресение». Крики «Осанна в Вышних, осанна Сыну Давидову, благословен грядый во имя Господне…» Потом, раздраженно: «очень плохо, почему они его так приветствуют, остановитесь, римляне могут услышать».

 

Вбегают внучки с веточками.

РАХИЛЬ: «Бабушка, какое счастье, как он торжественно въехал в Иерусалим, как все приветствовали его, как дети бежали впереди  и распевали: «Осанна в Вышних, осанна Сыну Давидову, благословен грядый во имя Господне…». Обрезали ветки пальм и бросали ему под ноги. Мы думаем, что он скоро воцарится. Он – Мессия, Христос. Как это прекрасно. У нас будет свой Помазанник-царь. Законодатель как Моисей. Пророк как Давид. Чудотворец, как Илия. Священник, как Мелхеседек. Воин, как Иисус Навин. Возьми бабушка эти веточки. Это от Него, Он наступал на них, касался их».

Бабушка прикладывает их к лицу и говорит:

БАБУШКА: «Мне кажется, что они пахнут. Нет, не пахнут, но какая-то свежесть, какая-то жизнь веет от них. А как Иисус выглядит?»

КИРА: «У него очень величественный вид.

БАБУШКА: «Но он рад, что люди его так торжественно его встречали?»

РАХИЛЬ: «Не думаю, что особенно рад. Потому что когда я его увидела вблизи, то мне показалось, что на глазах его едва не выступают слёзы».

БАБУШКА: «А кто Его ученики?»

КИРА: «По-моему, это простые люди, и они искренне радовались».

БАБУШКА: «Ну а начальники, князья, книжники, фарисеи они к Нему подходили, они были рядом с ним?»

РАХИЛЬ: «Нет, они почему-то смотрели издалека»

БАБУШКА: «и ничего не говорили?»

КИРА: «Кажется, нет».

В этот момент в комнату входят двое юношей. Приветствуют бабушку.

Аарон: «Ты просто не слышала, потому что шла сзади. Они не только обращались к Иисусу, но и раздраженно кричали на Него».

БАБУШКА: «А что кричали?»

ААРОН: «Они возмущались тем, что дети пели «осанна Сыну Давидову, благословен грядый во имя Господне», они кричали ему, что это приветствие относится к Мессии, к царю, скажи детям, чтобы они замолчали. Вдруг римляне услышат и накажут нас – посекут мечами».

БАБУШКА: «Так может, начальники правы?»

ААРОН: «Нет! Они просто завидуют Его успеху. Потому что римляне ничего толком из нашей веры не знают. И кто такой Мессия им всё равно, да и мало ли что там поют дети».

БАБУШКА: «Что же Иисус им ответил»?

ААРОН: «Он казался невозмутимо спокойным, и даже отрешенным. Но когда они в озлоблении почти преградили Ему дорогу, то Он в ответ, слегка улыбнувшись, сказал им загадочную фразу: «если они умолкнут, то камни возопиют».

ДАНИИЛ: «А когда он приблизился к городу, то заплакал и сказал: «О если бы ты, Иерусалим, хотя в сей день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего».

БАБУШКА: «Господи, да не будет этого. Пусть дни грядущие станут временем вразумления Иерусалима, да обратит Господь сердца людей своих к Себе. А что было дальше»?

ААРОН: «Далее Он зашёл в город и вошёл в храм. Но не смог свободно идти по двору храма из-за целых стад овец, коз, продающихся во дворе для жертвоприношений. Шум от животных был такой большой, что даже у жертвенника было слышно и сложно молиться. Он повернулся ко всему этому базару и сказал: «Вот слова Божьи: «Дом Мой - есть Дом молитвы», а вы сделали его вертепом разбойников». И начал выгонять из него продающих и покупающих. А мы пошли к тебе, бабушка».

 

Голос: «наступил Великий Понедельник»

– муз. вставка – тропарь страстного понедельника: «Се Жених грядет в полунощи…»

Бабушка сидит, входят внучки. Приветствуют, целуют бабушку.

РАХИЛЬ: «Бабушка, мы принесли тебе вкусненького. Мама испекла тебе пирожки с черносливом и с фигами.

БАБУШКА, разглядывая корзинку: «Как красиво и, наверняка вкусно. Маме передайте, что я благодарю ее. А что слышно в городе»?

КИРА: Говорят, что Он в Храме и учит народ. Но там так много людей, что нам не протолкнуться. Подождём вечера, когда придут Аарон и Даниил».

БАБУШКА: «А сейчас что вы будете делать»?

РАХИЛЬ: «Будем все чистить и готовить твой дом, бабушка, к Пасхе».

БАБУШКА: «Хорошо, начинайте»!

 

Бабушка сидит у окна и молится. Звучит «Чертог Твой вижду…»

Входят Аарон и Даниил. Приветствуют бабушку.

БАБУШКА: «Ну что там в храме»?

ДАНИИЛ: «В начале всё было прекрасно, Он говорил такие удивительные слова. Но потом к Нему подошли посланные от князей, фарисеи и книжники и пытались хитрым словом уловить. Не вышло. Но, знаешь, бабушка, Он сказал, что воскреснем мы в новых телах, что в будущем веке не будет ни мужчин, ни женщин, но все будут, как ангелы, и что Мессия, получается, как Бог. Под конец Он рассказал фарисеям притчу из пророка Исаии о виноградарях, только концовка была совсем печальной. Так, что все закричали: «Да не будет этого с нами!»

ААРОН: «Похоже, что Он не верит, что наши князя и первосвященники одумаются. Да и рядом с тем местом, где Он проповедовал, было немало храмовой стражи из левитов. В какой-то момент, как мне показалось, стража собиралась Его схватить. Но потом они почему-то замешкались и стояли все время как-то в растерянности.

БАБУШКА: «И это все, что было»?

ААРОН: «Нет! Самое главное…Мы познакомились с тремя из его учеников. Одного зовут Иоанн – он самый молодой из них. Другого зовут Нафанаил – он очень серьёзный. А третьего – Иуда, по прозвищу Искариот. Этот показался очень умным, и он носит ящик, в который все желающие  вкладывают деньги – пожертвования для Учителя».

БАБУШКА: «Что же Его ученики вам рассказали»?

ААРОН: «Не знаю, но мне показалось, что они не вполне понимают Учителя. Я слышал, как Иуда про себя шептал: «Я Его не понимаю».

БАБУШКА: «А другие ученики»?

ДАНИИЛ: «Они были очень довольны, можно сказать, счастливы от нахождения рядом с Учителем. И говорили мне, показывая на Учителя: «Слушай внимательно! Имеющий уши, да слышит»!

 

Музыка «Чертог Твой вижду…»

 

Голос: «Великий Вторник наступил».

 

Сидит бабушка, хор поёт «Час душе…»

Появляются внуки и внучки. Приветствуют, внучки целуют бабушку.

БАБУШКА: «Как прошёл день, что нового»?

ААРОН: «Ученики Его рассказали мне, что по дороге в Храм Он иссушил смоковницу, так ей и сказал: «Да не будет же впредь от тебя плода вовек!» И смоковница тотчас засохла».

БАБУШКА: «Что же это значит»?

ААРОН: «Не знаю, по-моему, это какое-то страшное знамение.

БАБУШКА: «А в Храме что было?

ДАНИИЛ: «В Храме Он опять говорил притчами из которых, как мне кажется, ничего хорошего для фарисеев не следует. И закончил такими словами: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете!». И многое другое в таком же духе».

БАБУШКА: «И что дальше?

ААРОН: «Уходя, он остановился и со слезами на глазах сказал: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков камнями, побивающий посланных тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели. Вот, оставляю вам дом ваш пустым, ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликните: «Благословен грядый во имя Господне!»

БАБУШКА: «И ушёл»?

ААРОН: «Ушёл».

БАБУШКА: «Что значит «оставляю дом ваш пустым»? Ведь сказал Он это в храме Божьем. Это значит, что из храма уйдёт Бог? И что значит «не увидите больше»? Он разве не объявит себя Мессией?

     И что значит, что он больше не придёт в храм? Как это может быть? Ведь Храм - это самое святое место на земле. Где быть хорошему человеку, как не в храме?

ААРОН: «Не знаю, бабушка. Но когда Иисус с учениками стал выходить из города, мы пошли с Даниилом за ними. И Нафанаил познакомил нас с Учителем.

БАБУШКА: «Какое счастье!

ААРОН: «Да, это действительно для нас счастье, но учитель был очень печален. Он плакал об Иерусалиме и предсказал его страшную гибель. От этого пророчества я до сих пор не могу прийти в себя. Как может быть гибель нашей столицы, когда Учитель на днях объявит себя Мессией. Впрочем, Он что-то говорил и о собственной смерти. И не только о смерти, но и о Воскресении.

БАБУШКА: «Хоть я и не чувствую ног, но мне кажется, что моем креслу не на что опираться. Как жаль, если эти пророчества исполнятся. Как же вы расстались?

ДАНИИЛ: «Мы проводили Его до Вифании и у дома Лазаря мы расстались.

БАБУШКА: «Лазаря? Того самого Лазаря, о котором говорят, что Иисус воскресил его из мертвых?

ДАНИИЛ: «Да, того самого! Мы с ним тоже познакомились и он пригласил нас завтра придти в Вифанию.

РАХИЛЬ : «Какие вы счастливые, что сможете завтра увидеть и Учителя, и Лазаря.

ААРОН: «Счастливые, но не все. Мне поручены отцом важные дела и поэтому мне обязательно завтра надо быть в Иерусалиме.

КИРА: «А можно я пойду завтра вместо тебя?

ДАНИИЛ: «Пожалуй, я тебя возьму собой.

 

Бабушка остается одна, молится, звучит  музыка « Чертог Твой вижду…»

 

Голос: «Великая Среда настала».

Кондак «Паче блуднице»

Аарон прибегает к бабушке. Приветствуют ее.

ААРОН: «Бабушка, знаешь, кажется, беда!

БАБУШКА: «А что случилось?

ААРОН: «Ты знаешь, что я был сегодня днем в городе, – у меня там были дела. Но когда я проходил мимо дома первосвященника, то столкнулся с Иудой Искариотом, и он меня страшно удивил.

БАБУШКА: «Что он тебе сказал?

ААРОН: «Я начал ему рассказывать, как счастлив, что познакомился с Учителем, а он меня перебил.

«Счастлив! А я вот с ним уже 3 года и никакого толку! Все эти разговоры и притчи, раздача милостыни, а самое главное – объявление себя Мессией, – этого Он не делает. С князьями, первосвященниками, фарисеями, да и просто книжными людьми он или ссорится, или не обращает на них внимания. Так на кого Он хочет опереться? На неученый тёмный народ? Да и кто у Него в приближённых? Бывшие рыбаки и мытари? Ведь Мессия не может царствовать один, в одиночку! Царю нужны тысяченачальники, сотники, судьи и всякие другие чиновники и ученые люди. Где Он их возьмёт? Ведь с учёным людом Он не находит общего языка. В общем, в Его Царстве я находиться не хочу. С меня хватит, я перехожу на сторону реальной, а не фантастической власти». И с этими словами он ушёл в сторону дома первосвященника.

БАБУШКА: «Бедный Иуда! Так рассуждая, он может стать предателем».

Входит Даниил с РАХИЛЬЮ.

БАБУШКА: «Как я рада вас видеть! А то Аарон меня здесь расстроил. Что было в Вифании?

КИРА: «Бабушка, всё было прекрасно! Когда мы пришли, я вдруг почувствовала такое спокойствие, такую тишину в душе, как никогда в жизни! А Учитель, хоть и показался мне печальным, но одним своим взглядом изменил во мне многое. Трудно ещё всё осознать, но многое.

БАБУШКА: «А почему ты решила, что Он печален?

РАХИЛЬ: «Уже вечером, после трапезы, когда многие пришли из Иерусалима, одна красивая женщина взяла большой сосуд и внезапно вылила его на ноги возлежащего Учителя. По комнате разнеслось благоухание драгоценного мирра. Представляешь, бабушка! Большой сосуд мирра вылила Ему на ноги. А потом своими волосами стала растирать ноги Его. Все изумились. А Иуда, приехавший из Иерусалима, стал вдруг возмущаться, что это миро можно было продать за 300 динариев, и накормить множество нищих. Но Учитель всех остановил и сказал: «оставьте её; что её смущаете? Она доброе дело сделала для Меня. Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить, а меня не всегда имеете. Она сделала, что могла: предварила помазать тело мое к погребению. Истинно, говорю вам, где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память её, и о том, что она сделала».

 

Музыка «Чертог…»

 

Голос: «Четверг Великий наступил».

«Егда славнии ученицы…»

Приходят внучки и целуют бабушку.

КИРА: «Бабушка, нас послали папа с мамой закончить уборку и приготовить твой дом к завтрашне­му празднику».

БАБУШКА: «А что слышно об Иисусе?»

КИРА: «Аарон с Даниилом с утра пошли в Вифанию к Учителю и пока не вернулись. А мы были дома и помогали маме. Днем пришел папа и рассказал, что на храмовой горе из левитов и слуг первосвященников формируется вооруженный отряд. Непонятно, ведь завтра Пасха, а они собираются с кем-то воевать. С какими разбойниками?

Звучит музыка. Девочки убирают квартиру. Бабушка молится.

Входят Аарон с Даниилом.

ДАНИИЛ: Мир тебе, бабушка. Мы уже были дома и теперь пришли рассказать тебе новости и взять к нам на праздник.

БАБУШКА: Надеюсь, новости добрые.

ДАНИИЛ: Для тебя – да. Мы с Аароном рассказали о тебе и о твоей болезни Учителю. И когда мы рассказывали, Он очень повеселел, стал улыбаться и сказал, что мучаться тебе с болезнью осталось недолго. Что на следующей неделе Он тебя Сам посетит дома и исцелит, как Он сказал, окончательно. И что мы с тобой еще будем танцевать в Его Царстве.

БАБУШКА: «Что значит окончательно»? – произнесла бабушка тихо. А что еще было?

ААРОН: После обеда все пошли в Иерусалим, где сегодня вечером Учитель собирается есть пасхального агнца.

КИРА: «А почему сегодня? Ведь пасхальный вечер – завтра».

ААРОН: «Да, но заложить и испечь полмиллиона овец за пять часов от полудня до наступления субботы – невозможно. Поэтому, когда Пасха попадает на субботу, пасхального агнца разрешается вкушать не только в пятницу вечером, но и в день накануне Пасхи – в четверг, только без опресноков.

ДАНИИЛ: «Мы проводили Учителя до самого Сиона, где в доме Марка Он с двенадцатью ближайшими учениками должны совершить Пасху. Нас не взяли с собой, но Учитель, прощаясь, шепнул мне на ухо: «Ночью приходи в Гефсиманию». Но это всё к лучшему, мы совершим Пасху всей своей семьёй.

Входят БЕНЬЯМИН с РЕВЕКОЙ. Приветствуют, целуют бабушку.

БЕНЬЯМИН: «Мама собирайтесь, мы пришли за Вами, чтобы взять к нам на праздник. Пасхальный агнец уже запечен и все остальное тоже готово».

Они поднимают кресло с бабушкой и уносят.

 

Голос: «Страстная пятница пришла»

Хор поет «Разбойника благоразумнаго...»

Гефсиманский сад. На поляне Апостолы Нафанаил и Марк. К ним подходят Даниил и Аарон. Они обнимаются и целуются.

Ап.: Как мы рады вас видеть, ребята!

ДАНИИЛ: А почему вы здесь? Где Учитель и остальные ученики?

НАФАНАИЛ: Учитель здесь недалеко (показывает рукой). Он ушёл с Петром, Иоанном и Иаковом. А нам велел оставаться здесь и молиться. Само собой мы как-то разбились на группки по двое и по трое. Молились, а сейчас начали засыпать, хотя Учитель сказал, чтобы мы бодрствовали, чтобы не впасть в искушение. Поэтому спасибо, ребята, что разбудили нас.

ААРОН: «А как прошла пасхальная вечеря с Учителем»?

НАФАНАИЛ: «Очень  хорошо и очень… загадочно».

МАРК: Когда пришли Учитель с учениками, я уже все приготовил, чтобы омыть гостям ноги. Все, собственно, уже сели. Внезапно Учитель выхватил у меня полотенце, таз и ведро с водой и стал омывать ноги ученикам. Петр, естественно, возмутился, спрятал от Учителя ноги и сказал «Не умоешь ног моих вовек»! На что Учитель загадочно улыбнувшись, ответил: «тогда не будешь иметь со мной части».

НАФАНАИЛ: (смеясь) Тут Петр как-то встрепенулся и стал подставлять и голову, и руки. Но Учитель, отстраняясь, сказал: «во всем остальном вы чисты. Омыть нужно только ноги». А потом добавил: «чисты, но не все». И посмотрел на дверь. Через мгновение в двери показался Иуда. И настроение у Учителя переменилось – лицо стало каким-то напряженным.

МАРК: Но зато у учеников, когда учитель омыл им ноги, настроение переменилось к лучшему. Все внезапно стали очень радостными. Даже ты, Нафанаил, всегда такой серьёзный, разыгрался как ребенок.

НАФАНАИЛ: Правда (смеясь, и ударяя себя по ногам): «Эх, ноги мои, ноги – ликуйте»! Вас омывал Сам Учитель».

Послышались голоса и шум от множества идущих.

МАРК: Происходит что-то странное. Откуда столько людей с фонарями?

ААРОН: Отсюда все видно. Идите сюда!

ДАНИИЛ: Я никого не знаю из этой толпы. Стойте, так с ними же Иуда Искариот! Он идет впереди, во главе толпы. Подходит к Учителю. Целует Его! Значит все в порядке! Нет! Воины окружают Учителя! Не может быть! Учителя связывают!

Слышны крики: «Хватайте его учеников. От них  может быть для нас много неприятностей»!

ААРОН: «Бежим, скорее!

МАРК: «Но как же оставить Учителя»!?

 

Трое убегают, а Марк задерживается. Воины хватают его за одежду, но он вырывается и убегает голый.

 

Играет музыка. Бабушка сидит у окна и молится.

Тихий голос Аарона у окна: «Бабушка, ты не спишь»?

БАБУШКА: «Нет, Аарон, где ты?»

В комнате появляются Аарон с Даниилом и Марк с Нафанаилом. Приветствуют бабушку.

ААРОН: Мы боялись тебя разбудить, бабушка.

БАБУШКА: «Я давно не сплю. Сегодня особая ночь. Как-то надрывно лают собаки, не поют птицы, хотя рассвет приближается. Что-то подавлено в природе. Чувствуется, что сегодня силам зла – простор. А кто это с вами ребята»?

ААРОН: Это ученики нашего Учителя – Марк и Нафанаил. Бабушка, ты все правильно чувствуешь, – у нас катастрофа. Иисус – арестован. (пауза) Арестованы, видимо, и все ученики. Только нам, поскольку мы молились у края Гефсиманского сада, удалось удрать. Во время бегства у Марка содрали даже всю одежду, но мы с ним разделили нашу.

БАБУШКА: «Как же Вы бросили Учителя»?

ДАНИИЛ: «Бабушка, против нас был целый отряд из левитов, слуг первосвященников и римской стражи. Сотни две-три. Что могли против них сделать Учитель и двенадцать учеников»?

ДАНИИЛ: «И даже не двенадцать! Ты представляешь, бабушка, этот отряд стражи вел Иуда Искариот! Он оказался предателем»!

БАБУШКА: «Бедный Иуда! Он перешел на сторону «реальной власти», и вместе с этой властью может отправиться в преисподнюю»!

МАРК: «Я думаю, что нам надо сейчас быть поближе к Учителю, чтобы в нужный момент Его поддержать! Где сейчас может быть Учитель»?

БАБУШКА: «Религиозные дела рассматриваются обычно судом синедриона, который заседает в одном из помещений Храма. Однако первосвященник может в своем доме сделать предварительное заседание в малом составе. Но все это может быть только утром, и не ранним – члены синедриона любят выспаться и ходят как и положено важным людям – неспешно».

ААРОН: «Так долго ждать – до утра – лично я не могу. Пойдем к дому первосвященника?

Д, Н и МАРК: (хором) Мы идем. (они уходят).

Звучит стихира.

 

День. Вбегают внучки с отцом.

БЕНЬЯМИН: «Мама, молитесь! У Вас сильная молитва и Господь Вас слышит. Дела обстоят совсем плохо. И с Иисусом Христом, и с нашими мальчиками. Еще до рассвета в доме первосвященника собрали синедрион. Это против правил. И суд был очень быстрый. Порядок рассмотрения нарушил сам первосвященник Кайяфа. Он прекратил допрос свидетелей и спросил Иисуса: Христос ли он? Затем разодрал свою одежду и закричал: «Он богохульствует! Как вам кажется»? Куда было деваться всем остальным членам синедриона? Кто хочет иметь своим врагом первосвященника? И они подтвердили: «Да, богохульствует. Достоин смерти». Хотя Иисус ничего такого не говорил. Он только подтвердил ему, что да, – он Христос – посланный Всевышним. И далее практически дословно процитировал несколько фраз из пророчества Даниила, относящихся ко Христу. И все! Но Кайяфе, который давно решил убить Иисуса, нет дела до пророка Даниила. Он не имел права первый что-либо на синедрионе говорить. Первыми должны говорить младшие – таковы правила. Сборище злых волков, завистливых лисиц, трусливых зайцев и ослов – вот, чем является этот синедрион. Осудить на смерть Христа – разве это не бунт против Бога? Разве это не предательство Авраама. Исаака и Иакова, заключивших завет с Богом? Разве это не предательство всего еврейского народа? На что рассчитывают члены этого синедриона. Сегодня, потакая Кайяфе, они расправились с Иисусом. А завтра Кайяфа таким же образом расправится с и ними!

БАБУШКА: «Успокойся, сынок. Еще не все потеряно. Ведь смертный приговор утверждается полным синедрионом и не ранее, чем на следующий день. За день они одумаются, и ничего такого не допустят.

БЕНЬЯМИН: Где там! Мама, эти бандиты устроили заключительное заседание всего через час! Завтра, видите ли, праздник! Где закон, где правила, где справедливость? Куда эти люди ведут наш народ?

БАБУШКА: И никто не выступил против этого решения?

БЕНЬЯМИН: Как не выступил? Выступил! Один единственный человек! Почти мальчик! – Это наш Аарон, стоявший в толпе, среди стражников во дворе первосвященника. Когда огласили приговор и повели Иисуса, то Аарон, стоявший поблизости от дома, попробовал возвысить голос в его защиту: «Что же вы делаете? Это несправедливо»! Но где там! Стражники схватили его, заткнули рот, скрутили, и быстро-быстро выволокли из двора в другую сторону».

БАБУШКА: «А Даниил»?

РАХИЛЬ: «Он стоял вдалеке, почти у ворот. И понял, что произошло с Аароном, когда от того, как говорят, и след простыл».

БАБУШКА: «А ученики Иисуса там были»?

КИРА: «Даниил говорил, что видел во дворе Петра и Иоанна. А Марка с Нафанаилом стража заподозрила сразу и не пустила даже близко подойти ко двору. А во дворе было не протиснуться. Горели костры, стражники грелись, ели хлеб, пили вино и были весьма веселы.

БЕНЬЯМИН: Веселы, как собаки, поймавши дичь. Кода Иисуса вывели после первого суда, то они окружили его и начали даже издеваться над Ним».

БАБУШКА: «А Даниил где»?

КИРА: «От первосвященника Иисуса Христа повели на суд к правителю – Понтию Пилату, ведь только он имеет право наказать человека смертью. Но Даниил побежал сперва домой, рассказал все нам и только потом побежал в римскую Преторию, где судит Пилат.

БАБУШКА: «А где он сейчас?

БЕНЬЯМИН: «В том-то и дело, что Даниил сейчас в тюрьме вместе с Аароном. Пока я пытался выяснить, что там с Аароном, уже закончился суд у Пилата. И там, в конце суда Даниил повел себя точно также, как Аарон. И когда первосвященники, левиты и стражники дружно кричали: «Смерть Иисусу, распять его», Даниил попытался пискнуть что-то против. Его тут же скрутили и переправили в тюрьму к Аарону – как нарушителя порядка.

КИРА: Как Даниила схватила стража, я видела. Но издалека. И ничего не успела ни сообразить, ни предпринять.

БАБУШКА: А что говорят в тюрьме?

БЕНЬЯМИН: Ничего хорошего. Я нашел там знакомых, и они выяснили, что освободить Аарона с Даниилом, злостных, как там считают, нарушителей порядка, можно только за большие деньги. У меня таких денег нет. Придется продать наш новый дом.

БАБУШКА: Ничего страшного. Деньги приходят и уходят. Вместе с домами. Но какое счастье, что нашлись эти два мальчика, которые спасли честь всего народа, бесстрашно выступив против этой расправы. А жить вы все сможете у меня – в нашем старом доме. Как в старые, добрые времена. Пусть не так просторно, но зато вместе.

БЕНЬЯМИН: «Да, ребята молодцы. Но им не удалось остановить преступление – ведь только что после суда у Понтия Пилата Иисуса повели на распятие».

БАБУШКА: Какой ужас!

КИРА: «Посмотрите в окно! Почему так темно стало? Ведь сейчас же полдень – шестой час».

ВСЕ: «И в самом деле»!

 

Голос: «От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого (Мф. 27. 45).

 

БАБУШКА: «Это Солнце спряталось, потому что не может зреть на убийство Христа. Душа моя скорбит, и мне кажется, что скорбит и вся природа.

Пение

Голос: «А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! Лама савахфани? То есть: «Боже мой, Боже мой! Для чего ты меня оставил? …И опять Иисус же возопив громким голосом, испустил дух».

Раздался резкий стук.

Голос: «И вот завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли…»

Внезапно посыпались небольшие камни и сверху, с одной из сторон комнаты появился свет.

ВСЕ: «Что это»?

БАБУШКА: «Это землетрясение… Не может быть… Треснула краеугольная скала, на которую опирается и к которой прислонен наш дом». (все молчат)

БЕНЬЯМИН: «Эта скала не могла треснуть просто так. Нашему дому лет триста. За это время землетрясения бывали и посильнее. Я сам помню такое – лет двадцать назад. Нет, это не просто землетрясение. Это знамение от Бога».

БАБУШКА: «Ты прав, сынок. Мой дед Варахиил – святой был человек, – говорил, что слышал от своего деда, что дом наш будет стоять до наступления времени Нового Завета Израиля с Богом. И откроется это время тем, что краеугольная скала нашего дома треснет. «Но семья наша не погибнет, и даже наоборот» – как он это говорил. Загадочные слова. Я как сейчас помню его голос, мягкий, совсем не старческий, его походку, тепло от его рук, когда он гладил меня, маленькую девочку, по головке.

Кира: «Смотрите, день клонится к вечеру, а на улице стало светлее».

БАБУШКА: «И на душе спокойнее, хотя ничего хорошего пока не произошло».

БЕНЬЯМИН: «Скоро начинается суббота. Пасхальная суббота. Но у нас не праздник, а траур. Христос, судя по всему, убит, а наши мальчики – в тюрьме. Посвятим же эту субботу посту и молитве. И давайте не расставаться. Будем все вместе. Девочки, пока не началась суббота, принесите сюда постели и приведите с собой маму. А когда суббота окончится, я постараюсь поскорее продать свой дом и освободить наших мальчиков».

Звучат песнопения Великой Субботы.

 

В комнате бабушки появились многие вещи и узелки. На импровизированных кроватях спят все члены семьи, кроме мальчиков. Бабушка дремлет у окна, время от времени просыпаясь.

Голос 1: прошла Суббота преблагословенная, в ней же Христос почил от всех земных дел.

Внезапная вспышка света. Бабушка проснулась.

Голос 2: «И земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святой град и явились многим» (Мф.27.

Голос 3 за окном: «Лия, ты слышишь меня»?

Бабушка (испуганно): «Да слышу. Кто ты»?

ВАРАХИИЛ: «Я дед твой Варахиил. Пришел к тебе с новостью»!

БАБУШКА: «Да! Я узнаю твой голос! Какая же новость»?

ВАРАХИИЛ: «Христос воскрес! И ад плачет! Потому что Христос, сойдя по смерти своей во ад как человек, как Бог воскресил и вывел из ада многих! И меня воскресил! И меня вывел! И вот я, воскресший, стою у твоего окна!

БАБУШКА: «Так заходи же в дом»!

ВАРАХИИЛ: «Твоих деток нужно не испугать. Разбуди всех и расскажи, подготовь их. Ведь я в саване».

Бабушка ласково будит всех, и на ушко каждому обещает рассказать очень радостную новость. Наконец все собираются вокруг нее.

БАБУШКА: «Христос воскрес! И воскресил многих! И мне эту светлую новость принес мой воскресший дед Варахиил!.. И он здесь стоит за окном, и готов войти в дом. Только Вы не пугайтесь. Ведь он пришел сюда прямо из гроба и закутан в саван.

Входит закутанный в саван Варахиил и садится.

ВАРАХИИЛ: «Мир вам, дети. Как рад я видеть вас. Но еще больше рад, что вы готовы Его встретить. Воскрес Он! Мы вместе с Авраамом очень долго Его ждали. Мы вопрошали ангелов! И дождались! Какая это величественная была картина. Пещеры ада исчезли. Мы сами в числе многих миллионов перестали быть тенями, воскресали и уходили вслед за Иисусом в рай. Ад таял, а небо наполнялось. Рвались запоры, – стены ада, и демоны в бессильной злобе – выли. А, ждавшие Христа, надеявшиеся,  желавшие с Ним жить, с Ним и уходили в рай.

БЕНЬЯМИН: «Ты вернул нам надежду, дедушка, ты вернул нам радость! Благодарим тебя! Теперь не страшно жить! Потому что нет над нами вечной власти различных Кайяф и слуг ада! Сейчас мы дадим тебе переодеться, а потом…

ВАРАХИИЛ: (перебивая): «Переодеваться не нужно. Я пришел ненадолго. Но чтобы сообщить своим потомкам и родственникам о воскресении Христа. А потом я уйду, чтобы (он многозначительно замолчал) уже жить в раю – со Христом. Так что давайте внучки быстрее зовите сюда всех наших родственников. Моих одних ныне здравствующих потомков 208».

КИРА: «А откуда ты знаешь их число, дедушка»?

ВАРАХИИЛ: «И не только число знаю, но и по именам. Ведь по многу раз я за каждого из них молил Господа и Ангелов. Бегите быстрее и не теряйте времени, девочки».

Девочки убегают.

 

Звучит музыка.

В комнату входят люди, садятся вокруг Вархиила. Пантомима проповеди. Одни уходят, другие приходят. 

С Беньямином появляются Даниил и Аарон. Обнимаются с Ревекой, сестрами, бабушкой. Покланяются Варахиилу.

Появляются Марк с Нафанаилом. Обнимают Аарона и Даниила.

МАРК: Ребята, радость! Иисус воскрес!

ААРОН: «Мы знаем»!

НАФАНАИЛ: «Откуда»?

ААРОН: «Сегодня на заре к нам дедушка пришел, воскресший, умерший лет пятьдесят назад. Его и многих с Авраамом, Исааком и Иаковым из ада вывел Иисус. И к нам он послам рассказать об этом. А у вас»?

НАФАНАИЛ: «Вчера мы очень унывали. Ни есть, ни пить, ни спать никто не мог. А на рассвете на гроб Его пошла Мария Магдалина, и с ней другие. Пошли, поскольку не успели в пятницу Его помазать миром. Приходят на рассвете, а у пещеры стражи нет, и камня нет, и все открыто. Заходят, смотрят: пелены, в которых был завернут Он – пусты. Все вместе похоже это на пустой мешок обмякший, из которого Иисус так вышел, что не развернул его. И ангел там сидел, и очень наших напугал, сказав, что Он воскрес. Чуть позже, на дороге, он встретил нескольких из них, а час назад Он как бы через стенку к нам пришел, – к одиннадцати.

МАРК: Его хотели все обнять, но Он другой какой-то. И свой, любимый, но другой. Он как-то стал светлей, ясней, величественней. Теплее с ним, и тише. Кругом нас сыщики Кайафы, а ОН здесь с нами!

ВАРАХИИЛ: «Все потому, что Он не только человек, но совершенный Бог. Когда в аду меня Он воскрешал, то я почувствовал, что жизнь моя не прежняя, болезней и сомнений полная, но в Нем. Теперь мне многое само собой понятно, я полон сил и жизни. Но, главное, – тепло. Как будто я под сердцем у Него, всегда Его дыхание во мне, я не разлучен с Ним, я в Нем, и с Ним живу».

НАФАНАИЛ: «Как удивительно сказали Вы! От Вас, Варахиил, Его тепло исходит. Но мы должны идти. Ко всем тем, кто плакал с нами в эти дни. И радость ныне заслужил. Христос воскрес! Что радостнее может быть!

Апостолы уходят.

 

Поздний вечер. Остается бабушка, Варахиил, Беньямин , Ревека и дети.

ВАРАХИИЛ: «Закройте быстро двери. И шкаф к ним привалите. И быстро, все что можете – к дверям быстрей тащите! Там стража храмовая!

Все убегают. В комнате остается только бабушка и Варахиил.

ВАРАХИИЛ: «Готовься Лия и молись Иисусу! Одна надежда на Него. Сюда подходит много стражи, они встревожены, они хотят убить или запугать всех тех, кто сообщает о Воскресшем. А тут за день полтысячи перебывало. Да и еще мертвец воскресший всех потряс. Да, мальчики... У них особый счет для смельчаков. Они хотят их наказать, избить, убить. И чтобы всякий, ведая это, боялся.

Возвращаются все.

ВАРАХИИЛ: Подойдем все к расщелине, к скале краеугольной. К нам, в дом наш, от нее придет свобода!

Раздаются голоса: «Откройте, немедленно откройте двери! Откройте храмовой страже»! Начинаются удары в дверь, которые учащаются.

ВАРАХИИЛ (поднимая со всеми руки вверх): «Не бойтесь и молитесь, только!

Услышь нас в час сей, Иисусе!

Ты Спас наш, Ты Христос, Ты Божий Сын!

Ты на друзей Своих воззри, в час лютый среди волков к Тебе взывающих!

И как отцов спасал, и нас спаси и защити сейчас!

 

Из расщелины появляется свет, который усиливается

ЛИЯ: «Господи, моя жизнь уже совершена. Мне ничего сейчас не страшно. Даже смерть. Ведь после Твоего сошествия во ад, моя земная смерть будет радостным восхождением вместе с дедом моим в Царствие к Тебе. Я не о себе молюсь, но о детях и внуках моих. Мне страшно оставлять их здесь, где правят слепые поводыри слепых, уничтожающие мудрых, честных и смелых, ведущие свой народ к катастрофе. Забери нас всех к Тебе, в Царствие. Мы здесь ждали Тебя, на Тебя надеялись, с Тобой да пребудем вовек»!

Слышиться стук, падение посуды

 

ЛИЯ: Христос воскресе из мертвых!

Дети и внуки: Смертию своею смерть всемирную поправ!

ВАРАХИИЛ: И сущим во гробах – жизнь даровав!

 

Хор ангелов: «Христос воскресе…»

ГОЛОС: «Придите благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25.34)».

 

Свет усиливается, все исчезают.

Через некоторое время свет гаснет.

 

В комнату врываются стражники и начинают бегать по ней. Раздаются недоуменные возгласы.

ХОР: Христос воскресе