Русская православная Церковь г. Дортмунда

Приход Св. Троицы Московского Патриархата

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Основатель прихода прот. Леонид Цыпин


15.12.1945 - 30.10.2010

                    Календарь

Советуем почитать

Хор - это семья.

 "Церковная хоровая традиция, которая сейчас существует на русском Западе, – она и есть наша исконная, она из первых рук. Там...

День прощеного воскресенья: научиться пр…

День прощеного воскресенья: научиться прощать. Священник Максим Первозванский. Источник: Фома.Ru http://www.pravoslavie.ru/101355.html

Архиепископ Серафим (Соболев). Верность…

"Немецкие богословы не имели, не имеют и никогда не будут иметь никакого понятия о самом главном в нашей вере и...

Седмица cырная (масленица) - сплошная. …

В четверг сырной недели празднуется память преподобного Шио Мгвимского [1]. Его житие составил Арсений Сапарели [2], и оно представляет для...

Маша, медведь и другие мультики: мнения …

...ученые считают популярный мультфильм «Маша и медведь» опасным для просмотра маленькими зрителями... http://www.pravoslavie.ru/101297.html

Отошел ко Господу архимандрит Кирилл (Па…

Отошел ко Господу архимандрит Кирилл (Павлов)   20 февраля На 98-м году жизни умер архимандрит Кирилл (Павлов).Архимандрит Кирилл (в миру Иван Дмитриевич...

22 февраля. Память патриарха Тихона

Тихое мужество патриарха Тихона. Георгий Великанов. Патриарх Тихон  Первый патриарх после более чем 200-летнего перерыва, святитель Тихон стал не церковным...

Величие смирения Памяти архимандрита Кир…

Памяти архимандрита Кирилла (Павлова) Игумен Нектарий (Морозов) Об отце Кирилле (Павлове; † 20.02.2017) будет написано немало. Очень надеюсь, что увидят...

Без вечности человек пропадает в повседн…

В сегодняшнем Евангелии о Страшном Суде Бог открывает нам, как Он придет со славой, чтобы судить мир, восстановить всё в...

Неделя мясопустная, о Страшнем суде. Заг…

(1 Кор. 8, 8-9, 2; Мф. 25, 31-46). Страшный суд! Судия грядет на облаках, окруженный несметным множеством небесных сил безплотных....

«Я ощущал Бога лично рядом…»

«Батюшка всякий раз служил так, как будто служит в последний раз», – вспоминает об отце Михаиле Труханове Валентина Андреевна Звонкова,...

«В сердце культуры лежит вера»

"... в Православии всегда движущей силой является не «что», а «кто». То есть не явление, не предмет, не событие, а...

15 февраля - День молодёжи

Дорогие братья и сестры! Сердечно поздравляю всех вас с праздником Сретения Господня, а также с отмечаемым ныне Днем православной молодежи. Сегодня мы...

Назидательный урок для юношей из Притчи …

  «И рече юнейший... отцу: отче, даждь ми достойную часть имения» (Лк. 15:12-14). — В притче о блудном сыне заключается самый...

«Сделай свой дом небом!

«Сделай свой дом небом» Вот какая задача. Устроить жизнь своей семьи так, чтобы это было подобно жизни небесной. Свою квартиру сделать...

Митрополит Онуфрий: Смерть — самый важны…

Киев, 11 февраля 2017 г.      Смысл жизни человека — подготовка к вечности, встрече с Богом, а смерть — самый важный духовный...

10 Февраль.Седмица сплошная.Прп. Ефрема …

10 Февраль.Седмица сплошная.Прп. Ефрема Сирина (373-379). Будем просить Господа, чтобы Он помог нам полюбить молитву. Чтобы мы относились к ней не...

Святой благоверный Давид IV Строитель, ц…

Память 26 января / 8 февраля   Святой благоверный Давид IV Строитель, царь Иверии и Абхазии Скачать (MP3 файл. Продолжительность 2:48...

В неделю о мытаре и фарисее. Архимандрит…

  5 февраля - день памяти старца архимандрита Иоанна Крестьянкина († 5 февраля 2006 г.)   Храм Божий – дом Отца нашего Небесного –...

Изречения святого Антония Великого и ска…

Изречения святого Антония Великого и сказания о нем 8. "Иной некто спрашивал его: что мне делать, чтобы угодить Богу? Св. Антоний...

Вежливость как простейшее проявление люб…

Вежливость как простейшее проявление любви Третий год в Оренбургской области работает социальный информационно-образовательный проект «Семь уроков жизни», включающий в себя большой...

Воскресное Евангелие: Закхей и Нечаянный…

  Жизнь в Церкви №0'0000 Воскресное Евангелие: Закхей и Нечаянный Гость Версия для печати 15.02.13, 15:31 За неделю до начала подготовки к Великому Посту читается отрывок о...

Святитель Филипп, митрополит Московский

Святитель Филипп происходил из знатного боярского рода Колычевых, приближенных ко двору великого князя. В 1537 году, когда малолетний Иван остался...

Митрополит Владимирский и Суздальский Ев…

Митрополит Владимирский и Суздальский Евлогий: «Открытие каждого монастыря предваряло чудо» Версия для печати 12 января 2017 г. 15:35 С ноября 1990 года владыка...

Слово Протоиерея Бориса Старка (+1996г.)…

Слово Протоиерея Бориса Старка (+1996г.) в день памяти преподобного Серафима Саровского чудотворца Празднуемый нами сегодня...

Что главное в молитвенном правиле?

Что главное в молитвенном правиле? Отвечают пастыри   Полноценную духовную жизнь христианина невозможно представить без ежедневного молитвенного правила. А каким оно должно быть?...

Рождество Христово. Литургическое освеще…

Рождество Христово. Литургическое освещение праздника.   Церковные песнопения и каноны, посвященные прославлению Рождества Христова, составлены знаменитыми песнопевцами Церкви, святыми Константинопольскими архиепископами: Григорием...

Когда Бог стал Человеком

Когда Бог стал Человеком Митрополит Лимассольский Афанасий Мы на пороге великого праздника Рождества Спасителя, который Церковь отмечает так величественно, чтобы дать прочувствовать...

Неделя перед Рождеством Христовым, святы…

Неделя перед Рождеством Христовым, святых отец протоиерей Димитрий Смирнов  Сегодняшнее воскресенье носит название недели перед Рождеством, недели святых отец. Святыми отцами мы...

 b_150_100_16777215_00_images_other_nadezhda5_25.gif

Слово пастыря - ВОЗДВИЖЕНИЕ КРЕСТА ГОСПОДНЯ

Митрополит Антоний Сурожский
 

   С трепетом и с глубоким сознанием священного ужаса мы поклоняемся сегодня перед Крестом Господним. И вместе с этим мы празднуем победу Божию над грехом, над злом, надо всем, что разделяет человека и мир от Него...

   Художественные изображения Креста часто заслоняют в нашем сознании тот крест, каким Спаситель нес его на Голгофу, крест, на котором умирал Господь. В те далекие времена крест значил смерть преступника; смерть такого преступника, перед которым содрогалось ужасом человеческое сознание, преступника, который людьми, народом, градом был извержен вон, которому места не было среди людей, путь которого, через жестокую смерть лежал во дно адово. Таким видели Спасителя предавшие Его на смерть, осудившие Его на распятие, пригвоздившие Его ко кресту, глумившиеся над Ним в часы Его умиранья; Он был для них преступником, который заслуживал последнего извержения из среды людей и смерти - т.е. исключения из среды живых.

   Православные иконы и распятия являют нам покой смерти Христовой; западные распятия нам показывают мучительную смерть человека, - но реальность сочетает и то и другое и является чем-то еще большим, нежели просто смерть человека, который сумел всей жизнью и всей смертью своей любить, до победы Божией. Христос перед Своим распятием говорил Своим ученикам: никто не отнимает у Меня жизни - Я ее Сам отдаю... И в молитве перед освящением Святых Даров мы говорим, что "Христос был предан - нет, не предан! Он Сам Себя отдал на крестную смерть нашего ради спасения..."

   Распятие Христово - это действие свободной Божественной любви, это действие свободной воли Спасителя Христа, отдающего Себя на смерть, чтобы другие могли жить - жить вечной жизнью, жить с Богом. Иуда Его предал; Петр от Него отрекся, трое из учеников спали в Гефсиманском саду, все бежали. Ирод цинично над Ним насмехался; Пилат от страха перед людьми Его предал на смерть; первосвященники, по слепой вере и зависти, требовали Его распятия, - но в конечном итоге Христос стал человеком, жил, страдал и умер, потому что я и ты, и каждый из нас в отдельности, и все вместе мы потеряли Бога грехом, забывчивостью, себялюбием - каждый из нас. Потому что и для каждого из нас, как Спаситель сказал в одном видении, Он претерпел бы весь ужас Гефсиманской ночи и весь ужас крестного умиранья и смерти...

   Он свободно отдал Свою жизнь для тебя и для меня - не коллективно для нас, а ради каждого из нас, потому что каждый из нас Ему так дорог, так Им возлюблен, что цена ему - вся жизнь, и весь ужас, и все страдания, и вся смерть Христова.

   И этому всему знаком является крест, потому что, в конечном итоге, любовь, верность, преданность испытываются не словами, даже не жизнью, а отдачей своей жизни; не только смертью, а отречением от себя таким полным, таким совершенным, что от человека остается только любовь: крестная, жертвенная, отдающая себя любовь, умиранье и смерть самому себе для того, чтобы жил Другой.

   И вот мы поклоняемся Кресту, который для нас означает все это, а также и победу Божию. И как благоговейно должны мы совершать крестное знамение, и относиться к тому, что оно значит для нас. И когда мы кладем на себя крест, мы кладем на себя знак, перед которым дрожат все темные силы, раз сразившиеся с Божьим крестом и побежденные этим крестом. Мы этого не умеем ощутить, но темные силы трепещут и отходят от креста Господня.

   Но вместе с тем, когда мы совершаем крестное знамение, мы как бы на себя берем крест Христов; мы решаемся следовать за Ним; а путь Христос нам указал: отвергнись себя, возьми крест свой и иди за Мной; чтобы никто у тебя не отнимал жизни, отдавай ее каждый день, каждый час, пока не придет время отдать ее раз и навсегда в руки Божии. И пусть вся твоя жизнь будет несением этого креста - знамения победы и готовности твоей так жить и так умирать, как умирал Господь.

   И как благоговейно должны мы совершать крестное знамение, зная, помня, что крестом мы исповедуем всю веру свою, складывая три пальца вместе, чем свидетельствуем нашу веру во Святую Троицу, и сгибая остальные два пальца, чем напоминаем самим себе, темным силам и каждому, что мы верим во Христа - и Бога, и человека, сошедшего на землю и отдавшего Свою жизнь за нас.

   Поэтому, когда будете подходить ко Кресту сегодня на прощанье - поклонитесь ему благоговейно, любовно, трепетно, но, приложившись к нему, отдавая ему поцелуй веры и поцелуй любви, примите заповедь Господню: отвергнись себя! Возьми свой крест и последуй за Мной - куда бы Я ни пошел... Аминь.

   27 сентября 1981


Святые о себе - ЖИЗНЬ ВО ХРИСТЕ (МЕМУАРЫ) 1

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

(Окончание. Начало в выпусках N2,3)

 

Возвращение из 1-й ссылки 
    Приближался конец моей Туруханской ссылки. С низовьев Енисея приходили один за другим пароходы, привозя моих многочисленных товарищей по ссылке, одновременно со мною получивших тот же срок. Наш срок кончился. И эти последние пароходы должны были отвезти нас в Красноярск.

    В одиночку и группами приходили пароходы изо дня в день. А меня не вызывали в ГПУ для получения документов. Вечером в конце августа пришел последний пароход и наутро должен был уйти. Меня не вызывали, я волновался, не зная, что было предписание задержать меня еще на год.

    Утром 20 августа я по обыкновению читал утреню, а пароход разводил пары. Первый протяжной гудок парохода... Я читаю 4-ю кафизму Псалтиря... Последние слова 31-го псалма поражают меня как гром... Я всем существом воспринимаю их как голос Божий, обращенный ко мне. Он говорит: "Вразумлю тя, и наставлю тя на путь сей, в оньже пойдещи; утвержу на тя очи Мои. Не будите яко конь и меск, имже несть разума, броздами и уздою челюсти их востягнеши, не приближающихся к тебе". И внезапно наступает глубокий покой в моей смятенной душе.

    Пароход дает третий гудок и медленно отчаливает... Я слежу за ним с тихой, радостной улыбкой, пока он не скрывается от взоров моих... "Иди, иди - ты мне не нужен..." Господь уготовил мне другой путь, не путь в грязной барже, которую ты ведешь, а светлый архиерейский путь!"

    Через три месяца, а не через год Господь повелел отпустить меня, послав мне маленькую варикозную язву голени с ярким воспалением кожи вокруг нее. Меня обязаны были отпустить в Красноярск.

    Енисей замерз в хаотическом нагромождении огромных льдин. Санный путь по нему должен был установиться только в начале января. Только один из ссыльных - эсер Чудинов - был задержан при отходе последних пароходов и должен был ехать со мною. К нему в ссылку приехала жена с десятилетней дочерью, которая внезапно умерла в Туруханске. Последнее время я постоянно замечал в церкви стоявшего у двери Чудинова, внимательно слушавшего мои проповеди.

    По Енисею возили только на нартах, но для меня крестьяне сделали крытый возок.

    Настал долгожданный день отъезда... Я должен был ехать мимо монастырской церкви, стоявшей на выезде из Туруханска, в которой я много проповедовал и иногда даже служил. У церкви меня встретил священник с крестом и большая толпа народа.

    Священник рассказал мне о необыкновенном событии. По окончании литургии в день моего отъезда вместе со старостой он потушил в церкви все свечи, но когда для проводов меня вошел в церковь, внезапно загорелась одна свеча в паникадиле, с минуту померцала - и потухла. Так проводила меня любимая мною церковь, в которой под спудом лежали мощи св. мученика Василия Мангазийского.

    Тяжкий путь по Енисею был тем светлым путем архиерейским, о котором при отходе последнего парохода предсказал мне Сам Бог словами псалма 31-го: "Вразумлю тя, и наставлю на путь сей, в оньже пойдеши; утвержу на тя очи Мои". - Буду смотреть, как ты пойдешь этим путем, а ты не рвись на пароход, как конь или мул, не имеющие разума, которых надо направлять удилами или уздою.

    Мой путь по Енисею был поистине архиерейским путем, ибо на всех тех остановках, в которых были приписные церкви и даже действующие, меня встречали колокольным звоном, и я служил молебен и проповедовал. С самых давних времен архиерея в этих местах не видели. 
 

Тетрадь III

    Только в конце 1933 года я был освобожден и приехал в Москву.

    Господу Богу было, конечно, известно, что я затеваю новый тяжко-греховный шаг, и Он предупредил меня крушением поезда, которое, к сожалению, только напугало меня, но не образумило.

    В Москве первым делом я явился в канцелярию Местоблюстителя митрополита Сергия. Его секретарь спросил меня, не хочу ли я занять одну из свободных архиерейских кафедр. Оставленный Богом и лишенный разума, я усугубил свой тяжкий грех непослушания Христову повелению "Паси овцы Моя" страшным ответом "нет".

    Несколько раньше я имел намерение вернуться в Ташкент и написал об этом митрополиту Арсению, но из ответа его понял, что он вовсе не обрадуется моему приезду.

    Еще до окончания моей архангельской ссылки я послал наркому здравоохранения Владимирскому письмо с просьбой предоставить мне возможность заняться в специальном исследовательском институте разработкой гнойной хирургии.

    На погибель себе я от митрополита Сергия отправился в Министерство здравоохранения, чтобы лично ходатайствовать об этом. Нарком Владимирский меня не принял, а направил к своему заместителю. Я спросил заместителя об организации для меня специального научно-исследовательского Института гнойной хирургии. Он очень сочувственно отнесся к моей просьбе и обещал поговорить о ней с директором Института экспериментальной медицины Федоровым, который должен скоро приехать.

    На радость диаволу и на свою погибель я очень обрадовался этому, но Бог, хранивший меня и направлявший мои пути, сохранил меня от гибели, ибо Федоров отказался предоставить епископу заведование научно-исследовательским институтом.

    Мне некуда было деваться, но на обеде у митрополита Сергия один из архиереев посоветовал мне поехать в Крым. Без всякой разумной цели я поехал в Феодосию. Там я чувствовал себя сбившимся с пути и оставленным Богом. Питался в грязной харчевне, ночевал в Доме крестьянина и, наконец, принял новое решение - вернуться в Архангельск.

    Там месяца два снова принимал больных в амбулатории. В Архангельске открывался в это время Медицинский институт, и мне предлагали кафедру хирургии. Я отказался и, немного опомнившись, уехал в Ташкент. Но оставаться в Ташкенте, мешая митрополиту Арсению, нельзя было.

    Я опустился до такой степени, что надел гражданскую одежду и в Министерстве здравоохранения получил должность консультанта при Андижанской больнице.

    Там я тоже чувствовал, что благодать Божия оставила меня. Мои операции были неудачны. Я выступил в неподходящей для священника роли лектора о злокачественных образованиях и скоро тяжело был наказан Богом. Я заболел тропической болезнью папатачи, которая осложнилась отслойкой сетчатки левого глаза. 
    Уехав в Ташкент, я получил в свое заведование маленькое отделение на 25 кроватей по гнойной хирургии, при клинической больнице. Позже это отделение было расширено до 50 кроватей.

    Скоро я узнал об операции швейцарского окулиста Гопена, которой излечивалось от 50 до 80% больных с отслойкой сетчатки. Эта операция скоро получила большое распространение во многих странах, и в Москве ее делал профессор Одинцов.

    Я оставил работу по гнойной хирургии и поехал в Москву в клинику Одинцова. Он дважды сделал мне операцию Гопена, ибо в первый раз неточно определил все места отслойки сетчатки.

    Я лежал с завязанными глазами после операции, и поздно вечером меня опять внезапно охватило страстное желание продолжать работу по гнойной хирургии. Я обдумал, как снова написать об этом наркому здравоохранения, и с этими мыслями заснул. Спасая меня, Господь Бог послал мне совершенно необыкновенный, вещий сон, который я помню с совершенной ясностью и теперь, через много лет.

    Мне приснилось, что я в маленькой пустой церкви, в которой ярко освещен только алтарь. В церкви, неподалеку от алтаря, у стены стоит рака какого-то преподобного, закрытая тяжелой деревянной крышкой. В алтаре на престоле положена широкая доска, и на ней лежит голый человеческий труп. По бокам и позади престола стоят студенты и врачи и курят папиросы, а я читаю им лекцию на трупе. Вдруг я вздрагиваю от тяжелого стука и, обернувшись, вижу, что упала крышка с раки преподобного, он сел в гробу и, повернувшись, смотрит на меня с немым укором. Я с ужасом проснулся...

    Непостижимо для меня, что и этот страшный сон не образумил меня. По выписке из клиники я вернулся в Ташкент и еще два года продолжал работу в гнойно-хирургическом отделении, работу, которая нередко была связана с необходимостью производить исследования на трупах. И не раз приходила мне мысль о недопустимости такой работы для епископа. Более двух лет еще я продолжал эту работу и не мог оторваться от нее, потому что она давала мне, одно за другим, очень важные научные открытия, и собранные в гнойном отделении наблюдения составили впоследствии важнейшую основу для написания моей книги "Очерки гнойной хирургии", за которую я получил Сталинскую премию 1 -й степени и которую теперь называют классической.

    В своих покаянных молитвах я усердно просил у Бога прощения на это двухлетнее продолжение работы по хирургии, но однажды моя молитва была остановлена голосом из неземного мира: "В этом не кайся!" И я понял, что мои "Очерки гнойной хирургии" были угодны Богу, ибо в огромной степени увеличили силу и значение моего исповедания имени Христова в разгар антирелигиозной пропаганды.

    10 февраля 1936 года скоропостижно скончался от кровоизлияния в мозг митрополит Арсений. С преосвященным Арсением у меня были самые близкие и дружеские отношения. Он любил моих детей и Софию Сергеевну и часто бывал у них. Он подарил мне две своих фотокарточки, на одной из которых написал: "Жертве за Жертву" (Фил. 2, 17), а на другой: "Тобою, брат, успокоены сердца святых" (Фи-лим. 7). Снимался и вместе со мной. Он очень внимательно слушал мои проповеди и высоко ценил их. О себе он говорил, что исполнил все, предназначенное ему от Бога, и потому ждал смерти.

    Через год, в 1937 году, начался страшный для Святой Церкви период - власти Ежова как начальника ОГПУ. Начались массовые аресты духовенства и всех других, подозреваемых во вражде к советской власти. Конечно, был арестован и я.

    Ежовский режим был поистине страшен. На допросах к арестованным применялись даже пытки. Был изобретен допрос конвейером, который дважды пришлось испытать и мне. Этот страшный конвейер продолжался непрерывно, день и ночь. Допрашивавшие чекисты сменяли друг друга, а допрашиваемому не давали спать ни днем, ни ночью.

    Я опять начал голодовку протеста и голодал много дней. Несмотря на это, меня заставляли стоять в углу, но я скоро падал от истощения. У меня начались ярко выраженные зрительные и тактильные галлюцинации, сменявшие одна другую. То мне казалось, что по комнате бегают желтые цыплята, и я ловил их. То я видел себя стоящим на краю огромной впадины, в которой был расположен целый город, ярко освещенный электрическими фонарями. Я ясно чувствовал, что под рубахой на моей спине шевелятся змеи.

    От меня неуклонно требовали признания в шпионаже, но в ответ я только просил указать, в пользу какого государства я шпионил. На это ответить, конечно, не могли. Допрос конвейером продолжался 13 суток, и не раз меня водили под водопроводный кран, из которого обливали мою голову холодной водой.

    Не видя конца этому допросу, я надумал напугать чекистов. Потребовал вызвать начальника Секретного отдела ГПУ и, когда пришел он, сказал, что подпишу все, чего они хотят, кроме разве покушения на убийство Сталина. Заявил о прекращении голодовки и просил прислать мне обед.

    Я предполагал перерезать себе височную артерию, приставив к виску нож и сильно ударив по головке его. Для остановки кровотечения нужно было бы перевязать височную артерию, что невозможно в ГПУ, и меня пришлось бы отвезти в больницу или в хирургическую клинику. Это вызвало бы большой скандал в Ташкенте.

    Очередной чекист сидел на другом конце стола. Когда принесли обед, я незаметно ощупал тупое лезвие столового ножа и убедился, что височной артерии им не перерезать.

    Тогда я вскочил и, быстро отбежав на середину комнаты, начал пилить себе горло ножом. Но и кожу разрезать не мог.

    Чекист, как кошка, бросился на меня, вырвал нож и ударил кулаком в грудь. Меня отвели в другую комнату и предложили поспать на голом столе с пачкой газет под головой, вместо подушки.

    Несмотря на пережитое тяжкое потрясение, я все-таки заснул, и не помню, долго ли я спал. Меня уже ожидал начальник Секретного отдела, чтобы я подписал сочиненную им ложь о своем шпионаже. Я только посмеялся над этим требованием.

    Потерпев фиаско со своим почти двухнедельным конвейером, меня возвратили в подвал ГПУ. Я был совершенно обессилен голодовкой и конвейером и, когда нас выпустили в уборную, упал в обморок на грязный пол. В камеру меня принесли на руках.

    На другой день меня перевезли в "Черном вороне" в центральную областную тюрьму. В ней я пробыл около восьми месяцев в очень тяжелых условиях. Большая камера наша была до отказа наполнена заключенными, которые лежали на трехэтажных нарах и на каменном полу в промежутках между ними. К параше, стоявшей у входной двери, я должен был пробираться по ночам через всю камеру между лежавшими на полу людьми, спотыкаясь и падая на них. Передачи были запрещены, и нас кормили крайне плохо.

    До сих пор помню обед на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, состоявший из большого чана горячей воды, в которой было разболтано очень немного гречневой крупы.

    Не помню, по какому поводу я попал однажды в тюремную больницу. Там, с Божией помощью, мне удалось спасти жизнь молодому жулику, тяжело больному. Я видел, что молодой тюремный врач совсем не понимает его болезни; я сам исследовал его и нашел абсцесс в легких. Мне удалось добиться согласия тюремного врача послать этого больного в клинику, в которой работал мой ученик доктор Ротенберг. Я написал ему, что и как найдет он при операции, а Ротенберг позже мне написал, что дословно подтвердилось все написанное в моем письме.

    Жизнь жулика была спасена, и долго еще после этого при наших прогулках в тюремном дворе меня громко приветствовали с третьего этажа уголовные заключенные и благодарили за спасение жизни жулика.

    К сожалению, я забыл многое пережитое в областной тюрьме. Помню только, что меня привозили на новые допросы в ГПУ и усиленно добивались признания в каком-то шпионаже. Был повторен допрос конвейером, при котором однажды проводивший его чекист заснул. Вошел начальник Секретного отдела и разбудил его. Попавший в беду чекист, прежде всегда очень вежливый со мной, стал бить меня по ногам своей собственной ногой, обутой в кожаный сапог.

    Вскоре после этого, когда я уже был измучен конвейерным допросом и сидел, низко опустив голову, я увидел, что против меня стояли три главных чекиста и наблюдали за мной. По их приказу меня повели в подвал ГПУ и здесь посадили в очень тесный карцер.

    Конвойные солдаты, переодевая меня, увидели очень большие кровоподтеки на моих ногах и спрашивали, откуда они взялись. Я ответил, что это бил меня своими сапогами какой-то чекист.

    В карцере меня мучили несколько дней в очень тяжелых условиях. Позже я узнал, что результаты моего первого допроса о шпионаже, сообщенные в Московское ГПУ, были там признаны негодными, и приказано произвести новое следствие. Видимо, этим объясняется мое долгое заключение в областной тюрьме и второй допрос конвейером.

    Хотя и это второе следствие осталось безрезультатным, меня все-таки послали в третью ссылку в Сибирь на три года.

Третья ссылка 
    Везли меня на этот раз уже не через Москву, а через Алма-Ату в Новосибирск. По дороге до Красноярска меня очень подло обокрали жулики в вагоне. На глазах всех заключенных ко мне подсел молодой жулик, сын ленинградского прокурора, и долго "заговаривал мне зубы", пока за его спиной два жулика опустошили весь мой чемодан.

    В Красноярске нас недолго продержали в какой-то пересылочной тюрьме на окраине города и оттуда отвезли в село Большая Мурта 120 верст от Красноярска.

    Там я первое время бедствовал без постоянной квартиры, но довольно скоро дали мне комнату при районной больнице и предоставили работать в ней вместе с тамошним врачом и его женой, тоже врачом. Позже они мне говорили, что я едва ходил от слабости, и они считали меня дряхлым стариком. Однако я довольно скоро окреп и развил большую хирургическую работу в Муртинской больнице.

    Из Ташкента мне прислали очень много историй болезни из гнойного отделения Ташкентской больницы, и я имел возможность, благодаря этому, написать много новых глав своей книги "Очерки гнойной хирургии".

    Неожиданно вызвали меня в Муртинское ГПУ и объявили мне, что мне разрешено ехать на два месяца в город Томск для работы в тамошней очень обширной библиотеке медицинского факультета. Можно думать, что это было результатом посланной мной просьбы дать мне возможность закончить свою работу по гнойной хирургии, очень необходимой для военно-полевой хирургии.

    В Томске я отлично устроился на квартире, которую мне предоставила одна глубоко верующая женщина. За два месяца я успел перечитать всю новейшую литературу по гнойной хирургии на немецком, французском и английском языках и сделал большие выписки из нее.

    По возвращении из Томска в Большую Мурту я вполне закончил свою большую книгу "Очерки гнойной хирургии".

    Наступила уже весна 1941 года, когда гитлеровские полчища, покончив с западными странами, вторглись в пределы СССР.

    В конце июля прилетел в Большую Мурту на самолете главный хирург Красноярского края и просил меня лететь вместе с ним в Красноярск, где я был назначен главным хирургом эвакогоспиталя 15-15.

    Этот госпиталь был расположен на трех этажах очень большого здания, прежде бывшего школой. В нем я проработал не менее двух лет, и воспоминания об этой работе остались у меня светлые и радостные. Раненые офицеры и солдаты очень любили меня. Когда я обходил палаты по утрам, меня радостно приветствовали раненые. Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранений больших суставов, излеченные мной, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами.

    Приезжавший в наш госпиталь профессор Приоров, инспектор всех эвакогоспиталей, говорил мне, что ни в одном из очень многих госпиталей, которые он объезжал, он не видел таких блестящих результатов лечения инфицированных суставов, как у меня.

    В конце войны я написал небольшую книжку "О поздних операциях при инфицированных ранениях больших суставов", которую представил на соискание Сталинской премии вместе с большой книгой "Очерки гнойной хирургии". 
    По окончании работы в эвакогоспитале 15-15 я получил за работу в нем благодарственную грамоту Западно-Сибирского Военного округа, а по окончании войны был награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг."

    Священный Синод при Местоблюстителе Патриаршего Престола митрополите Сергии приравнял мое служение по лечению раненых к доблестному архиерейскому служению и ввел меня в чин Архиепископа.

    В Красноярске я совмещал лечение раненых с архиерейским служением в Красноярской епархии, и во все воскресенья и праздничные дни ходил далеко за город в маленькую кладбищенскую церковь, так как другой церкви в Красноярске не было.

    Ходить я должен был по такой грязи, что однажды на половине дороги завяз в грязь, и должен был вернуться домой.

    Служение архиерейским чином было невозможно, так как при мне не было никого, кроме старика-священника, и я ограничивался только усердной проповедью Слова Божия.

    По окончании моей ссылки в 1943 году я возвратился в Москву и был назначен в Тамбов, в области которого до революции было 110 церквей, а я застал только две: в Тамбове и в Мичуринске.

    Имея много свободного времени, я и в Тамбове около двух лет совмещал церковное служение с работой в госпитале для раненых.

    В 1946 году получил Сталинскую премию 1-й степени за свои "Очерки гнойной хирургии" и "Поздние резекции при инфицированных ранениях больших суставов".

    В мае 1946 года я был переведен на должность Архиепископа Симферопольского и Крымского.

    Студенческая молодежь отправилась на вокзал встречать меня с букетами цветов, но встреча не удалась, так как я прилетел на самолете (26 мая 1946 г.).

  "Мемуары" были продиктованы секретарю полностью ослепшим архиепископом Лукой (Войно-Ясенецким) в 1958 г. в Симферополе. Перепечатаны с подлинника. М.П.

 

   1 Печатается по Сб. "Надежда", изд. "Посев", N3, стр. 66-138

Семья, дети - АЗБУКА ПРАВОСЛАВНОГО ВОСПИТАНИЯ 
(беседы)

Священномученик Владимир,
митрополит Киевский и Галицкий

Об авторе

    Владимир, Митрополит Киевский и Галицкий, в миру Василий Никифорович Богоявленский, родился в первый день 1848 г. в семье священника в Тамбовской губернии. Окончив семинарию и Киевскую Духовную Академию, получил звание кандидата богословия. Восемь лет преподавал в родной Тамбовской семинарии. В 1882 г. был рукоположен в сан священника Покровской церкви г. Козлова. Здесь начал ярко проявляться ею замечательный дар проповедника.

    После тяжелейшего горя - потери жены и ребенка он всего себя отдает служению Церкви, принимает иночество под именем Владимир. В 1886 г. он становится архимандритом монастыря в Козлове, затем - настоятелем Антониева монастыря в Новгороде Великом, в 1888 - викарием Новгородской епархии в сане епископа Старорусского.

    С января 1891 по октябрь 1892 г. преосвященный Владимир был епископом Самарским - во время голода и эпидемии холеры. Он образовал епархиальный комитет помощи голодающим, комитеты на местах, бесплатные столовые. Во время холерных бунтов он первый шел к народу, призывая его к молитве и благоразумию. Он безбоязненно обходил холерные бараки, служил панихиды на холерном кладбище. Когда он уезжал из Самары, народ не хотел расставаться со своим владыкой.

    В бытность затем экзархом Грузии, с возведением его сан архиепископа Карталинского и Кахетинскою, он успешно помогал сближению православных в этом перенасышенном национальными распрями и пестром по религиозным верованиям районе.

    В 1898 г. Владимир становится митрополитом Московским и членом Святейшего Синода - почти на 15 лет, а в 1912 переводится в столицу и назначается первенствуюшим членом Св. Синода. Это был сложный период ею жизни. Одни ожесточенно нападали на митрополита Владимира за его излишнее вмешательство в политическую жизнь, другие - за недостаточное использование влияния Церкви на дела общества. В 1915 г. он был переведен в Киев. Там митрополита Киевского и Галицкого застала революция.

    В январе 1918 г. Киев был взят красными войсками. Вечером 25 января (7 февраля) митрополит Владимир был схвачен и расстрелян у стен Лавры. Случайный свидетель мученической кончины митрополита рассказал, что перед смертью он помолился, а потом осенил крестом убийц своих: "Господь вас благословляет и прощает"...

    Митрополит Владимир был выдающимся проповедником своего времени. У него было все - от высоких духовных качеств до исключительных ораторских данных.

    Архиерейским соборам Русской Православной Церкви (31 марта - 4 апреля 1992 г.) митрополит Киевский и Галиикий Владимир (Богоявленский) причислен к лику святых мучеников.

О причинах дурного воспитания в наше время

"Что сотворю еще винограду Моему, и не сотворив ему?

занеже ждах, да сотворить гроздие, сотвори же терние"

(Ис. 5, 4).

    В наше время отовсюду несутся жалобы на то, что большая часть нашего юношества дурно воспитана. Сами родители нередко жалуются на неблаговоспитанность своих детей. Недостаток доброго религиозно-нравственного воспитания нашего юнейшего поколения составляет одно из величайших зол нашего времени, с которым во что бы то ни стало нужно бороться, в противном случае человечество неминуемо дойдет до окончательной гибели и нравственного разложения. Но для успешного лечения какой бы то ни было болезни первое всего нужно узнать, где эта болезнь сосредоточивается, где ее начало, причина. Вот почему и для исправления недостатков в воспитании нашего юношества необходимо прежде всего узнать, где причина этого дурного воспитания, кто виноват в нем. И в самом деле, кто виноват в дурном воспитании нашего современного юношества?

    Отвечая на поставленный вопрос кратко и прямо, необходимо сказать: родители виноваты более всего в том, что их дети дурно воспитаны. Некоторые из родителей, без сомнения, будут в этом вполне согласны со мною: но многие и очень многие из них думают и говорят, что они безукоризненно исполнили свои родительские обязанности. Так кому же вы, христианские родители, говорящие таким образом, хотите приписать причину того, что ваши дети оказываются воспитанными не так, как бы следовало?

    1) Может быть, вы хотели бы в. данном случае свалить все на Бога и Ему приписать эту вину? Но разве не для того Бог Отец еще в раю узаконил нерасторжимость брака, чтобы дать возможность родителям лучше исполнить свою обязанность по отношению к воспитанию своих детей? Не для того ли Сын Божий Иисус Христос возвысил брак на степень таинства и запечатлел его благословением Своей Церкви, дабы у вступающих в брак не было недостатка в необходимой благодати и помощи свыше при выполнении ими обязанностей брачного состояния, между которыми самая важная - именно воспитание детей? А Дух Святый не для того ли очистил и освятил души ваших детей еще во святом крещении, дабы ослабить дурные влечения их сердца и сделать его способным ко всему доброму и благому, так что вам остается только продолжать то, для чего Он Сам уже положил основание и приготовил почву, сделав се достаточно восприимчивою?

    Следовательно, вы не можете роптать на Бога, если ваши дети не таковы, какими они должны быть. Напротив, вам оказаны высочайшая помощь и всевозможное содействие, чтобы облегчить вам воспитание ваших детей. Вот почему, как некогда вопрошал Он израильский народ, так может Он с таким же правом спросить и всех христианских родителей: что сотворю еще винограду моему, именно христианскому семейству, и не сотворил ему? Занеже ждах, да сотворит гроздие, сотвори же терние, т.е. Я ожидал, что он принесет ягоду (добрых детей), почему же он принес терние, т. е. дурных детей?

    2) Но, может быть, в дурном воспитании ваших детей виноваты пастыри и учители, призванные вместе с вами на это дело? Здесь я отвечу вам словами древнего, не христианского учителя (Квинтиллиана): "Дети не из школы впервые выносят дурные привычки, но они приносят их с собою в школу. Они перенимают их обыкновенно у своих родителей, которые подают им дурной пример. Здесь они видят и слышат ежедневно такие веши, с которыми они в продолжении всей своей жизни не должны бы быть знакомы. Все это обращается у них в привычку, а потом и во вторую природу, и злосчастные малютки становятся порочными прежде, чем они начинают знать, что такое - норов".

    Так рассуждает языческий мудрец. К сожалению, эти слова его приложимы и к нашему времени. Очень многие из детей являются в школу уже совсем испорченными и приносят с собою разного рода пороки и дурные наклонности, как-то: ложь, обман, самолюбие, строптивость, упорство и тому подобные привычки, нажитые ими в домах родителей или в уличном товариществе.

    Пока ученик попадет в руки учителя, он уже настолько успевает огрубеть, что учителю нужно быть слишком большим мастером в деле величайшего и труднейшего из искусств - в искусстве воспитания детей, чтобы достигнуть каких-либо благих целей.

    В столь непродолжительное время, в течение коего дети находятся под руководством и надзором воспитателей или учителей, почти невозможно или до чрезвычайности трудно исправить то, что испорчено ранее. К этому нужно присовокупить еще то обстоятель ство, что некоторые родители не хотят идти рука об руку с учителями и нередко противодействуют им и детей своих дома разубеждают в том, в чем успели убедить их школа и Церковь. Но об этом подробнее мы будем говорить после.

    3) Но, может быть, вы желали бы указать причину неблаговоспитанности детей в них самих? Нет спору, что сердце человека, а следовательно, и дитяти, испорченное наследственным первородным грехом, с самого рождения его, склонно более ко злу, чем к добру. Но однако дитя, по учению нашей православной церкви, не настолько испорчено, чтобы оно совсем не было восприимчиво для добра и чтобы его нельзя было благоразумным воспитанием с самого раннего возраста направить к добродетели. Напротив, сердце дитяти, как говорит один из св. отцов, подобно мягкому воску, на котором так же легко может запечатлеваться образ Бога, как и образ сатаны. Какой именно образ получат они, это, без сомнения, зависит от тех, которые кладут свою печать, а кладут ее не кто иной, как родители, передающие своим детям свое тело и свою душу.

    Но есть, скажешь ты, такие дети, которые от природы настолько наклонны бывают ко злу, что при самом умелом и бдительном воспитании их остаются неисправимыми. Совершенно справедливо, что некоторые дети появляются на свет с весьма дурными наклонностями от природы. Но откуда, спрошу я это зло, с которым дети появляются на свет! Многие из них, без сомнения, наследуют его от своих же отцов и матерей; они, так сказать, всасывают его в себя .вместе с молоком матерей. А если так. то свободны ли и в этом случае родители от вины и не следует ли повторить того, что уже сказано выше: ни одно дитя не появляется на свет настолько дурным и испорченным, чтобы его совсем нельзя было направить к  добру, только бы .были приложены к делу воспитания надлежащее старание и умение Вместе с одним из древних мудрецов (Плутархом) я должен сказать: "Как ни груба и невосприимчива бывает от природы почва земли, однако при тщательном и заботливом уходе за нею и она со временем делается способною приносить обильные плоды". Если человек может достигать изумительных успехов в деле укрощения диких неразумных зверей, то почему же для тебя, христианский отец, и для тебя, христианская мать невозможно воспитать и обуздать твоего от природы хотя также дикого и необузданного, но одаренного.

    Но ты, может быть, скажешь: "Мои дети были не вполне честными, воспитанными и благонравными, но на улице и в школе они сходятся с испорченными и безнравственными детьми, под влиянием которых они грубеют, портятся и перенимают разные шалости и пороки"? Не говоря уже о пристрастии, с каким естественно каждому родителю по чувству чрезмерной любви к своим детям относиться при оценке их достоинств и качеств, я спрошу тебя, христианский отец: не твоя ли священная обязанность со всею строгостью следить за тем, чтобы дети твои не имели общения с дурными товарищами, от которых они могут портиться и развращаться? Или ты не знаешь того горя, которое Господь изрекает через пророка Иезекииля (34. 1, 9) на тех пастырей, которые не радят о рассеявшемся стаде и не защищают его от хищных зверей? Итак, видите, христианские родители, что и ссылкою на дурное товарищество вам нельзя извинять себя в недостатках доброго воспитания детей ваших.

    Посмотрим теперь, не заключается ли причина неблагонравия и нравственной испорченности нашего юношества, главным образом, в испорченности духа нашего времени? Многие из родителей так действительно и думают, говоря: "Да времена-то наши стали далеко не таковы, как прежде. Прежде, когда мы были молодыми, все было совсем другое, тогда и родители имели более весу и пользовались большим доверием и почтением". Нельзя не согласиться, что в этом есть значительная доля правды. К сожалению, настоящее время действительно таково, и господствующий дух нашего времени есть дух какого-то противления, произвола и самочиния.

    Ни власть родительская, ни власть церковная, ни власть гражданская - ничто не сохранило у нас своей обязательной силы и значения. Утрачен авторитет старших, родителей и светского начальства, подорвано доверие к пастырям и учителям. Что этот недобрый дух времени производит свое растлевающее влияние преимущественно на детей и на подрастающее поколение, это - факт очевидный и не подлежащий ни малейшему сомнению. Но следует ли родителям поэтому слагать с себя всякую вину в дурном воспитании детей своих? Ужели нет никакого средства идти против этого духа времени и отстранять от детей его гибельное влияние? И не в этом ли собственно и состоит задача домашнего воспитания?

    Конечно, если родители, особенно отцы, сами думают, что нельзя плыть против течения, то, понятно, они не могут предохранить от вредного его влияния и детей своих. Если отец сам увлечен новомодным просвещением и так называемым "прогрессом", если он сам нерадиво относится к своим религиозным обязанностям, сам редко посещает храм Божий, сам дозволяет себе легкомысленно и с насмешкою говорить о религиозных предметах при своих детях, то может ли он ожидать от них почтения и уважения себе? Ибо, если родители не почитают Бога и Его Церковь, то каким образом дети могут питать страх и уважение к своему отцу и к своей матери? Или, если родители при детях дозволяют себе дурно говорить о духовной и светской власти и их распоряжениях, тогда и дети, естественно, потеряют уважение к родительской власти.

   Вот почему, если хотите вы, христианские родители, чтобы растлевающий дух времени не касался ваших детей, то искореняйте его сначала сами в себе, держитесь крепко той доброй нравственности, которую содержат христианство и православная церковь Христова.

   Итак, видите, братие, что большая часть вины в неблаговоспитанности детей ваших ложится на вас самих, и вы не можете сваливать эту вину ни на Бога, ни на учителей и законоучителей, ни на самих детей, ни, наконец, на дурной дух времени.

    Таким образом, мы открыли, нашли главную причину зла, его истинный источник. А узнавши причину несчастия, легче и проще бороться с ним. Благоразумные родители! Если вы искренно осознали это, если проникнулись убеждением, что дети ваши недостаточно благонравны, послушны и безукоризненны по вашей, главным образом, вине, то от вас зависит и предотвратить тяжелое несчастие нашего времени. Покайтесь пред Богом в своей вине и в глубоком раскаянии примите решимость лучше исполнять вашу обязанность по воспитанию детей и, насколько возможно, восполнить то, что опускали доселе. Да поможет вам Бог в этом намерении и да благословит ваши труды в этом благом и спасительном направлении.

О необходимости воспитания, его сущности и начале

"Сляцы выю сына в юности его

 и сокруши ребра его, дондеже млад есть:

 да не когда ожестев не покорит ти ся"

(Сир. 30, 12).

    Лучшее наследство, которое могут родители дать своим детям, есть доброе воспитание. Оно имеет гораздо большую ценность, чем все богатства и блага земные. Эту истину хороню сознавал еще древний мудрец Плутарх и в своей книге о воспитании высказал ее следующими словами: "Ничего нет выше доброго воспитания детей: оно должно быть началом, срединою и концом всех родительских забот. Все блага этой земли обманчивы и случайны, а доброе воспитание есть постоянное, прочное божественное благо". Каким же образом возможно доставить детям это высшее благо и достичь цели хорошего воспитания?

    Мы уже знаем, что родители главным образом ответственны за воспитание своих детей и вину за дурное воспитание их никому не могут приписывать, кроме себя; а теперь скажем о том: а) нужно ли воспитание, б) когда его должно начинать и в) в чем оно должно состоять.

    а)В половине восемнадцатого столетия во Франции явился ученый именем Руссо, который измыслил такое учение о воспитании детей, которое причинило очень много существенного вреда целым тысячам несчастных детей. Он учил именно, что дитя появляется на свет совершенно добрым и ничуть не испорченным. Поэтому стоит только дитя предоставить самому себе, и оно непременно останется цельным, неповрежденным, добрым. Воспитание не только не необходимо, но даже вредно. Когда дитя подвергается воздействию на него воспитателей, родителей и учителей, то оно чрез это становится хуже, портится. Только чрез воспитание, говорит Руссо, привходят все дурные наклонности и страсти в совершенно невинную и неиспорченную натуру дитяти. Как ложно и превратно такое учение, в этом убеждает нас и опыт, и божественное Откровение. Руссо, а с ним и многие другие вольнодумные, неверующие педагоги говорят, что дитя от природы неиспорченно.

    Но ежедневный опыт решительно ниспровергает такой взгляд и учит нас совершенно противному. Из этого опыта мы видим, что совершенно маленькие, еще грудные дети, которые никем не могли еще быть испорчены, имеют уже своп значительные недостатки и дурные качества. И они уже бывают иногда и самолюбивы, и упорны, и капризны. и вспыльчивы, и раздражительны. Есть дети, которые от природы имеют наклонности к лености, другие ко лжи и обману, одни к изнеженности и чувственности, а другие к лакомству и воровству.

    Но что можно усматривать таким образом из ежедневного опыта, это подтверждает и божественное Откровение. Именно последнее учит нас, что дитя появляется на свет зараженным наследственным грехом и что чрез этот наследственный грех природа дитяти испорчена и склонна более ко злу, чем к добру. Следовательно, эту наклонность ко греху и злу дитя имеет в себе самом, а не извне получает ее. Правда, то же христианское Откровение учит нас и тому, что душа дитяти очищается от первородного, наследственного греха и освящается во св. крещении; но ослабляемая в этом крещении наклонность ко греху отнюдь, однако, не уничтожается и не искореняется совершенно.

    Итак, и опыт, и Откровение учат нас, что дитя появляется на свет не с совсем доброю и неповрежденною природою, но с испорченною, предрасположенною ко злу. А отсюда следует, что дитя не должно оставаться без воспитания: напротив, чтобы из него вышло нравственное и добродетельное существо, оно непременно должно подвергаться доброму воздействию на него со стороны воспитателей. Греховную наклонность дитяти необходимо подавлять и направлять к добру. Если дитя предоставить самому себе, то в нем станет развиваться не доброе, более слабое начало, но более сильное, злое, подобно тому, как и во внешней физической природе, коль скоро она предоставляется самой себе, произрастает не пшеница, а плевелы, терния и волчцы.

    б) Таким образом, воспитание дитяти необходимо. А если оно необходимо, то когда, с какого времени, с какого возраста нужно начинать воспитание дитяти? И на этот вопрос дают нам правильный ответ и опыт, и божественное Откровение. Оба они говорят, что воспитание должно быть начинаемо с самой ранней юности. Уже взгляд на природу убеждает нас в истинности этого положения. Если кто-либо посадил деревцо и желает, чтобы оно выросло прямым, то он должен на самых первых порах привязать его к тычинке и тщательно ухаживать за ним: он должен предохранять его от зловредного действия гадов и червей, обрезать дикие побеги и, пока оно еще молодо, давать ему правильное направление.

    Почему и сложилась у нас пословица: гни дерево, пока оно гнется, т.е. пока оно еще молодо. Если садовник хочет держать свой сад в порядке и чистоте, то он с самого начала должен очистить его от дикой, сорной травы: в противном случае, т. е. если запустить ее и дождаться, когда она разрастется по всему саду, то он уже не в силах будет преодолеть ее. Так именно следует поступать и в отношении дитяти.

    Дитя - это молоденькое деревцо, а родители - это Богом назначенные садовники этого юного человеческого растения. Они должны тщательно ухаживать за ним с самого начала, они должны очищать его от скверны греха, от злых наклонностей и страстей; они должны обсекать дикие отростки самолюбия, упорства и капризов; они, наконец, должны давать ему правильное направление и с самого раннего возраста преклонять его под и иго христианского послушания и дисциплины.

    Сердце дитяти - это сад, а родители - садовники, поставленные от Бога, и сад сердца своих детей они должны с самого раннего возраста их очищать от плевел и сорной травы. Если они запустят зло в сердцах детей своих, то они не в состоянии будут очистить их от сора.

    Чему, таким образом, учит нас опыт и природа, это влагается в сердце родителей и Откровением. Суть ли ти чада, – увещевает мудрый Сирах, накажи я, и преклони от юности выю их. И в другом месте: сляцы выю сына твоего в юности ею, дондеже млад есть: да не когда ожестев не покорит ти ся (7, 25, 30, 12). Итак, видишь ли ты, христианский родитель, откуда происходит то. что твои взрослые дети отказывают тебе в послушании и покорности? Это происходит оттого, что ты не нагибал их выи, когда они были еще юны; это происходит оттого, что ты не приучил их к строгому послушанию в то время, когда они были еще маленькими детьми. Послушай, что говорит об этом родителям св. Иоанн Златоуст: "Не сам ли ты причиняешь себе скорбь необузданностью твоего сына? Ты должен бы тщательно обуздывать его, приучать его к порядку, к аккуратному исполнению своих обязанностей и врачевать болезни его души, когда он был еще молод и когда это сделать было гораздо легче. Когда поле его сердца еще легко было обрабатывать, тогда еще нужно было тебе выдергивать эти плевелы, тогда, когда они не успели еще пустить глубокого корня; в таком случае и страсти детей не усилились бы настолько, что нельзя уже погасить их".

    Есть немало таких родителей, которые думают, что воспитание начинается только с тех пор, как дети вступают в школу. В каком заблуждении находятся такие родители, это видно из следующих выражений мудрецов древнего и нового времени. Один глубокий мыслитель нашего времени утверждает, что воспитание оканчивается уже на десятом году, а другой великий мудрец мира говорит: "Человек обыкновенно на всю жизнь свою остается таким, каким он был в продолжении шести лет па недрах своей матери".

    Еще другой говорит: "Дитя, заслуживающее побои после четырехлетнего своего возраста, уже обнаруживает худое воспитание". Снова другой из современных нам знаменитейших мыслителей говорит, что с жизнью ребенка должно начинаться и его воспитание. И он, конечно, совершенно прав, ибо не может быть безразличным, будет ли мать дитяти в том периоде, когда жизнь ее так тесно связана бывает с его жизнью, жить благочестиво и богобоязненно или же легкомысленно и нечестиво, так как ее доброе или дурное душевное состояние легко может сообщаться и плоду ее тела. По крайней мере, не даром же говорят о нравственных недостатках и пороках, которые дети унаследовали от своих родителей или всосали в себя с молоком своей матери.

    Итак, христианские родители, неоспоримо то, что воспитание детей нужно начинать с самого раннего их возраста: с появления дитяти на свет, даже более, с жизнью его - должно начинаться и его воспитание.

    в) Теперь остается нам решить еще вопрос о том, в чем должно состоять воспитание, т. е. какие свойства и качества нужно развивать в дитяти при его воспитании. Ответ на этот вопрос таков: в воспитываемом ребенке должно быть искореняемо все дурное и насаждаемо все доброе. В сердце дитяти должно быть подавляемо все дурное. Однако немало есть родителей, которые нисколько не заботятся о подавлении некоторых недостатков и дурных качеств в своих малютках, которые иногда даже радуются и забавляются, когда ребенок капризничает, обнаруживает самолюбие, упорство, когда дозволяет он себе какую-нибудь ложь, обман и т. п. Они думают, что таковы бывают и все дети, с которых ничего еще нельзя взыскивать по их глупости, но с годами, когда они подрастут и станут смышленнее, тогда-де они свободны будут от этих недостатков, тогда-де можно будет и относиться к ним с большею строгостью и требовательностью. Великая это ошибка и непоправимое заблуждение! Нет, эти шалости и недуги никогда не проходят сами собой.

    Напротив, они растут вместе с самим ребенком и укореняются все более и более, если им не противодействуют с самого начала, подобно тому, как и сорная трава на поле, если не выпалывается на первых порах, разрастается и пускает все более и более глубокие корни. Эта истина ясно сознавалась и у язычников. Так, например, говорит мудрый Сенека: "Легко исправлять те сердца, которые еще очень нежны и мягки, но очень трудно искоренять пороки, которые выросли вместе с нами". Точно так же говорил и Плутарх: "Проступки юноши бывают уже слишком велики и нередко мало исправимы". Таким образом, необходимо искоренять все дурное в детях на самых первых порах их жизни. В противном случае плевелы греха настолько разрастутся и усилятся в сердцах их, что впоследствии невозможно будет с ними справиться.

    Но воспитание должно состоять не в том только, чтобы искоренять в сердце ребенка все дурное; нет, внимание воспитателей должно быть направляемо и на то, чтобы приучать и упражнять их в добре. В каких добродетелях нужно, главным образом, упражнять детей, об этом обстоятельнее мы будем говорить в следующих беседах.

    Основание, почему мы так рано должны приучать детей к упражнению в добродетели, указывает нам само Священное Писание. Если юноша избрал путь свой, то он не уклонится от него, говорит Сирах, и во дни старости, т.е., если человек еще во дни своей юности вступил на путь добродетели, то он твердо будет стоять на нем и в старости. Подобную истину выражает и народная пословица: "К чему в юности привык, то в старости сделал".

    Не забывайте же, христианские родители, как необходимо вам насколько можно раньше начинать дело воспитания ваших детей, и пусть те из вас, у которых есть еще и сейчас малютки, постараются осуществить это на деле. Да, не пропускайте вашим вниманием ничего дурного в ваших детях, как бы малы они ни были, - ни своеволия, самомнительности и упрямства, ни лжи и обмана, ни проявлений наклонности к лени, изнеженности и лакомству. Не считайте ничтожными даже малейшие проступки детей ваших, но помните, что эти проступки растут вместе с ростом самих детей. Насаждайте и возвращайте все доброе в сердцах их. Приучайте их с самого раннего возраста к благоговению пред Богом и молитве, к послушанию и аккуратности, к справедливости и откровенности, к терпению и самоотвержению. И будьте уверены, что ваши дети, совершая добро сначала бессознательно, впоследствии, в зрелом возрасте, будут сознательно продолжать то, в чем упражнялись они в детстве только по привычке.

О воспитании благочестия, или набожности

Из уст младенец и и ссущих совершил еси хвалу

(Пс.8.3).

    Возлюбленные слушатели! Мы уже знаем, что дети с самого раннего возраста нуждаются в воспитании и главная задача его состоит в искоренении всего дурного и насаждении всего хорошего. Посмотрим теперь с христианской точки зрения и подробнее уясним, с какими именно пороками и недостатками детей мы должны особенно бороться и к каким добродетелям приучать их. По выражению Сираха, начало премудрости есть страх Божий (1, 16); поэтому первая добродетель, которую родителям нужно как можно раньше насаждать в сердцах детей своих, есть страх Божий, благочестие, набожность.

    Но почему родители, особенно матери, должны воспитывать детей своих в благочестии н страхе Божием? Потому, отвечу я, что только тогда от взрослого человека можно ожидать благочестия и набожности, когда фундамент, основание этого благочестия заложено в его сердце еще в детстве, когда он с самого раннего возраста приучен был к молитвенным и благочестивым упражнениям.

    Религиозные наставления и впечатления, которые дитя получает от своей матери в самом нежном возрасте, которые он, так сказать, всасывает в себя вместе с молоком матери, остаются обыкновенно на целую жизнь. Если же такое дитя впоследствии, обуреваемое страстями и соблазняемое дурными примерами, и сбивается иногда с истинного пути, то в большинстве случаев оно гораздо легче снова возвращается на него, чем то, которое осталось без первоначального религиозного воспитания.

    В детях, воспитанных в христианском благочестии и набожности, но впоследствии развратившихся нравственно, очень часто с необыкновенною силою вдруг пробуждается воспоминание о невинной поре их детства. Они снова припоминают себе те детские, простые молитвы, которым они научились из уст их - быть может, давно уже покоящейся в могиле - матери, те простые уроки, увещания и наставления, которые они слышали еще на недрах своей матери. И воспоминание об этих счастливых днях детства нередко снова отвращает от греха и порока и обращает к недрам Небесного Отца. Отсюда ясно видно, какое величайшее для детей счастье, если они имеют благочестивую мать, с самого раннего возраста знакомящую их с верою и благочестием. От матери, а не от законоучителей и учителей, дитя впервые должно получить религиозное наставление; у матери, а не в школе, впервые оно должно научиться ежедневно молитвам православного христианина. Так по крайней мере было во все времена в истинно благочестивых семействах.

    Как только дети начинали обнаруживать смысл и понимание, говорит св. Иоанн Златоуст, родители спешили наставлять их в апостольском исповедании веры, в молитвах, песнопениях и некоторых богослужебных обрядах. Тот же самый святый Златоуст дает такое наставление матерям: "Учите вы, матери, ваших малюток изображать рукою крестное знамение прежде, чем они сами в состоянии будут это делать; напечатлевайте это знамение на челе их вашими собственными руками". А святый Иероним пишет к одной вдове (Лидии): "Радость матери-христианки должна состоять в том, чтобы научить свое дитя произносить сладчайшее имя Иисуса в то время, когда и голос его слаб, и язык еще нем". Святый Августин говорит, наконец, что он, будучи еще малюткою, много наслушался о вечной жизни от своей благочестивой матери Моники.

    Но если на основании всего сказанного родители, особенно же матери, ближе всегда стоящие к воспитанию детей в первые годы их жизни, должны воспитывать своих детей в благочестии и набожности, то каким образом, вы спросите, нужно делать это, как достигнуть того, чтобы дети с детского же возраста делались благочестивыми, или, как теперь говорят, верующими?

    Этого можно достигать двояким способом: во-первых, тем, чтобы родители, особенно матери, знакомили своих детей с самого раннего возраста с основными истинами нашей веры. А этого всякая мать может достигать посредством простых, сердечных бесед со своими детьми о религиозных предметах. Пусть она чаще говорит им об Отце Небесном, Который так любит детей Своих и так много делает им добра. Пусть мать рассказывает своим малюткам о первых людях в раю, о том, как хорошо им жилось гам, пока они во всем слушались Бога и были чисты, невинны и благочестивы, и о том, что на небе у Отца Небесного нам будет еще лучше, если только мы во всем будем слушаться Бога и родителей. Пусть она, дальше, рассказывает им о том, как Адам и Ева согрешили и чрез это сделали несчастными как самих себя, так и всех людей, как любвеобильный Отец Небесный послал Своего Сына Иисуса Христа - снова указать и открыть людям путь к небу, который Бог закрыл от них после греха прародителей. Пусть она рассказывает им о Рождестве Христове, о благочестивых пастырях Вифлеемских, о трех волхвах, о злом царе Ироде и о невинных младенцах, которых избил он, о двенадцатилетнем Иисусе во храме, о Его скромной жизни в Назарете, равно как о Его страданиях и смерти на кресте. Пусть рассказывает благочестивая мать своим малюткам о жизни Пресвятой Девы Марии, об ангеле-хранителе, который так любит добрых детей. Равным образом пусть разумная христианская мать пользуется различными праздниками, чтобы наставлять своих малюток в важнейших истинах нашей св. религии.

    В большинстве христианских домов имеются некоторые священные картины. Хорошо делать употребление из этих картин для христианского наставления малюток, рассказывая им, кто такой этот Распятый на кресте, и объясняя им содержание картин. Хорошо также нечто рассказывать им и о святых лицах, изображенных на этих картинах. Таковым и подобным образом благочестивая мать должна наставлять своих детей в основных истинах христианства прежде, чем они поступят в школу.

    Все это - во-первых; а во-вторых, детей нужно не обучать только истинам религии, но и упражнять с самых ранних нор в делах благочестия и молитв. Этой цели родители достигают тогда, когда они детей, наученных обыкновенным молитвам и благочестивым обрядам православного христианина, заставляют и ежедневно молиться вместе с собою, и принимать участие в доступных для детей обрядах. Как на такие молитвы и обряды я должен указать па крестное знамение, на посещение храма Божия и общественных служб, на усвоение кратких главнейших молитв, как. например: "Отче Наш", "Царю Небесный", "Пресвятая Троица", молитва утренняя, молитва вечерняя, молитва ангелу-хранителю, "Богородице Дево, радуйся". Эти молитвы дети не только должны знать наизусть до вступления их в школу, но и читать их ежедневно за утреннею и вечернею молитвами.

    Особенно важно для детей, чтобы они с самых ранних пор приобретали навыки к совершению ежедневных молитв утром и вечером. Если таким образом дети еще до вступления в школу бывают приучены к молитве и к благочестивым упражнениям, то всегда можно надеяться, что они останутся набожными и охотно будут молиться и впоследствии, когда придут в возраст, и никогда не будут стыдиться и при других исполнять свои религиозные обязанности.

    Но, может быть, многие из вас, братие, возразят мне, указав на то, что дитя не может еще понимать всех этих молитв. Вполне, конечно, оно не будет понимать содержания каждой из этих молитв; но это и не необходимо. Столько, сколько нужно бывает понимать для того, чтобы благочестиво молиться, может уже и малое дитя. Если оно не может еще составить себе ясного понятия о Боге, то по крайней мере у него есть чувство о Нем. Оно чувствует, что есть Высочайшее Существо, которое нас любит и Которое мы должны также любить, и, когда дитя произносит слова молитвы, то оно думает, как и всякий взрослый, о Боге и к Нему возвышает свою душу. И такая молитва из детски-благочестивых сердец, без сомнения, гораздо приятнее Богу, чем молитва ученого. который весьма ясно понимает каждое слово молитвы, произносимой его устами, но при этом холоден и рассеян. Как приятна Богу детская молитва, это Он сам высказал чрез псалмопевца, когда он сказал: Из уст младенец и ссущих совершил еси хвалу.

    Но, чтобы мать в состоянии была хорошо исполнить свою обязанность в отношении нравственно-религиозного воспитания своих малюток, для этого она сама должна быть истинною христианкою, набожною и благочестивою особою. Если мать сама не имеет духа благочестия, если она сама мало находит радости и удовольствия в молитве и религиозных упражнениях, тогда она, конечно, не может воспитать в благочестии и детей своих.

    Дитя только тогда может приобрести благочестивое настроение и научиться благоговейной молитве, когда оно видит такое настроение и в своей матери, когда и ее самое видит благоговейно молящуюся. Наконец, дети, как известно, очень любознательны и всегда спрашивают о том, что им неясно или непонятно. Любящая мать никогда не затруднится тут и найдет, что и как объяснить детям. Тем более при усвоении молитв благочестивое искреннее чувство матери не изменит ей и подскажет, что детям можно из усвояемых молитв объяснить, рассказать, так или иначе удовлетворить их любознательность.

    Итак, вы слышали теперь, братие, почему так важно, чтобы дети с самых ранних пор были воспитываемы в благочестии, слышали далее, почему родители, особенно матери, должны наставлять своих детей в вере и приучать их к молитве прежде, чем они поступят в школу. Поэтому к вам теперь, матери-христианки, мое пастырское слово. Напечатлейте поглубже это слово в сердцах ваших. Не стесняйтесь малым возрастом детей ваших. Начинайте как можно раньше учить их молитвам и основным истинам нашей веры. Приучайте их и словом и примером благоговейно молиться. Верьте, что церковь и школа, законоучители и учители впоследствии напрасно будут употреблять усилие - сделать ваших детей благочестивыми и богобоязненными христианами, если вы сами не положите к тому основания прежде, чем сами дети вступят в школу. Да, воспитывайте ваших детей в вере, благочестии и страхе Божием - и вы вправе будете тогда надеяться увидеть в них радость. Ибо, если ваши дети будут благочестивы и богобоязненны, тогда они будут кротки, послушны и благодарны вам; если научите их исполнять честно обязанности в отношении к Богу, они будут исполнять их и по отношению к вам.

    Подготовив детей для Бога и Неба, вы найдете в них радость и утешение и здесь, - на земле. Аминь.


(Продолжение в 5-м номере)

 

Страницы истории - ГОРОД В ОГНЕ
(Окончание. Начало в выпуске N3.)

Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской)

 

"...Жена же, которую ты видел, есть великий город, царствуюгций над

земными царями... Бог воспомянул неправды ее..."

Откр. XVII, 18; XVII I, 5.

    ...Через приходивших в наш храм обитателей лагерей и верующих переводчиков (которые иногда сами обращались за религиозной литературой), даже простой почтой, мы могли достигать Словом Божьим русских людей и в лагерях, и даже на родине... Тысячи писем, иногда коллективных и подчас удивительно трогательных, мне засвидетельствовали о вере народа, о его жажде духовной...

    Этот драгоценный архив после обыска, произведенного у меня в начале 1943 года, частью был захвачен гестапо с моим миссионерским складом, а частью сгорел в моей квартире на Регенсбургер штрассе 10-А... Несколько писем того времени как-то сохранились у меня, Это "человеческие документы". Вот письмо трех неизвестных девушек, написавших мне из лагеря Галле. Не знаю, как они узнали о том, что у меня сгорела квартира. Кто-то, очевидно, из Берлина им написал о6 этом, и вот они решили мне, неизвестному священнику, написать сочувственное письмо... Милосердная отзывчивость русской души!

    "Отцу архимандриту Иоанну Шаховскому!!! Мир Божий Вам Высокочтимый о. архимандрит Иоанн Ш. от девушек: Кати, Веры, Саши. Мы работаем в городе Галле на фабрике Краузе, работаем уже здесь второй год, живем, слава Богу, неплохо. И вот мы, девушки, услышав о постигшем Вас несчастье, решили написать это письмо, в котором сочувствуем Вам и Вашей потере, потому-то мы также много утеряли, а поэтому еще раз сердечно Вам сочувствуем и просим Вас принять нашу общую, но небольшую помощь. Ибо положение нашей жизни в чужом краю, мы думаем, Вам известно. Живем мы в общем лагере, где находится 31 девушка, работа не тяжелая, кушать дают неплохо, денег получаем в среднем за месяц 18 марок. Но одно плохо, что не все девушки хотят понять правильный путь, по которому должен идти весь народ. Но, несмотря на этих девушек, в нас есть большой сдвиг. Многие девушки, хотя не совсем, а все же исполняют заповеди Господни. В сдвиге, который произошел между нами, помогли нам святые книги: Библия, Евангелие, Катехизис, которые нам удалось достать, благодаря Вашей заботе о распространении святых книг, а также Виктору Адриановичу, который помог нам достать еще некоторые поучительные книги. На этом разрешите окончить это краткое письмецо... Желаем Вам всего наилучшего от Господа Бога, прожить в добром здравии и благополучии всю свою дальнейшую жизнь.

С миром к Вам девушки: Катя, Вера и Саша."

  

    К письму приложена была ассигнация в 20 марок - более трети месячного оклада всех трех девушек.

    Сохранилось у меня краткое письмо от 1944 года девушки, ходившей в наш храм, заболевшей от истощения и вскоре умершей... Как сейчас вижу ее прозрачное лицо и кроткие добрые глаза: "Дорогой отец Иоанн. Молитесь обо мне грешной и недостойной. Верьте, что Ваши слова и наставления принесут большие плоды. Очень сожалею, что не могу их больше слушать... Да укрепит и поддержит Вас Господь Бог наш и даст Вам силу бороться с врагом. Вера".

    А вот письмо юноши-"остовца", полученное летом 1944 года: "...C большой радостью получил от Вас известие о скором ходатайстве пред Всевышним об упокоении души моей любимой матери р. Б. Феклы. И мою душу наполнила радость, что Вы не забыли и обо мне, осенив меня благословением Божиим. Глубоко тронут Вашим быстрым вниманием и высылкой нужной для души книги. Как радостно знать и все больше видеть, что Господь не оставил нас и в час сей жестокий, а с любовью сокрыл нас от бушующего мира сего в великих сокровищах духовной жизни и вселил в нас терпение и любовь. Все земное в огне изнемогает и безумствует. Но мы ограждены от сего. И эта, кажется, незаметная в делах мира сего частица остается единственным источником света и жизни.

    Как было мрачно, пустынно и хаотично, если бы не светил этот Свет всеобъемлющей Любви! Сколько было за последнее тысячелетие различных идей и наук! Сколько было теорий и кровопролитных изысканий ума! И всякая идея сходила с арены кроваво или реже заменялась другой. Но ни одна из них, из этих человеческих изысканий ума, не была и не осталась вечной и такой чистой и полной, как учение Христа. Все эти изыскания и плоды ума дали иное направление к внешнему, материальному миру. Ибо люди пошли другой дорогой, дорогой исследования временного, мертвого, материи, тем самым отяготив себя и свою душу лишним бременем бесконечно-ненасытного пытливого ума. И весь этот плод пытливого ума (тоже материи) послужил страданиям, разорениям и бедствиям. Особенно в СССР была ужасной эта борьба. Весь их плод ума горит, безумствует и низвергается в пропасть. Но Христос осеняет и дает дивную силу света и любви познавшим Его. И вот в это время из глубины хранилищ исходит величавое, спокойное, зрелое и поучительное слово Вечного. Как богаты и чудесны эти хранилища истинного Света, Добра и Любви! Но, чтобы видеть богатства их, нужна способность воспринимать Свет великой Любви, совершившейся для нас. Как радостно, как Вы, о. Архимандрит, стоять на страже такого хранилища!.. Все мирское неизмеримо, громоздко и непостижимо. Лишь только в тиши, в готовности служению и внутренней гармонии можно познать и получить истинную Жизнь и Радость. Я еще очень молод, мне будет в сентябре 21 год. Я окончил 9 классов советской средней школы. В эти годы обычно начинают сильно бить молодые силы, велико стремление насытить вопросы ищущего, пытливого и легко сомневающегося молодого ума... С юности был я среди людей в рвении сделать добро, но заблуждался, грешил и вновь искал. Мирские идеи служили тогда мне тоже идеалами... Первые плодообильные семена упали еще в детстве на мою открытую душу через мою маму р. Б. Феклу, и дали всходы. И это есть для меня наша Вечная Православная Апостольская Церковь во истинном служении Господу. Православие есть самая великая духовная сила русского народа. И служение этому Вечному есть лучшее призвание..." Это все писал юноша, только что прибывший из Советского Союза, родившийся после революции.

    Вот еще одно из уцелевших свидетельств веры и любви Христовой в русских людях - открытка из далекой германской провинции: "Слава Богу, Иисусу Христу. Дорогой отец, сообщаю я Вам, что получила я высланные эти книжечки и иконочки, за которые Вам, дорогой Отец, и целой душой благодарю, что Вы исполнили мою просьбу. Я очень порадовалась, как получила эти Божественные слова и иконочки, они теперь мне только и сердце успокоят, бо я теперь из дому писем не получаю от родителей, так и ничего о них не знаю, хотя и имею отца и мать, но осталась сиротою, бо их не вижу и их слов не слышу. Итак, еще раз Вас сердечно благодарю, дорогой и милый отец архимандрит Иоанн, и я остаюсь любящая Вас, хотя я лично Вас не видела, но сердцем очень полюбила".

    А вот от лагерницы - девушки Вали, привезенной из деревни с Украины: "...Я ще раз просю вас, отец Иоан, молиться за мою юность грешную, не забудьте мене, хотя у вас таких тысячи, но й мене не забувайте, молиться я за вас усигда молюсь и подаю в церкви за здравии. Даже благодарю вам, отец Иоан, за ваше учение и за ваши книжки. Не забудьте, отец Иоан, я буду так само проводить время в церкви и читания книги, де не буду я, то буду писать и добиваться за вас, и ще благодарю вам за просвирку, яка просвищае мий ум и дае разум. Так нехай же Господь буде с вами всигда, и помогае на всих ваших путях и сопровождае на путь праведний. Слава тоби, Господи, слава Тоби, показавшиму свит.  Оце все пока, ще до свидания".

    "Благодать Божа на вас, отце Иоан,- 16/Vll 44 года писала ученица Валя.- Я часто спиваю "Душе моя, душе моя, что спиши, конец твой приближаеться", це ще дома я вивчила..."

    Эти "человеческие документы" говорят, может быть, больше о народе русском, чем многие теоретические анализы. То, что пережили мы, "старые" эмигранты, встретившиеся с этой пришедшей к нам живой Россией, трудно передать... Во многих этих душах было такое смирение, такая благодарность за самое малое, такая любовь! .. Лишь метафизически можно было выразить свое чувство. И оно нашло такую форму в Свято-Владимирском храме на Находштрассе, 24 марта 1943 года. Слово это было обращено не только к тем сотням душ, что стояли тогда в храме, но и ко всем этим миллионам их, привезенных в Германию на тяжкий труд. На груди этих людей был четырехугольник: голубое поле, и на нем белые буквы "OST" (Восток). И я так озаглавил обращенное к ним Слово: "ВОСТОК ИМЯ ЕМУ"... Кажется, что оно и сейчас сохраняет свою актуальность... И сейчас некоторые находят причины и интерес разделять, даже противополагать разные слои эмиграции. Сколь далеки мы были тогда от этого! Вот Слово о тайне надписи на груди униженного русского человека:

    "Исайя ликуй, се дева име во чреве, и роди сына Эммануила, Бога же и человека, Восток - имя Ему". Слышится эта венчальная песнь в сердце, когда видишь православных братьев, идущих по миру в великом своем рассеянии. Имя Христово отпечатлено около их сердца. Да, оно прикровенно, ибо многие еще не веруют во Христа; но Имя Его уже сияет, оно пророчествует, его уже несут миллионы людей... Неузнаваемый миром Господь, Творец, тайно приходит и ставит в мире Свою печать на человеке, на всем Своем народе... "Се, гряду скоро: блажен соблюдающий слова пророчества... " (Откр. XXII, 7).

    Одна из печатей Его Имени на земле: Восток. "Восток - имя Ему". Ликуй, Исайя, твое пророчество уже исполнилось и еще цветет в мире. Имя Востока ныне положено близко около сердца каждого русского человека. Встал около этого сердца Господь Христос. "Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною" (Откр. III, 20).

    Народ, на чело, на разум которого ставили пред всем миром печать неверия, вдруг выходит в мир с печатью Христовой на своем сердце. Чье это имя - Восток? Мы, христиане, знаем, что это Имя нашего Господа. Ни один народ, и ни одного человека не звали в истории "Востоком", кроме Него, Единого, Богочеловека. Истинно "посетил нас Восток свыше" (Лук. 1, 78). Не с печатью вавилонского сверхчеловечества вышел сейчас русский человек в мир, но с печатью Богочеловека. Не в гордом лике титана, насилующего и мучающего народы, но в смиренном и униженном виде странника - Христа, не имеющего где преклонить главу...

    Но когда душа этого народа со Христом "принесет жертву умилостивления", "он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою eгo". Со Христом страдающий, со Христом и прославится, и получит "часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу свою на смерть, и к злодеям причтен был тогда, как он понес на себе" - не только свой грех, но и "грех многих".

    Вникнем в тайну Божию: и те, которые еще не знали о Христе, уже благовествуют Его. Символика наших дней знаменательна, потому что глубоко вкоренена в реальность жизни. Творец светит Своей правдой в мире, и никакие замыслы человеческие не могут затемнить Его истины. Он позволяет осуществляться многим несветлым намерениям человеческим, но вкладывает Свое небесное содержание, Свой высший промыслительный смысл во все человеческие события. И оттого во всем, что ни совершается в мире, можно видеть Небесную, Божию сторону.

    Люди века сего замечают во всем лишь человеческую, греховную сторону вещей, ибо смотрят на мир потемненными глазами, неверным сердцем созерцают мир. Люди же, познавшие во Христе смысл мира, видят во всем прежде всего небесную - а иногда только небесную - сторону и живут уже теми переживаниями Царства Божьего, которое их ожидает в вечности. Ибо они освободились от порочного и мучительного круга плотских помыслов. Если бы мы всегда угадывали знамения времени... Каким смыслом наполнилась бы эта краткая земная жизнь, и какой бы глубокой стала жизнь человеческая.

    Подобает сейчас нам утвердиться в понимании той печати, которую приняли русские люди на свое плотское, столь привязанное к земле сердце. Голубая, небесного цвета эта печать, с призывным именем: " Восток".

    О, Господи, даруй нам утвердиться в Имени Твоем! Дай понести это Имя по своей и по Твоей земле. Причасти всех страшным и радостным причастием Твоей Истины, открой ее глазам невидящим; в этом Имени Твоем - призыв Твой; это Голос Твой пророческий, говорящий нам Твою Тайну. Даруй нам услышать ее. Это новая евангельская притча Твоя, сказанная в одном только слове русскому народу, лишенному апостолов и пророков. Ты всем говоришь эту притчу, но разъясняешь ее только верным Своим. И, среди всех страданий земли, мы имеем в этой простой и небесной притче Твоей - голос высшего утешения.

* * *

    Берлин в эти дни обращался в развалины. Как символ германской, прусской и нацистской мощи, он стал главной мишенью союзных самолетов. По нескольку раз в сутки объявлялась воздушная тревога, и ночью, над улицами, погруженными во тьму, появлялся инфернальный свет "елок смерти", которые зажигались передовым отрядом атакующих эскадрилий, чтобы обозначить ту часть города, на которую будет свален главный груз мин и бомб фугасных и зажигательных.... Ковры горящего фосфора ложились на город. Горящие песчинки въедались в тела людей, прожигали их до кости... На город со зловещим гудением шли волнами тысячи бомбардировщиков. Ночью налетали англичане, днем - американцы. Бомбардировки становились все интенсивнее, тотальнее... В слабо укрепленных подвалах кирпичных домов, обращавшихся после прямого попадания в кучу мусора, люди могли уберечься лишь от осколков.

    Во время первых налетов немцы вели себя весело и непринужденно. Они приходили в подвал с музыкальными инструментами и бутылками. По мере усиления налетов веселость эта стала исчезать и сменилась молчаливостью, потом усталостью, потом мрачностью и подавленностью... Матери начали побуждать своих детей к молитве: "...молись, молись"... Зарево горевших домов и улиц смывало с лиц людей чувство всякой их собственной весомости и значимости. Как отличались эти лица от тех, которые мы видели в Германии в начале войны! Это было огненное очищение людей... Помню ту ночь, когда я впервые заметил это выявление человека в человеке среди разрушения его земных ценностей и надежд. Среди апокалиптического разрушения я пережил тогда острое чувство радости о спасении образа человеческого.

    Бомбардировки были судом Божьим и выявляли много доброго и человечного в тех, в ком это доброе хранилось явно или подспудно. В других эта летящая на них гибель всего земного вызывала помрачение и отчаяние, ненависть к тем, кто бомбардирует, или к тем, кого бомбардируют. Та и другая ненависть были из одного источника зла. Но знаю я души, которые во время этих налетов молились и за тех, кто бросал смерть, и за тех, на кого находила смерть. Те и другие были жертвами своего и общечеловеческого греха.

    В нашем храме на Находштрассе установилось такое правило: если богослужение еще не началось, когда раздавалась воздушная тревога - мы шли в бомбоубежище. Иначе, мы службу церковную продолжали до конца, но советовали молящимся идти в бомбоубежище. Половина молящихся обычно уходила из храма, продолжая свою молитву "в катакомбах". А оставшиеся придвигались к алтарю, и эта молитва во время бомбардировок была самая яркая молитва Церкви... Человек был тут на грани настоящего мира.

    Ряд моих прихожан и соработников были завалены обрушившимися на них домами - мгновенно "восхищены с земли". Почти все прихожане погорели или иначе пострадали. Вокруг храма дома и улицы лежали в развалинах. Дом, где был храм, стоял среди общего разрушения (одна бомба в конце войны, пробив потолки верхних этажей, упала в храм перед иконой Св. Николая Чудотворца и не разорвалась).

     Сопастыри мои проявляли большое самоотвержение среди агонизирующего города. Приходилось утешать и укреплять многих, всех. Служение мирян и мирянок, сестер Сестричества было беспримерным в эти годы. Церковь стала не духовным только, но и фактическим центром жизни всех. И принадлежать к ней хотели все - ворота ее открывались уже настежь в иной мир...

    Общая исповедь (кроме личной, когда это было нужно и возможно) стала не только правилом, но и необходимостью. Всем надлежало быть все время готовыми. И люди готовились. Падающие на нас бомбы я советовал воспринимать как явление самих апостолов и пророков - проповедников гораздо более убедительных, чем мы, земные пастыри. Одним своим явлением эти пророки миллионам людей говорили о тленности всего земного и о невозможности основывать человеческую жизнь ни на чем, кроме Господа и Его вечной правды... В чувстве исчезновения у людей вcex земных подпоpoк и надежд была чудесная победа Божья над человеком - великая, радостная Божья победа. Некуда было нам податься, кроме как - ко Господу...

    28 ноября 1943 года, после трех сильных бомбардировок Берлина, когда дым от пожаров и пыль от разрушенных домов еще стояли над городом и тлели развалины моего дома, я обратился в храме к своей пастве со Словом "Свеча":

"Что ни делает Господь, Он всегда милует нас, благодетельствует нашему внутреннему человеку. Он заботится о сокровищах нашей вечной жизни, когда подвергает опасностям и смертям земной наш дом, эту "хижину", которая "разрушится" (2-е Кор. 9, 1).

    Если мы взглянем глазами веры на человеческую жизнь, мы увидим, что в ней "все содействует ко благу" ищущим истинного блага... Во всем открывается нам дверь спасения. Все приходит к нам для того, чтобы еще ближе придвинуть нас к Богу.

    Но, с нашей стороны, необходимо правильное ко всему отношение. Мы были в первом классе жизненной школы. Не все же нам там оставаться - переводимся в следующий класс. Жили мы с малыми, дневными житейскими тревогами - настали большие и ночные жизненные тревоги... Что это такое? Это - еще большее доверие к нам Промысла, это Его дальнейшая забота о нашей бессмертной душе. Мы сами о ней всегда гораздо меньше заботимся, чем Он, Господь, посылающий для нас всегда нужное и спасительное.

    Надо уметь человеку принимать и трудное, чтобы оказаться верующим истинно. Веровать в Бога при условии только жизненных удобств и отпадать в другие минуты - это неосновательная вера. А веровать так, чтобы непрестанно видеть Божий Промысл, заботу Божию о себе и о других людях - в радостных и в горестных событиях,- это подлинная вера и разумение путей Божьих.

    К полному уразумению Божьих путей мы призваны сейчас. Да не пытается наша мысль объяснить происходящее с нами только житейским образом. Не отрицаю житейских объяснений, но считаю, что они никогда ничего никому не объяснили... Если вы, например, скажете про человека: "человек в серой одежде", "среднего роста",- разве вы объясните человеческую жизнь? Нет. Но если вы назовете этого человека по имени, скажете о свойствах его души, вы этим создадите образ человека... Так же будем думать и о событиях... Сказать, что город наш разрушен оттого, что "прилетели самолеты и забросали его бомбами", или сказать, что этот город разрушен, оттого что "не мог быть защищен",- это все равно, что ничего не сказать, А сказать, что Господь Бог, чрез эти испытания, грозные, апокалиптические, смиряет нас всех и приближает к Своему Кресту и Царству,- это уже сказать многое. Сказать, что Господь учит нас и огнем страдания нашего очищает бесчисленные грехи наши и слабость нашей веры,- это уже сказать многое! А увидеть в страданиях и в самом исходе из мира - благо, ниспосылаемое Отцом Небесным, знающим нужное нам,- это уже сказать почти все... Полностью же мы скажем все только там, где нет ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная.

    Давайте в этом духе размышлять и жить. И как обогатится наша жизнь, как приблизятся к Богу и освятятся наши души. От плотского и грубого познания вещей перейдем к тонкому и духовному познанию. Это будет приходом Царствия Божьего к нам. Среди всех ужасов мира, смятений и тревог земли мы будем видеть Светлое Царство Божие и жить в нем.

    Предлагаю вам краткое размышление: скажите мне, что такое огонь? Вряд ли вы ответите даже на такой простой вопрос, Впрочем, скажете: "Это - стихия". Но огонь не только есть стихия. Огонь - это и проявление Божией истины в мире.

    Вот вам пример: у одного человека сгорел дом. Его не было при этом. Когда он подошел к своему дому, то увидел, что дом его горит и сгорает. Но он увидел не только дом. Он увидел, что большая свеча в храме этого мира горит перед Лицом Божьим. И человек поднял свое лицо к небу и сказал: "Господи, прими свечу мою". "Твоя от Твоих" она - Тебе!., И - тихо стало на сердце у этого человека.

    Что прошло, того не вернешь. Но все, что сгорает или близко к тому, чтоб сгореть, можно сделать свечой пред Лицом Божьим, свечой в храме великой истины Божьей... Господи, говорит любящий Бога человек,прими свечу мою,- прими мою жизнь и жизнь близких, прими все ценности мои. Пусть не ярый воск я приношу Тебе, пусть не чистый воск, но - огонь свечи моей - Твой огонь. "Твоя от Твоих..."!

    И - преображается огненная тварная стихия в стихию Вечного, Нетварного Света, в веяние Огня Духа Святого. Вера наша и жизнь в Боге непрестанно творит это чудо. Естественный огонь земли делается благодатным огнем неба. Сожигающееся делается воскресающим. Здесь тайна смерти и воскресения Господа нашего, силы, творящей новую жизнь.

    Но этот огонь, бушующий вокруг нас, может стать и гееннским огнем. Для неверующих и неверных Богу он становится геенной. Если человек, у которого что-нибудь горит или сгорело в мире, проклинает себя и мир,- это знак того, что естественный огонь претворился для него в огонь гееннский и что человек духовно умирает в этом огне. Имущество свое он теряет в естественном огне, а себя - в гееннском.

    Верующий же и верный Богу человек, теряя свои ценности в земном огне, находит свою нетленную жизнь в огне Божьей истины.

    "...Был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа",- говорит книга Иова. Пришел и враг рода человеческого, и когда Господь стал хвалить Иова, как непорочного, справедливого, богобоязненного человека, враг посмел сказать: "Разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его, и дом его, и все, что у него?.. Но простри руку Твою и коснись всего, что у него,- благословит ли он Тебя?" И отдана была Господом душа Иова на великое испытание. Вспомним лишь о начале его: "...вот, приходит вестник к Иову и говорит: волы пахали и ослицы паслись подле них, как напали Савеяне и взяли их, а отроков поразили острием меча..." И пришел к Иову другой вестник и сказал: "Огонь Божий ниспал с неба, и опалил овец и отроков и пожрал их..." И другие вестники пришли к Иову, и речь каждого была горчайшей чашей для слуха и сердца. Что же Иов сделал, услышав об огне, спалившем его достояние и близких? Иов упал на землю, поклонился и сказал: "Наг я вышел из чревa матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет Имя Господне благословенно!" Таков был ответ Иова на все утраты, им понесенные. "Господь дал, Господь и взял; да будет Имя Господне благословенно! " Какой чудный гимн Творцу от лица покорившегося ему человека! "Во всем этом,- кротко добавляет книга Иова, - не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге ".

    "Неразумное слово о Боге", которого не сказал Иов, но которое говорят в мире столь многие,- это нечто более страшное, чем все пожары, бомбы и взрывы мира. А кто среди человечества тушит эти слова? Свои дома, свое имущество, жалкий скарб свой тушат люди, заливают, засыпают зажигательную бомбу, а когда раздается ропотливое, клеветническое, кощунственное против Бога или против Его Истины слово, сколько людей в этом миллионном городе бросается заливать его? Не молчат ли многие, не соглашаются ли со словом ропота неверия? Это гораздо страшнее наших пожаров...

    Чудное, разумное слово о Боге сказал Иов и озарил им землю и небо. Естественный огонь, упав на его имущество, осветил своим светом только малый клочок аравийской земли, и - потух. Огонь же Истины мудрого Иова, огонь бесконечной его преданности Творцу своему озарил все человечество на все века его истории, и просиял в вечность.

    И теперь, когда мы хотим выразить самые лучшие наши и самые глубокие переживания, в связи с потерей чего-либо ценного и даже неповторимого, мы говорим: "Господь дал, Господь и взял; да будет Имя Господне благословенно!" И когда приближается наш исход с этой земли и теряется нами наша земная жизнь, мы опять говорим: "Господь дал ее нам! Кто же иной берет ее, кроме Господа? Да будет Имя Господне благословенно во всем, чрез все и всегда".

    Свечу эту мы ставим в нашем храме. Ставим Отцу, в руке Которого наша жизнь. От этой осиянной свечи загорается весь окружающий мир. Мы ее ставим на всех путях своих... Горят города бескрайних просторов земли, море огня поднимается к небу... Господи, да будет это свечой, Тебе возженной, в покаяние за беззакония наши. Горят наши дома, свечи наши загораются пред Богом, как молитва покаяния и благодарения.

    Загорается уже пред небом наша свеча, горит наше жилище человеческое, одна из палаток наших страннических, и несется пламень к небу. Это свеча, благословенная наша свеча, приносимая ангелами за нас Отцу Света и Вечности...

* * *

    В Германии мы видели не только ее грехи, но и то человечное, что было в ее христианах. Обрушиваясь в ярости на побежденную Германию, многие потом забывали ту истину, что никакой народ нельзя отождествлять с его грехом... Много немцев было во время нацизма заключено за свои убеждения в тюрьмы, концлагеря и убито... Сколько людей оказывало по деревням и городам бескорыстную помощь несчастным людям... Как сейчас вижу одну глухую, средних лет, еврейку с аппаратом на ухе, странствующую из дома в дом. Ей давали приют христиане. Это было одно из ужасных апокалиптических видений тех лет - люди с желтой звездой Давида, обреченные на заклание. Вспоминаю совершенный мною тайный постриг над одной еврейкой-христианкой, моей духовной дочерью, рабой Божьей Елизаветой, получившей вызов гестапо. В значении этого вызова мы не сомневались. Благословляя ее на мученичество, я дал ей новое имя, Михаилы, в честь архангела Михаила, вождя еврейского народа.

    На второй год нацизма в Германии я дал на него пастырский ответ своей пастве, в 1934 году, опубликовав в Берлине брошюру: "Иудейство и Церковь", где сказал о несовместимости националистической религии ирасизма с христианской верой.

    Это все возбуждало власти и общество, их духу следовавшее, против Свято-Владимирского прихода и нас, его пастырей... Конечно, как и всем, пришлось мне в те дни в гестапо подтверждать документами свое "арийское происхождение" и говорить о своих убеждениях и о вере Церкви... Однажды следователь, допрашивавший меня, зная, что я принимаю в лоно Церкви всякого человека, без различия расы, спросил меня: "... ну а если бы Литвинов захотел креститься (Литвинов в те годы был в Германии персонификацией того, что называлось "иудо-большевизмом") - вы бы его тоже крестили?" "Конечно,- ответил я,- если бы Литвинов покаялся и захотел жить во Христе, Церковь приняла бы его наравне со всеми".

    В эти годы перешла в православие из протестантства жена профессора химии университета в Галле, сама доктор химии, еще до первой мировой войны поселившаяся в Германии, русская еврейка, Вера Александровна Т. Германские власти предложили профессору Т. развестись с женой, чтобы сохранить свою кафедру... Он отказался, вышел в отставку и поселился с Верой Александровной на окраине Берлина. В. А. записалась в наш приход. Как мать "мишлингов" ("полуарийцев"), ее власти щадили почти до самого конца войны, когда обезумевшие партийцы, следуя приказу об истреблении евреев, дошли до этой доброй женщины, христианки, сделавшей немало добра для германского народа своей работой во время первой мировой войны в Красном Кресте. В. А. получила вызов в гестапо... Уйдя из дому, она три дня скиталась по тем местам в Галле и Лейпциге, "где была счастлива в жизни"... Вернувшись домой, она положила себе на грудь Евангелие, книгу одного пастыря о Воскресении и - приняла яд...

    Когда ее дочь вызвала меня по телефону, я застал ее уже в агонии... Это было, в сущности, не самоубийство, а убийство. Конечно, мученичество ее было бы, может быть, полнее и выше, если бы она испила Чашу Христовых и своих страданий до конца. Но верю, что душа этой истерзанной женщины причислена к мученикам Церкви... А кровь ее пала на головы многих.

    Сколько было в те дни добрых, жертвенных и мужественно-христианских душ в Германии. Могу свидетельствовать о жертвенном чисто христианском отношении к русским военнопленным одного мекленбургского помещика, посчитавшего своим долгом похоронить с православной молитвой скончавшегося в его имении русского военнопленного. Наше Сестричество церковное приняло участие в этой акции, за которую немец был предан суду нацистов, мужественно держал себя на суде, обличая гибельную, для своего народа власть. Когда прокурор нацистов назвал его "врагом народа", "ослабляющим ненависть к противнику", он в своем горячем слове ответил: "Нет, это вы враги народа, рождающие ненависть к другим народам и возбуждающие в народах ненависть к Германии". Он был осужден на 4 года каторжных работ...

    Вспоминаю искренне-религиозного, раскаявшегося уже в конце 30-х годов эсэсовца, присланного ко мне из Гаутинга, под Мюнхеном, С. П. Дурново и кн. Н. Б. Щербатовым и вскоре перешедшего в православие. Его особенно оттолкнуло от нацизма, когда он узнал, что фюрер слепо верит гороскопам и имеет при себе придворного составителя гороскопов... Вспоминаю тайные экуменические христианские собрания во время войны в Шарлоттенбурге, на квартире престарелого пастора Унгнада... Мы собирались там, как братья-христиане - протестанты, римо-католики и православные (из среды этого кружка были мученики за веру, как казненный о. Метцгер) ... Не могу не вспомнить я и о раскаянии одной души, которой властями было поручено перлюстрировать письма православного пастыря. Религиозное содержание писем так подействовало на эту душу, что ей открылся духовный мир, и она с покаянием пришла к тому самому пастырю, письма которого перлюстрировала... Таковы пути Промысла Божия в мире.

    Были две особого характера акции предприняты мною во время войны. Первая была обращением к протестантскому учреждению Германии, "Aussenamt", и к его возглавителю, лютеранскому епископу Хекелю. Учреждение это было в непосредственных сношениях с государственными властями и занималось попечением о военнопленных. Когда дошли до меня достоверные известия (от свидетелей-переводчиков) о методическом, планированном истреблении голодом и газовыми камерами русских людей в германских лагерях военнопленных, я обратился к епископу Хекелю и его сотрудникам, прося их предпринять все, что возможно, чтобы довести до сведения властей о жестокой ошибочности подобных действий, не только античеловечных, но и имеющих принести огромный вред самому германскому народу... Aussenamt оказался бессильным что-либо изменить в этом отношении... Как мне объяснили, Сталин отказался заключить с немцами соглашение о военнопленных, ответив на сделанное чрез посредство шведских властей правительству СССР предложение; "Пленных наших у немцев нет - там только изменники Родины..." Такой бесчеловечный ответ Сталина, конечно, не только не давал немцам морального права истреблять сдавшихся к ним в плен людей, но, несомненно, указывал им как раз противоположное отношение к пленным. Но гордыня помешала: "Гордыня идет перед погибелью".

    Была также попытка, с моей стороны, во время войны, осведомить Ватикан, через баварского кардинала Фаульхабера о начавшемся гонении на Православную Церковь в Хорватии и о мученичестве православных сербов в Хорватии. Я имел достоверные сведения о совершавшемся в нововозникшем хорватском государстве погроме православных священников и церквей. Православных сербов хорваты убивали и изгоняли из родных селений, причем усташам Павелича в этом деле помогала - говорим это со скорбью - и часть римо-католического клира в Хорватии... Это уже стало ныне достоянием истории (хотя замалчивается еще на Западе). Когда война окончилась и ставленники нацистов, усташи Павeлича, были разгромлены, римская иерархия Хорватии понесла долю ответственности за все тогда совершившееся в Хорватии. И было трагедией христианства, что служителей алтаря и иерархов Церкви Христовой материалисты и  атеисты судили за преступления, действительно ими совершенные в припадке антихристианского шовинизма, облечшегося в религиозную ревность... Следует сказать, что после окончания войны и некоторые православные священнослужители приняли участие (если не физически, то морально) в гонении государственных властей на Востоке Европы, на Римо-Католическую Церковь и ее иерархов... Очевидным делается, что за разделение церквей в истории и были и остаются ответственными души, лишенные понимания Церкви и любви к ней.

    Членом Церковного Совета моего Берлинского прихода была православная сербка Душанка Ш., жена профессора Берлинского университета. Отец ее, престарелый православный протоиерей, жил на покое в одном из городков Хорватии. Когда начался погром православных в этой стране, старцу-пастырю было предложено перейти в римо-католичество или лишиться всего имущества и быть изгнанным из своих родных мест и страны... Тысячи православных сербов в те дни были замучены, убиты. Много церквей разрушено... Многие тогда пополнили ряды коммунистов-партизан... В начале этого похода против Православия я поехал в Мюнхен и через одну немецкую семью, близкую к кардиналу Фаульхаберу, передал ему все, что знал о положении в Хорватии, за достоверность чего ручался, и просил его без промедления сообщить это в Рим. Просил передать, что Римская Церковь имеет силу и призвана возвысить свое слово. И, если она не остановит своих пастырей и мирян, обезумевших от бесчеловечия,- следствия этого будут тяжки и для самой Римской Церкви...

 

*  *  *

    В январе 1943 года гестапо, лишь вызывавшее ранее меня на допросы, произвело обыск в моей квартире на Regensburgerstrasse 10-А, и на книжном складе миссионерского моего издательства "За Церковь" на Aschaffenburgerstrasse. В то время я недомогал и лежал в санатории "Белый олень" под Дрезденом... В Берлине были опечатаны мои вещи, книги, взяты бумаги и письма... Секретарь мой С. С. Любимцев явился ко мне в санаторий и передал вызов гестапо. Прибыв в Берлин, я отправился на Alexanderplatz. Там меня допрашивали 7 часов подряд, взяли подписку о невыезде моем из Берлина и запретили посылать кому-либо что-либо из религиозной литературы1. Опечатанный при обыске склад Библий, Евангелия и религиозной литературы был конфискован. Через некоторое время он был передан в "Епархию Берлинскую и Германскую" [ Русской Церкви Зарубежом]...

    Издание полной русской Библии и Евангелия в Германии, во времена нацизма, было одной из милостей Божьих тех лет... В начале 1941 года смогла быть переиздана фотографическим способом с синодального издания 1916 года полная православная Библия, и отдельно был издан в большем количестве экземпляров Новый Завет. Остро чувствовалась в Русском Зарубежье необходимость такого издания. Приблизительно за год до начала войны на Востоке, неожиданно, от малознакомого человека, я получил жертву - большой бриллиант... И сейчас же явилась мне мысль - обратить это сияние вещественной природы - в сияние Слова Божия. И это осуществилось, несмотря на все трудности... Одна из самых больших типографий Лейпцига согласилась принять мой заказ при условии предоставления ей из Министерства вероисповеданий бумаги о том, что Библия нужна "для богослужебного употребления" (германские власти никому тогда не разрешали печатать Слово Божие; с трудом допускалось лишь издание богослужебной литературы). Необходимое удостоверение удалось добыть из Министерства вероисповеданий, по личному знакомству с его чиновником, женой известного германского профессора-экономиста Вернера Зомбарта, прихожанке нашего храма, румынке по происхождению... Как раз в эти дни я получил письменное извещение о том, что по распоряжению германских властей прекращено мое издание, чисто-религиозный, миссионерский бюллетень "За Церковь"...

    Не могу не привести еще двух сохранившихся писем-документов тех лет. Они свидетельствуют о том, как обострялось в то время у людей чувство близости иного мира:

"Гнаденфрей, 16 декабря 1944 года.

    Милый Батюшка! Спасибо Вам, что откликнулись на мое письмо и спасибо за благословение. Да, действительно, это было чудо Божие. А потому первое желание было у меня - это помолиться и отслужить молебен, но, к сожалению, до сих пор я это могла сделать только как сама умела сложить слова и одна помолиться. Сейчас хожу в католическую церковь и, если буду иметь перед глазами наше русское православное Евангелие, молитвы или же краткий учебник церковной Службы, то мне будет легче. К сожалению, я, как и многие из нас грешных, бывала в Церкви, молилась, но не знала наизусть ни молитв, ни службы. Чудо наше произошло по Воле Божьей с помощью Божией Матери. 17 сентября я со всей семьей была в Ревельской Никольской Церкви и просила батюшку Алексеева отслужить напутственный молебен перед образом Божьей Матери (где я молилась в продолжение 20 лет) и просила помощи на эту трудную дорогу. Дети мои счастливо доехали до Швеции, а я с мужем поехала в Германию. Муж мой лютеранин, но дети православные, и мы вместе отстояли чудный молебен с певчими и святой водой. 6 октября около Мемеля, вернее на линии Мемеля, в открытом море, напала подводная лодка,и торпедой пробила пароход в середине на две половины, и он в 2 минуты пошел ко дну. Я стояла в этот момент на борту кают-компании. Во время взрыва потеряла сознание и помню только момент, когда очнулась, стояла по пояс в воде, передо мной и надо мной было все разбито, посмотрела по сторонам, вижу, корма и нос поднимаются наверх; я поняла в этот момент, что спасение только в плавании и бросилась в воду, как была в зимнем пальто, и стала скорее отплывать от гибнущего парохода, Сопровождающий второй пароход стоял далеко, я поняла, что без помощи мне не удержаться так долго на воде, и стала искать себе помощь. В это время пароход затонул, и плыли обломки. Скоро я смогла ухватить плывущую доску, которую подложила под грудь, и стала плыть к пароходу. В это время второй пароход стал уплывать, т. к. подводная лодка выпустила еще три мины по нему. Но я видела, что спасательные лодки спущены ,и только молила Бога: "О, даруй мне силы перенести это испытание". Через 2 часа подобрала и меня лодка. Поднявшись на борт другого парохода, почувствовала страшный озноб и поняла, что осталась совсем без всего. Но добрые люди сняли все мокрое и покрыли нас своими одеялами. И только через полчаса узнаю, что среди спасшихся и мой муж. Мой муж во время катастрофы лежал в каюте без пальто. Взрыв произошел где-то внизу, и каюта была только разрушена от сильного толчка. Мужу удалось выбраться из-под обрушившегося потолка и подняться по лестнице наверх, но вода уже бежала ему навстречу. Муж не побоялся и бросился в воду. В это время пароход затонул и мужа моего засосало под воду. Но он не потерялся и стал выплывать. Господь Бог помог ему выбраться на поверхность воды, он схватил также обломки парохода и стал плыть, но скоро потерял сознание и очнулся уже на борту другого парохода через 4 часа, после искусственного дыхания и двух впрыскиваний. Я была уже около него. На пароходе же у него пропал последний пиджак с деньгами и документами! Но моего мужа так многие знали, ведь он был 24 года директором завода "Ильмарине". И вот, добрые люди стали нам помогать. Только жалко, что мой муж так тяжело все это перенес, что сейчас болен легкими, а потому прошу помолиться за болящего Иоанна... Было нас 400 человек, а спаслось 42 человека. Среди утонувших русских знала только Кнац Лелю, которая взяла на воспитание двух русских детей. С ними вместе ее поглотила вода. Жену полковника Грюнберга. Кроме них, еще была семья русских из Печер, но их фамилии я не знаю.

Нина Ойя-Брут."

   Второе, столь же простое, свидетельство близости людей к иному миру в те дни:

"20 января 1945года.

   Глубокочтимый отец Иоанн! 16 января у нас случилось большое несчастье: во время налета на наш город сильно поврежден наш дом, частью разрушен, частью завален. Можете себе представить то смертельно жуткое чувство, когда наш шестиэтажный дом заколыхался и стал проваливаться над нашей головой,- тут только мы поняли весь ужас нашего положения! Раздался страшный треск, мгновенно стало темно, как в могиле, и дом стал обрушиваться. Мы сложили свои головы под Волю Божью и ждали смертельного удара и своего конца. Я вслух читала Иисусову молитву: " Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, милостив буди нам грешным!" Вдруг раздался второй удар - стена с нашей правой стороны со страшным треском провалилась, сразу стало светло в нашем подвале, и все стихло... Мы увидели, что мы чудесно спасены в нашем узком проходе между двух стен милостью и неизреченной благостью Господа нашего Иисуса Христа. Тут только я заплакала слезами умиления и благодарности Богу за Его Любовь к нам, недостойным и грешным... Славлю Его Святое Имя. Подумала одну минуту - опять без крова на улице, но Господь и тут не оставил нас и дал нам приют у добрых людей: нас двоих взял к себе пастор в свою семью на полное иждивение - предоставил нам отдельную комнату, с двумя кроватями, печкой, полной обстановкой и всеми удобствами и полным уходом за нами, конечно, это временно, пока не возродится и не восстановится наш "Мартахейм". Еще троих взяли тоже добрые люди под свое крылышко, а остальные 9 человек переведены в городскую богадельню. Итак, наш милый "Мартахейм" погиб вместе с домом, который продолжает дальше разрушаться и проваливаться. Видно, нам нужно было еще раз пережить смертельный ужас, чтобы еще раз ощутить над собою милующую и спасающую руку нашего Господа. Как бы мне хотелось отслужить благодарственный молебен за чудесное избавление нашей жизни!

    Не оставьте нас в своих молитвах! Да хранит Вас Христос! Глубокочтущая Вас, дорогой отец Иоанн, семья Ш. Елена, Борис, Ирина.

    Р. S. Забыла Вам написать, что приблизительно за месяц до этого происшествия я видела такой неприятный сон, который меня сначала взволновал сильно и оставил неприятное, тяжелое впечатление, которое я старалась в себе заглушить, а теперь пришлось о нем вспомнить: я слышу во сне, что кто-то три раза постучал в стену, я спросила, кто это стучит, и слышу голос моей умершей матери, которая мне говорит, называя меня по имени, как бывало в детстве меня называла: "Эта задняя стена должна будет провалиться", я вздрогнула и спрашиваю: "Но почему же? " Она отвечает; "Так должно быть", и - на этом я проснулась. И вот, когда это случилось, и задняя стена, действительно, провалилась, я невольно подумала, что душа матери из иного мира - вечности - заботится о своих детях.

Елена Андр."

    Чем сильнее гроза над человечеством, тем беззащитнее чувствует себя человек в мире, и уже не опирается ни на что свое шаткое, "человеческое", в смирении отдавая себя всецело во власть Великого и Чудесного, сотворившего человека - для вечности... И когда открывается внутреннему зрению истина - никакая дисгармония земли уже не может скрыть от человека свет неба.

* * *

    Думая о Свете над историей, я так выразил в конце 1941 года свою веру. И сейчас она может быть выражена в этих же словах.

    "К пользе бессмертного человеческого духа Дух Божий направляет все большие и малые события земли. И если не слышат люди, как пророк Илия, "глас хлада тонка" (III Цар. XIX, 12), тогда "в грозе и буре", как Иову, говорит Господь человечеству.

    Образы Божественной метаистории остаются неветшающей истиной... Вот образ Иосифа, проданного братьями в рабство; братья его погубили. Господь же его возвеличил. С одной стороны, здесь открывается обычное, "политическое", так сказать, действие мира ("предаст же брат брата на смерть", Мф. Х, 21); с другой стороны, видно, как в мир входит сила Воскресения, и "смертное облекается в бессмертное". Злой поступок братьев оказывается великим благом для праведного. История, как бы умирая, воскресает в метаистории. "Вода" земных событий, их эмпирия, превращается в "вино" истины... Так, "любящим Бога... все содействует ко благу" (Рим. VIII, 28). Человечество это не всегда видит. И только один Иосиф, из всех братьев, заметил эту тайну претворения мира сего в мир высший и увидел Божественный План и Пpомысл над миром. Иосиф сказал братьям: "Не вы послали меня сюда, но Бог "."Бог послал меня пред вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избавлением" (Бытие XLV: 7 - 8), Такова метаистория. Ее видение есть видение радостное среди всех трудностей и скорбей этого мира. Скорбна ведь не сама скорбь - она может быть светлой и возвышающей. Скорбна скорбь не озаренная. А где "печаль по Богу", там - в Боге все, а не в печали.

    Притча о винограднике повторяется в истории. Работники продолжают избивать слуг Хозяина и покушаются убить Его Сына. Они хотят стать единственными наследниками земли. Отделяя землю от правды Сына Божия, они пытаются унаследовать землю. Но наследовать землю, для блага человечества, могут лишь "кроткие", сообразные Сыну Божию.

    Спаситель предупредил людей: когда приблизится время запустения Иерусалима и его гибели, верующие должны уйти "в горы"... "Тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы" (Мф. XXIV, 16). И первые христиане, поверив Господу, спаслись от меча римлян. Люди всех народов могут "уходить в горы", поднимаясь выше злобствований своего времени, выше всех своих страхов и страстей, восходя на гору веры и послушания Богу. Только на таких горах спасается человек.

    Откровение предупреждает о страданиях, которые будут изливать из чаш ангелы на землю. Не принятые человечеством Евхаристические Чаши Сына Божия обратятся в "семь чаш гнева Божия" (Откр. XVI, 1), в огонь отвергнутого или недостойно принятого Причастия. И в веках горит этот огонь.

    Люди веры видят и всегда будут видеть в мире только одну Божью победу. "Не нам, не нам, но Имени Твоему, Господи, дай славу",- они всегда говорят и будут говорить... А неверующие видят в мире только одни свои, человеческие победы.

    Причины и следствия земных событий могут рассматриваться в простом, белом сиянии. Спектр всех цветов соединен в белизне. И только чрез Белизну Христову может быть понят весь мировой процесс, имеющий свое завершение в том, что "царство мира сего" сделается "Царством Господа" (Откр. XI, 15).

    Оттого во всех событиях ученики узнают Господа: "Это Господь" (Иоанн XXI, 12) ... История раскрывается, как шествие коней Апокалипсиса. Снимается первый покров ее тайн, и сразу выходит Последний и Единый Победитель всего, Господь Иисус Христос... "И вот конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить" (Откр. VI, 2). Такова всепобеждающая Реальность метаистории.

    А далее шествуют все считающиеся в мире (и себя самих считающие) победителями. Это - неистинные победители мира. Всаднику на "рыжем", красном, кровавом коне войн и революций дано "взять мир с земли", "и дан ему большой меч", власть внешней, материальной мощи. Всаднику на "вороном", черном коне, "имеющему меру в руке своей", дана темная власть материальных ценностей и материалистических идей...Все прельщение, все лжеверие таится в этих конях и всадниках, и за ними следует их неизбежный спутник, спутник всей земной истории, всех ее побед и поражений,- всадник на "бледном коне", имя которому Смерть. Всадники эти - призрачные победители мира! Победа от них всегда уходила, уходит и уйдет навсегда. Ибо она принадлежит Белому Всаднику истории.


1 Какими только путями мог, я обходил это запрещение.

Духовная жизнь в эмиграции - 
ПРАВОСЛАВИЕ В АНГЛИИ1

Андрей Власов

Впечатление первое - владыка Антоний 
    Митрополит Сурожской епархии Русской Православной Церкви Антоний, известный своей пастырской и особенно проповеднической деятельностью, имеет в Лондоне один приход - кафедральный собор Успения Божией Матери и Всех Святых (всего в Сурожской епархии примерно двадцать приходов). Владыка служит в нем по воскресным и праздничным дням, а также проводит раз в две недели по четвергам в семь часов вечера беседы для русскоязычных прихожан.

    Митрополит Антоний производит впечатление человека очень углубленного в себя, очень сосредоточенного. Но при этом он отнюдь не сторонится людей, проявляет максимум внимания, когда к нему обращаются, и прямо-таки излучает доброжелательность. Живет он в небольшой комнатке при церкви, почти никого не принимает, только отвечает на письма. Здоровье у владыки неважное: сказывается возраст - 84 года. Келейника у нею нет, поэтому все свои нужды он удовлетворяет сам. Одежду носит очень старую, а если, случается, кто-то присылает ему новую одежду - тотчас же отправляет ее на распродажу в пользу бедных. Когда позволяет здоровье, владыка Антоний служит по воскресным и праздничным дням архиерейским чином, но без иподиаконов.

    Еще до поездки в Англию мне попадались материалы, напечатанные в околоцерковной прессе, в которых владыку Антония обвиняют в чрезмерном экуменизме, в признании возможности спасения вне Церкви и других отступлениях от православного вероучения. Эти и другие вопросы я постарался выяснить и в краткой беседе с самим митрополитом Антонием, и в беседах с прихожанами. Но больше всего о взглядах владыки Антония мне поведал викарный архиерей Сурожской епархии, архиепископ Керченский Анатолий. Кстати, несколько слов о нем. По первому впечатлению, можно сказать, что владыка Анатолий - достойный ученик достойного учителя (т. е. владыки Антония). Схожесть улавливается во всем: и в благоговении, и в доброжелательности, и в открытости, и в скромности, и в манере говорить, и в умении отстаивать свою точку зрения, и во многом другом. С ним я общался намного больше, чем с митрополитом. Владыка Анатолий и моложе, и крепче здоровьем, поэтому может уделить гораздо больше внимания людям, к нему обращающимся.

    В действительности митрополит Сурожский Антоний нисколько не отошел от учения Православной Церкви в вопросе о спасении. Он считает несомненным утверждение о том, что Церковь - это корабль, который идет по волнам житейского моря и управляется Божественным Кормчим - Господом нашим Иисусом Христом. И тот, кто не находится на этом корабле, не может спастись. Однако к православию, т.е. истинному общению человека с Богом, не запятнанному различными ересями, люди приходят различными путями. Кто-то рождается и воспитывается с детских лет в православии и сохраняет веру . до самой смерти. А кого-то Господь приводит к истинной вере после долгих духовных исканий, заблуждений, шатаний от одного вероучения к другому. На наших глазах не хотящий смерти грешнику Бог приводит в Православную Церковь людей, искалеченных духовно, людей, впитавших в себя яд различных лжеучений, от католичества до агни-йоги и оккультизма. Но Бог, все таки, приводит их в Церковь. Он дает им возможность осознать свои заблуждения и раскаяться в них. И эти люди, хотя и проведшие, может быть. большую часть своей жизни вдали от истинной веры, вступают в истинное и спасительное общение с Богом. И этот момент истинной спасительной встречи человека с Богом может наступить даже в конце жизни человека, какой наступил в при конце жизни раскаявшегося разбойника. Конечно, таких людей очень мало, но, слава Богу, они есть. Вот именно о таких людях владыка Антоний говорит, что они могут спастись через инославие и даже через иноверие. Но именно "через", а не "в" инославии и иноверии.

    В экуменизм митрополит Антоний не верит. Живя в инославном окружении и воочию наблюдая, как деградируют отпавшие от истинной веры "церкви", владыка не питает никаких иллюзий о возможности объединения с ними или даже диалога. С кем и какой диалог можно вести, когда, к примеру, в англиканской "церкви" нормальным считается, если "епископ" не верит в Божество Иисуса Христа, в Его воскресение или даже в Его существование. Это называется правом каждого человека иметь собственное мнение. Не говоря уже о женском "священстве", "венчании" гомосексуальных браков и т. д. Максимум допустимого экуменического общения это просто хорошие человеческие отношения с инославными как с людьми, а не как с носителями определенного вероучения. Просто правила вежливости, ни к чему не обязывающие. И уж, конечно, никаких общих богослужений и иного церковного общения.

Впечатление второе - приход 
    Церковь Успения Божией Матери расположена в центральной части Лондона, неподалеку от Гайд-парка. Несколько десятилетий назад это здание принадлежало англиканской церкви. Службы совершаются по воскресным и праздничным дням, причем всенощная служится накануне в 18 часов и литургия - в 10.30. Столь позднее начало литургии объясняется тем, что многие прихожане приезжают на службу из пригородов. Если к этому добавить то, что в Великий пост службы шли почти каждый день, то получится очень радостная, но очень непривычная по западным меркам, картина насыщенной богослужебной жизни. Кроме этого, двери храма открыты и в будние дни - работает библиотека, проходят занятия хора и т.д.

    Внутреннее убранство церкви  вполне соответствует православной традиции. Много писаных икон с частичками мощей святых. Невысокий одноярусный иконостас и традиционная праздничная икона на аналое посреди церкви. Хоры как бы опоясывают всю церковь по периметру, исключая только алтарную часть.

    На всенощном бдении в субботу собирается человек пятьдесят, в основном, люди среднего возраста. И, несмотря на несколько большую, чем у нас, свободу в поведении и одежде (например, много женщин в брюках и без косынок), все пребывают в благоговении и внимании к службе. Служба проходит на двух языках: английском и церковнославянском. Большинство прихожан и хора составляют англичане, и поэтому при чтении и пении на церковнославянском слышен английский акцент. Кстати, именно англичане более активно участвуют в жизни прихода, чаще откликаются на просьбы сделать уборку в храме, прийти на спевку и т. д. Вообще, главной особенностью прихода, как я думаю, является то, что никто в церковь не приходит просто так - по привычке, или за компанию, или просто отметиться. Жизнь на Западе столь стремительна и столь требовательна к человеку, что он не может позволить себе тратить время на то, что его интересует "постольку-поскольку". И поэтому в храм приходят только те люди, которые осознают важность происходящего в церкви. Самое ценное для человека на Западе - это время. И если человек жертвует своим временем для чего-то, то это что-то должно быть для него очень важным.

    В воскресенье на литургии присутствует более двухсот человек. По западным меркам - это огромное количество. Оно резко контрастирует с англиканскими приходами, где для привлечения публики устраивают всевозможные дешевые распродажи, детские аттракционы, кафе и чуть ли не дискотеки. И все равно англиканские приходы закрываются за неимением прихожан.

    Возглавляет богослужение митрополит Антоний. Старенький, немощный, со слабым голосом, он своим благоговейным проникновенным служением настраивает всех присутствующих на искреннюю глубокую молитву к Богу. Большинство пришедших на литургию причащается. После службы все идут на чаепитие в. просторную комнату, которая находится в одном здании с храмом. Здесь можно свободно пообщаться и друг с другом, и со священниками, и даже с архиепископом Анатолием. После чаепития в библиотеке проходят лекции на духовные темы или просмотр православных  видеофильмов. Со стороны прихожан и священников я встретил радушный прием, о котором остались самые теплые воспоминания.

Впечатление третье - монастырь 
    Из Лондона до монастыря святого  Иоанна Предтечи можно доехать за два часа. Архитектурно он ничем не напоминает монастырь. И если бы не мозаичные иконы на стенах некоторых зданий, то его вполне можно было бы принять за какой-то санаторий. Главной видимой  святыней монастыря является частица  мощей преподобного Силуана Афонского, учеником которого был основатель монастыря архимандрит Софроний. Невидимая же святыня монастыря - это дух подвижничества преп. Силуана, который  передался через отца Софрония инокам и инокиням монастыря. Здесь основное внимание уделяют состоянию души человека, очищению ее от страстей, приготовлению к встрече с Богом. При этом  внешние действия, как то: послушания, хождение на службы, участие в таинствах - рассматриваются только как средства к достижению главной цели - стяжанию Духа Святого. Можно сказать, что здешние иноки и инокини уделяют более внимания внутреннему, чем внешнему. Хотя и внешне монастырь выглядит очень опрятно: аккуратно подстриженные кусты, ровные дорожки, отсутствие мусора. Недавно монастырь обзавелся своим садом.

    Когда архимандрит Софроний перебрался жить в Англию, вокруг него стали собираться ученики, мужчины и женщины, сформировалась небольшая община, которая со временем переросла в монастырь. Сейчас в монастыре также существует мужской корпус и женский корпус, соответственно есть и две гостиницы для приезжих - мужская и женская. Особенностью является наличие "интеллектуальных" послушаний: учеба, причем как духовная, так и светская, иконопись, переводы духовной литературы на иностранные языки, издательская деятельность. К примеру, в книжной лавке я встретил труды святителя Игнатия Брянчанинова, переведенные на французский язык. Книги отца Софрония также переведены на все основные европейские языки.

    Из русских в монастыре я встретил только одного - отца Николая. Монастырь многонациональный: здесь и греки, и англичане, и даже, кажется, скандинавы. Очень многие из них в дань уважения к своему наставнику выучили русский язык. Здесь же, в монастыре - могила почившего несколько лет назад архимандрита Софрония.

Впечатление четвертое - Национальная галерея и Британский музей 
    На примере галереи и 42-й комнаты Британского музея можно проследить развитие всей западной культуры после отпадения от Православия. Залы галереи располагаются в хронологическом порядке, образуя собой четыре периода: 1260-1510 гг., 1510-1600 гг., 1600-1700 гг. и 1700-1900 гг. А в 42-й комнате музея собраны экспонаты средневекового периода.

    Должен оговориться, что я не историк и не искусствовед, так что могу ошибаться в периодах, датах и именах. Общая же картина представляется следующей. XII -XIII века - это еще культура, которую вполне можно назвать православной. И иконы, и резные изображения, и кресты выполнены согласно православной традиции. До XIII века я не нашел неканонических распятий, т. е. чтобы ноги были прибиты одним гвоздем. XIV - XV века - это католическая культура, которую уже четко можно отличить от православной. Хотя изображения этого времени скорее напоминают иконы, чем картины. Со временем от иконописи уже ничего не остается, картины на религиозные темы становятся все более натурально написанными. Воскресший Христос уже обладает всеми пропорциями какой-нибудь античной статуи. В XV веке художники уже позволяют себе наравне с еще в общем-то пристойными религиозными картинами изображать обнаженных языческих богов и богинь.

    И резкая черта - XVI век. Век реформации, протестантизма, протестующего против всех традиций и устоев, приведший к поистине ужасным последствиям. Резкая видимая катастрофа, произошедшая в западном сознании, - религиозные картины становятся пошлыми. Они в галерее соседствуют с картинами откровенных вакханалий, изображающих всеобщее совокупление: обнаженные или слегка прикрытые мужчины и женщины с соблазнительными формами и в соответствующих позах. Честно говоря, не хочется говорить здесь о том, как изображена на таких картинах Пресвятая Богородица - это очень оскорбительно для православною слуха.

    В общем, впечатления ужасные. Наводит все это на весьма серьезные размышления. Во-первых, художники в своем творчестве не видели разницы, рисуют ли они Пресвятую Деву или какую-нибудь богиню разврата -для них это всего лишь художественный материал. Вот и получаются у них картины на религиозные темы написанными страстно, эротически.

    Второй вывод - гораздо более печальный. Ведь это же западная культура, которая считается мерилом цивилизации. На этой культуре воспитан весь западный мир, поколения людей впитали в себя эту культуру. Для них такие изображения не представляются кощунственными, для них это нормально. Для них и Священное Писание, и святые, и сам Христос с Богородицей - не более чем предмет для интерпретации. Это объект, над которым человек может творить все, что хочет: переделывать, выставлять в каком угодно образе. Т. е. человек ставится над Богом и над божественным, человек ставится в центр. Вот в чем разница в миропонимании у "нас" и у "них". В Православии всегда в центре Бог. Поэтому и существует благоговейно почитаемый иконописный канон, поскольку православный иконописец своим творчеством прикасается к божественному. Он как бы должен снять обувь, ибо стоит он на земле святой. Западный человек обуви не снимает. Он приходит как хозяин, как потребитель и распорядитель. Он сам решает, как изображать Бога, как трактовать Писание, как интерпретировать заповеди. Мерилом является только его собственное мнение.(...)

Вместо заключения. Впечатление последнее 
    В Вестминстерском аббатстве, действующем англиканском соборе, возле западного входа находятся две православные иконы: Спасителя и Божией Матери, довольно больших размеров, очень хорошо и недавно написанных. Перед каждой иконой - лесенка со свечками. На мой вопрос, откуда эти иконы и почему они здесь, сотрудница аббатства ответила, что их привез в Англию один русский, некто Сергей Федоров, и аббатство эти иконы у него каким-то образом приобрело. А иконы им нужны были для того, чтобы люди, входящие в аббатство, знали, что это действующий храм, а не просто музей или выставка. Поскольку, как сказала мне та же сотрудница, в аббатстве, кроме этих икон, нет ничего, что напоминало бы о Боге.


  1 "Кириллица", N7, 1999 г., стр. 2-3

Вера и наука - 
СЕНСАЦИОННОЕ ОТКРЫТИЕ УЧЕНЫХ 1

Православная молитва - особое состояние человека, совершенно ему необходимое

 

В. Казак

    На недавней всемирной конференции (1999 года), проходившей в Аризонском университете США под названием "Последние достижения науки о сознании", были опубликованы тезисы питерского ученого, доктора биологических и кандидата медицинских наук, президента Санкт-Петербургской ассоциации психопунктуры, заведующего лабораторией психофизиологии психоневрологического института им. В. М. Бехтерева профессора В. Б. Слезина и кандидата медицинских наук И. Я. Рябиной. В этих тезисах, вызвавших заметный интерес у ученых многих стран и научных направлений, говорится об открытии необычного феномена - особого состояния человека во время молитвы.

    Подробнее об этом научном открытии мы попросили рассказать нашему корреспонденту одного из авторов этого исследования В. Б. Слезина,

    Валерий Борисович, что натолкнуло вас на открытие этого феномена?

    Многие годы в практике лечения функциональных невротических расстройств, то есть неврозов, применяется метод самогипноза, или, как мы его еще называем, медитация. Этот метод, по мнению специалистов, дает неплохие результаты. Мы решили в своей лаборатории исследовать, какие процессы происходят при этом в коре головного мозга. Сняли электроэнцефалограмму и обнаружили, что во время медитации в коре головного мозга включаются механизмы возбуждения.

    И в один прекрасный момент мы задались вопросом: "а что происходит с мозгом, когда человек молится?" Некоторые последователи различных школ йоги утверждают, что медитация - та же молитва, то же общение с Богом.

    Это далеко не так, как выяснили мы в своих исследованиях. Для чистоты эксперимента мы пригласили монаха, настоятеля одного из монастырей, и записали его электроэнцефалограмму во время молитвы. Результат нас ошеломил. Мы обнаружили, что в полном сознании в молитвенном состоянии православного священнослужителя электроэнцефалограмма показывала полное выключение коры головного мозга... Человек сидел и молился, но у него полностью отсутствовал электрический импульс, свидетельствующий о работе коры мозга. То есть мы наблюдали состояние полного отключения мозга при ясном сознании. Мы назвали этот феномен четвертым состоянием человека. До нашего открытия наука знала три состояния сознания человека: бодрствование, медленный и быстрый сон, которые отличаются друг от друга характерами электрических импульсов в коре. Теперь нам стало известно и еще одно состояние - полное отключение электрической актив-ности коры головного мозга при полном сознании.

    Валерий Борисович, мне довелось познакомиться с одной удивительной женщиной, прихожанкой Свято-Троицкого собора Александро-Невской лавры, которая рассказала удивительную историю из своей жизни. Она умирала от рака в больнице, врачи на ней "поставили крест", но ей не давала покоя мысль о судьбе ее детей... И она стала день и ночь взывать к Богу и просить исцелить ее ради детей... И совершилось чудо - она поправилась, выздоровела. Воспитала своих детей и, естественно, непрестанно благодарит Господа...

    Как вы думаете, в чем секрет целительных свойств молитвы?

    Для верующего - Бог услышал и исцелил, это ясно. А для ученого-материалиста?

    Как показывают исследования, электроэнцефалограммы бодрствования и быстрого сна идентичны. Теперь мы обнаружили, что происходит полное отключение коры как во время медленного сна, так и во время молитвы. Получается, что молитвенное состояние свойственно и необходимо человеческому организму, как и три известные нам. Ведь в жизни человека наблюдаются переходы одного состояния сознания в другое, существуют системы торможения, отключения... Когда в жизни человека по его воле отсутствует необходимое для него четвертое физиологического состояние мозга, то, видимо, происходят какие-то негативные процессы. Ведь обратите внимание, что характерной чертой для подвижников Церкви, монахов-старцев является умиротворенное состояние души...

    Да, во время богослужения священник не раз возглашает: "Мир вам!" То есть, он желает нам мирного состояния души...

    Видимо, без внедрения в практику молитвенного состояния этого мирного устройства в душе нам трудно достигнуть. Отсюда и целительные свойства молитвы.

    Во время настоящей молитвы происходит уход от реальности, что приводит к разрушению патологических связей. Уходя от мира, от образов патологии, человек способствует своему выздоровлению. Четвертое состояние - это путь к гармонии.

    Наши исследования дали нам возможность сделать еще некоторые открытия. Так, мы выяснили, что уныние, рок-музыка уводят человека от состояния гармонии, вызывая в коре мозга электрические импульсы, близкие к эпилептическому припадку.

    Раз мы живем на планете Земля, где существуют, как мы выяснили, четыре физиологических состояния человека, то они все и должны чередоваться в жизни человека. Отсутствие одного из них нарушает гармоничное развитие человека, приводит его к деградации, к болезни. Поэтому я осмелюсь утверждать, что четвертое - молитвенное состояние позволяет или помогает человеку оставаться человеком!


  1 Газета "Виноградная лоза", изд. Рижской епархии, N15, июль 1999 г. 

К КАНОНИЗАЦИИ ЦАРСТВЕННЫХ СТРАСТОТЕРПЦЕВ - Его Святейшеству Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию Второму и Священному Синоду
Доклад 1

О работе Комиссии Священного Синода по канонизации святых над вопросом о мученической кончине Царской Семьи

 


    Ваше Святейшество! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! На протяжении более четырех лет работы возглавляемой мною Синодальной Комиссии по канонизации святых на ее повестке главным оставался вопрос, связанный с Определением Архиерейского Собора от 31 марта - 4 апреля 1992 года: "поручить Синодальной Комиссии по канонизации святых при изучении подвигов новомучеников Российских начать исследование материалов, связанных с мученической кончиной Царской Семьи". 
    Уже на первом после Собора заседании члены Комиссии приступили к изучению исторического, нравственного и религиозного аспектов царствования последнего Императора династии Романовых. Особенно тщательно нами изучались те темы, которые нуждались в детальном осмыслении. На последнем своем заседании, проходившем 25 сентября сего года, Комиссия завершила исследование этой темы, и я имею долг доложить сегодня об итогах нашей работы.     С первым этапом изучения Комиссией вопроса, посвященного Царской Семье, я ознакомил членов Архиерейского Собора, который состоялся 29 ноября - 2 декабря 1994 года. Тогда я изложил основные принципы и критерии работы Комиссии по изучению жизни и трагической судьбы Царской Семьи. В докладе, в частности, отмечалось, что основную свою задачу "в вопросе канонизации Царской Семьи Комиссия видит в объективном рассмотрении всех обстоятельств жизни членов Императорской Семьи в контексте исторических событий и церковном их осмыслении вне идеологических стереотипов, господствовавших в нашей стране на протяжении минувших десятилетий". В докладе также указывалось, что Комиссия руководствуется пастырской озабоченностью, чтобы канонизация Царской Семьи в сонме новомучеников Российских не служила аргументом в политической борьбе и не привела к государственным нестроениям, а способствовала бы объединению народа Божия в вере и благочестии. Мы стремились учесть и факт канонизации Царской Семьи Русской Зарубежной Церковью в 1981 году, которая, как известно, вызвала далеко не однозначную реакцию как в среде русской эмиграции, многие представители которой (вспомним здесь высказывания архиепископа Иоанна Шаховского, профессора Д.В. Поспеловского, профессора Н.А. Струве) не увидели тогда в ней достаточно убедительных оснований, так и в самой России, не говоря уже о таком, не имеющем исторических аналогий, с православной точки зрения, решений Зарубежного Синода, как включение в число канонизированных, принявших вместе с Царской Семьей мученическую кончину, царского слуги римо-католика Алоизия Егоровича Труппа и лютеранки гофлектриссы Екатерины Адольфовны Шнейдер. 
    Комиссия не могла не учитывать и разноречивых, порой кардинально противоположных, взглядов на канонизацию Царской Семьи, высказываемых как в светской, так и в церковной периодической печати, а также в письмах представителей епископата, священнослужителей и мирян Русской Православной Церкви, поступавших в Комиссию. 
    В своем докладе Архиерейскому Собору 1994 года я представил документы, принятые к тому времени Комиссией по изучаемой проблеме. Напомню основное их содержание. 
    В исследовании "Причина отречения Императора Николая II от Престола и православное отношение к этому акту" говорилось, "что сама возможность отречения Российского Государя от Престола по какой бы то ни было причине не предусматривалась Актом о Престолонаследии, и в этой связи отречение Императора Николая II от власти являлось беспрецедентным актом в государственной жизни России со времени вступления в силу Акта о Престолонаследии". Согласно Акту о Престолонаследии, власть не могла передаваться кому бы то ни было, кроме установленного этим Актом Наследника Престола. С церковной же точки зрения, факт отречения Императора Николая II не может считаться вероучительным или каноническим нарушением в силу отсутствия соборно принятых Православной Церковью установлений, которые бы определяли возможность отречения от престола помазанного на Царство православного Государя. Комиссия выразила мнение, "что сам факт отречения от Престола Императора Николая II, непосредственно связанный с его личными качествами, в целом все же является выражением сложившейся тогда исторической обстановки в России". 
    В другом исследовании Комиссии - "О церковной политике Императора Николая II" - указывалось, что, с одной стороны, всю Императорскую Семью отличало личное благочестие. Правление последнего Царя из династии Романовых было давно отмечено и широким храмостроительством, и новыми канонизациями святых - при нем были прославлены святитель Феодосии Черниговский (1896), преподобный Серафим Саровский (1903), святая княгиня Анна Кашинская (восстановление почитания в 1909 г.), святитель Иоасаф Белгородский (1911), святитель Гермоген Московский (1913), святитель Питирим Тамбовский (1914) и святитель Иоанн Тобольский (1916). С другой стороны, церковная политика Императора не выходила за рамки традиционной синодальной системы управления Церковью." Николай II, - подчеркивалось в докладе Собору, - будучи убежденным в несвоевременности проведения церковных реформ, не способствовал исходившим из церковных кругов инициативам созыва Поместного Собора и восстановления Патриаршества", хотя им было дано согласие на созыв Предсоборного присутствия. 
    Наконец, на суждение Собора было представлено специальное историко-богословское исследование "Об отношении Церкви к страстотерпчеству", в котором последние дни жизни Императорской Семьи было предложено рассматривать в связи с изучением смысла страданий для христианина. 
    По моему докладу было принято следующее Определение Архиерейского Собора: 
1. Одобрить деятельность Комиссии Священного Синода по канонизации. 
2. Считать правильными используемые Комиссией критерии канонизации святых и метод работы. Полагать необходимым придерживаться таковых и в будущем, в частности, при канонизации новомучеников Российских и в изучении вопроса о возможности причисления к лику святых Императора Николая II и его Семьи..." 
    В свете этого Определения в Комиссии было продолжено изучение остальных тем, связанных с исторической и нравственно-религиозной оценкой царствования Николая II. 
    В историко-аналитическом исследовании "Православный взгляд на государственную деятельность Императора Николая II" было отмечено, что, как политик и государственный деятель, Государь поступал, исходя из своих религиозно-нравственных принципов. Неудача, постигшая Государя на этом пути, была не только и не столько его личной трагедией, сколько послужила прологом величайшей исторической драмы России. Будучи помазанным на Царство, наделенный всей полнотой власти, Император Николай II был ответственен за все события, происходившие в его государстве, как перед своим народом, так и перед Богом. Поэтому определенная доля личной ответственности за исторические ошибки, подобные событиям 9 января 1905 года - а этой теме был посвящен специальный доклад, принятый Комиссией, ложится на самого Императора, хотя и не может измеряться степенью его участия, а точнее неучастия в этих событиях. 
    Другим примером действий Императора, имевших пагубные последствия для судьбы России и самой Царской Семьи, были его отношения с Распутиным - и это было показано в исследовании" Царская Семья и Г. Е. Распутин". Действительно, как могло случиться, что такая фигура, как Распутин, могла оказывать влияние на Царскую Семью и российскую государственно-политическую жизнь его времени? Разгадка распутинского феномена - в болезни Царевича Алексия. Хотя и известно, что Государь неоднократно пытался избавиться от Распутина, но всякий раз он отступал под давлением Императрицы из-за необходимости обращаться за помощью к Распутину для излечения Наследника. Можно сказать, что Император оказался не в состоянии противостоять Александре Федоровне, истерзанной горем из-за болезни сына и находившейся в связи с этим под влиянием Распутина. 
    Подводя итог изучению государственной и церковной деятельности последнего Российского Императора, Комиссия не нашла в ней достаточных оснований для его канонизации. 
    Однако, в Православной Церкви известны случаи причисления к лику святых даже тех христиан, которые вели греховную жизнь после крещения. Их канонизация совершалась именно потому, что свои грехи они искупили не только покаянием, но и особым подвигом - мученичеством или аскезой. Хотелось бы здесь вспомнить добровольное мученичество за Христа св. мч. Вонифатия (память 19 декаб-ря/1 января), греческих мучеников ХУП-ХУШ веков, пострадавших за отречение от принятого ими уже после святого крещения мусульманства. В этом же ряду можно было бы назвать и суровые аскетические подвиги таких святых, как преподобная Мария Египетская (1/14 апреля); 
    Причем эти подвиги иногда могли завершиться насильственной смертью (мч. Варвар - 6/19 мая, прп. Никита Столпник Переславский - 23 мая/5 июня). Находя определенное сходство жизни упомянутых святых с тем, что в жизни Императора Николая II также было два неравных по продолжительности и духовной значимости периода - время его царствования и время пребывания в заключении после его отречения, - Комиссия обратилась к внимательному изучению последних дней Царской Семьи, связанных с глубоким страданием и мученической кончиной ее членов. 
    Обстоятельства последнего периода жизни Императорской Семьи Комиссия рассматривала в исторической перспективе подвига тех свидетелей веры, которых Святая Церковь именует страстотерпцами. Слово" страстотерпец" восходит к посланиям апостола Павла (2 Тим. 2:3,5; Евр. 10:32), причем в послании к Евреям говорится о стойкости (слав. - терпении) в перенесении страданий. В богослужебной и житийной литературе Русской Православной Церкви слово" страстотерпец" стало употребляться применительно к тем русским святым, которые в строгом смысле не были мучениками за Христа, но завершили свою жизнь от рук гонителей и убийц. В истории Русской Церкви такими страстотерпцами были святые благоверные князья Борис и Глеб (1015), Игорь Черниговский (1147), Михаил Тверской (1319). Все они своим подвигом страстотерпцев явили высокий образец христианской нравственности, терпения и личного мужества. 
    В связи с этим, давая оценку трагической гибели Царской Семьи, мне вновь хотелось бы обратиться к тексту своего доклада на Соборе 1994 года: "В политизированную эпоху нового времени, когда гонения на Церковь и христиан трудно порой бывает отделить от политических убийств, могли быть святыми страстотерпцами, так как их убивали как символ Православной Руси" (см." К канонизации новомучеников Российских". Комиссия Священного Синода -Русской Православной Церкви по канонизации святых. М., 1991, с. 34). Однако не всякое политическое убийство, тем более в ту эпоху нестроений, может быть рассматриваемо как мученический подвиг. Церковь дает оценку всякому политическому событию не иначе, как в рамках нравственного о нем суждения". Последовательно и методично, убивая всех попавших им в руки Романовых, большевики, прежде всего, руководствовались идеологией, а потом уже политикой - ведь в народном сознании Император еще продолжал оставаться Помазанником Божьим, а вся Царская Семья символизировала Россию уходящую и Россию уничтожаемую. 21 июля 1918 года Святейший патриарх Тихон в своем слове при совершении Божественной литургии в Московском Казанском Соборе как бы ответил на те вопросы и сомнения, которые через восемь десятилетий попытается осмыслить Русская Церковь: "Мы знаем, что он (Император Николай II. - М. Ю.), отрекаясь от Престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией. Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе..." 
    В своем историческом анализе Екатеринбургской трагедии Комиссия не могла не коснуться вопроса о так называемом  ритуальном убийстве Царской Семьи, о существовании которого в печати до сих пор появляются публикации. На мои обращения от 28 декабря 1993 года и от 21 августа 1995 года к ректорам Московской Духовной Академии и Семинарии с просьбой оказать Комиссии научно-консультативную помощь силами профессорско-преподавательского состава вверенных им духовных учебных заведений в подготовке историко-богословской темы "Православная точка зрения на существование "ритуального убийства" в связи с трагической гибелью Царской Семьи" 9 ноября 1995 года я получил ответ. В представленном Московской Духовной Академией документе отмечается следующее: "Не располагая средствами к проведению самостоятельного расследования всех обстоятельств убийства Царской Семьи, исходя из презумпции невиновности, при изучении вопроса об убийстве в Ипатьевском доме, не следует считать доказанной версию о ритуальном характере этого убийства, поскольку:

а) по наиболее громкому и с большой обстоятельностью расследованному судебному делу, связанному с обвинением в ритуальном убийстве, - делу Бейлиса - на суде не удалось доказать самого существования таких убийств у евреев; 
б) типичное ритуальное убийство, каким оно изображается у авторов, исходящих из существования таких убийств, имеет мало общих черт с убийством в Ипатьевском доме; 
в) ничего не известно о религиозности тех лиц, причастных к убийству Царской Семьи, кто имел еврейское происхождение..." 
    Итак, современный экспертный богословский анализ вопроса о так называемом" ритуальном убийстве" подтверждает отрицательную экспертизу группы русских православных богословов (профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии А. А. Глаголева), выступивших в 1913 году на процессе Бейлиса. И анализ обстоятельств того, как произошло убийство Царской Семьи, не позволяет сделать вывода о его ритуальном характере. 
    Большинство свидетелей последнего периода жизни Романовых говорят об узниках Тобольского губернаторского и Екатеринбургского Ипатьевского домов, как о людях страдающих и, несмотря на все издевательства и оскорбления, ведших благочестивую жизнь. В Царской Семье, оказавшейся в заточении, мы видим людей, искренне стремящихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. 
    Императорская Семья проводила много времени в душеполезном чтении, прежде всего Священного Писания, и в регулярном - практически неопустительном - посещении Богослужений. Вот как описывает протоиерей Афанасий Беляев молитвенное настроение Царской Семьи: "Надо самому видеть и так близко находиться, чтобы понять и убедиться, как бывшая царственная семья усердно, по-православному, часто на коленях, молится Богу. С какою покорностью, кротостью, смирением, всецело предав себя в волю Божию, стоят за богослужением". Не может не трогать и повествование отца Афанасия об исповеди Императора: "Рядом со мной стоял тот, выше которого из всех живущих на земле нет. Это до сего времени был наш Богом данный Помазанник, по закону престолонаследия 23 года царствовавший русский Православный Царь. И вот ныне, смиренный раб Божий Николай, как кроткий агнец, доброжелательный ко всем врагам своим, не помнящий обид, молящийся усердно о благоденствии России, верующий глубоко в ее славное будущее, коленопреклонно, взирая на крест и Евангелие, в присутствии моего недостоинства, высказывает Небесному Отцу сокровенные тайны своей многострадальной жизни и, повергаясь в прах перед величием Царя Небесного, слезно просит прощения в вольных и невольных своих прегрешениях". В глубоких страданиях Государя невольно вспоминается история святого праведного Иова многострадального, в день церковной памяти которого родился Николай II. Сама жизнь Императора была подобна страданиям Иова - ведь он принял свой крест так же, как некогда библейский праведник принял все ниспосланные ему несчастья - твердо, с терпением, кротостью и без тени ропота. 
    О том, как вся Семья переносила тяжелые испытания, постигшие их в заключении, открывается в дневниковых записях и переписке членов Царской Семьи. 
    Император, с тревогой следивший за развитием событий в России, глубоко страдал, раскаиваясь в своем отречении. По воспоминаниям воспитателя Наследника Алексия Николаевича, Пьера Жильяра, Государь принял решение об отречении" в надежде, что те, кто пожелал его удаления, окажутся способными привести войну к благополучному окончанию и спасти Россию. Он побоялся, чтобы его сопротивление не послужило поводом к гражданской войне в присутствии неприятеля, и не пожелал, чтобы кровь хотя бы одного русского была пролита из-за него... Он страдал теперь при виде того, что его самоотречение оказалось бесполезным... Эта мысль стала преследовать его все сильнее и впоследствии сделалась для него причиной великих нравственных терзаний". 
    "Сколько еще времени будет наша несчастная Родина терзаема и раздираема внешними и внутренними врагами? - писал в своем дневнике Николай II. - Кажется иногда, что дольше терпеть нет сил, даже не знаешь, на что надеяться, чего желать? А все-таки никто как Бог! Да будет воля Его Святая!" Несмотря на все страдания, пережитые Императором, сердце его исполнилось светом Христовой любви и всепрощения, о чем мы читаем в одном из писем Великой Княжны Ольги Николаевны: "Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильней, но что не зло победит зло, а только любовь". 
    Доброта и душевное спокойствие не оставляли в это тяжелое время и Императрицу. В письмах Александры Федоровны раскрывается вся глубина ее религиозных чувств - сколько в них силы духа, скорби о судьбе России, веры и надежды на помощь Божию. И к кому бы она ни писала, она находила слова поддержки и утешения. Эти письма - настоящие свидетельства христианской веры. Приведем только несколько отрывков из них: "Господь услышит наши молитвы и вам поможет, утешит и подкрепит-. Тяжело и трудно жить, но впереди есть Свет и радость, тишина и награда за все страдания и мучения. Идите прямо вашей дорогой, не глядите направо и налево, и если камня не увидите и упадете, не страшитесь и не падайте духом. Поднимитесь и снова идите вперед. Больно бывает, тяжело на душе, но горе нас очищает. Помните жизнь и страдания Спасителя, и ваша жизнь покажется вам не так черна, как думали. Цель одна у нас, туда мы все стремимся, да поможем мы друг другу найти - Христос с вами, не страшитесь". 
    Сколько мольбы, надежды и веры в любовь Христову выражено в другом письме Императрицы: "Господи, помоги тем, кто не вмещает любви Божией в ожесточенных сердцах, которые видят только все плохое, и не стараются понять, что пройдет все это; и не может быть иначе. Спаситель пришел, показал нам пример. Кто по Его пути, следом любви и страдания идет, понимает все величие Царства Небесного". 
    В сопереживании страданий других людей, запечатленном в письмах Александры Федоровны, вновь и вновь раскрывается действие Божественной благодати, воскрешающей человеческий дух - поистине, по слову апостола Павла, сила Божия в немощи совершается (2 Кор 12:9): 
    Все можно перенести, если Его (Бога) близость и любовь чувствуешь и во всем Ему крепко веришь. Полезны тяжелые испытания, они готовят нас для другой жизни, в далекий путь. Собственные страдания легче нести, чем видеть горе других, не будучи в возможности им помочь- Надо Бога вечно благодарить за все, что дал, а если и отнял, то, может быть, если без ропота все переносить, будет еще светлее. Всегда надо надеяться. Господь так велик, и надо молиться, неутомимо Его просить спасти дорогую Родину. Стала она быстро, страшно рушиться в такое малое время. Но тогда, когда все кажется так плохо, что хуже не может быть. Он милость Свою покажет и спасет все. Как и что, это только одному Ему известно-. Хотя тьма и мрак теперь, но солнце ярко светит в природе и дает надежду на что-то лучшее. Вы видите, мы веру не потеряли, и надеюсь никогда не потерять, она одна силы дает, крепость духа, чтобы все перенести. И за все надо благодарить... Не правда ли? Пока живы мы с нашими вместе-маленькая крепко связанная семья. А они что хотели?- Вот видите, как Господь велик. Мы и в саду бываем (то есть на свободе). А вспомните тех других, о, Боже, как за них мы страдаем, что они переживают, невинные- Венеи, им будет от Господа. Перед ними хочется на коленях стоять, что за нас страдают, а мы помочь не можем даже словом. Это тяжелее всего. Больно за них, но и для них, я верю крепко, будет еще хорошее (мзда много на небесах) и здесь еще". 
    Вместе со своими родителями все унижения и страдания с кротостью и смирением переносили Царские дети. Лучше всего их мысли и чувства выражены в стихотворении" Молитва", переписанном рукой Ольги Николаевны: 
    Пошли нам. Господи, терпенье В годину буйных мрачных дней Сносить народное гоненье И пытки наших палачей. Дай крепость нам, о Боже правый, Злодейство ближнего прощать И крест тяжелый и кровавый С Твоею кротостью встречать. И в дни мятежного волненья, Когда ограбят нас враги, 
Терпеть позор и оскорбленья, Христос Спаситель, помоги. Владыка мира, Бог вселенной, Благослови молитвой нас И дай покой душе смиренной В невыносимый страшный час. И у преддверия могилы Вдохни в уста твоих рабов Нечеловеческие силы Молиться кротко за врагов. 
    Весь ужас Екатеринбургской трагедии меркнет перед силой духа, выраженной в этих письмах. 
    Убийство Царской Семьи в ночь на 17 июля 1918 года повторяет узловое событие первоначальной духовной истории России - убийства князей-страстотерпцев Бориса и Глеба в 1015 году. Их смерть заключала в себе подвиг непротивления насилию - и этот же подвиг через 900 лет был промыс-лительно повторен последними Романовыми. 
    Вместе с Императорской Семьей были расстреляны и их верные слуги, последовавшие за своими господами в ссылку. Они прекрасно понимали -достаточно прочесть письма императорского лейб-медика Е. С. Боткина, - что их ожидает мученическая кончина, но они так и не оставили Царской Семьи. Так, в письме другу Боткин пишет: "Мое добровольное заточение здесь настолько временем не ограничено, насколько ограничено мое эемное существование. В сущности, я умер - умер для своих детей, для друзей, для дела... Я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына. И я твердо верю, что так же, как Бог спас тогда Исаака, Он спасет теперь и моих детей и сам будет им Отцом... И Бог благословил мои труды, и я до конца дней сохраню это светлое воспоминание о своей лебединой песне". В связи с тем, что Царские слуги добровольно остались с Царской Семьей и приняли мученическую смерть, то правомерно было бы ставить вопрос и об их канонизации; к ним, помимо расстрелянных вместе с Императорской Семьей доктора Е. С. Боткина, комнатной девушки Императрицы А. С. Демидовой, придворного повара И. М. Харитонова и лакея А. Е. Труппа, принадлежали убиенные в различных местах и в разные месяцы 1918 года генерал-адъютант И. Л. Татищев, гофмаршал князь В. А. Долгоруков, "дядька" Наследника К. Г. Нагорный, детский лакей И. Д. Седнев, фрейлина Императрицы А. В. Гендрикова и гофлектрисса Е. А. Шнейдер. В настоящее время Комиссии не представляется возможным окончательное разрешение вопроса о наличии основания для канонизации этой группы мирян, по долгу своей придворной службы сопровождавших Царскую Семью в период ее заточения и принявших насильственную смерть. Комиссия не располагает сведениями о широком поименном молитвенном поминовении этих мирян, а также о связанных с ними чудотворениях. Кроме того, сейчас отсутствуют сколько-нибудь   существенные сведения о религиозной жизни и личном благочестии всех этих мирян, за исключением некоторых отрывочных свидетельств о духовной жизни Е.С. Боткина, в то время как двое из них  - римокатолик А. Е. Трупп и лютеранка Е. А. Шнейдер не являлись мирянами православного исповедания. Комиссия пришла к заключению, что наиболее подобающей формой почитания христианского подвига верных слуг Царской Семьи, разделивших ее трагическую участь, может быть увековечение этого подвига в житии Царственных мучеников. В настоящее время, таким образом, насильственная смерть, принятая этими мирянами в результате исполнения ими их нравственного долга перед Царской Семьей, не может быть признана мученической кончиной за исповедание христианской веры. 
    Почитание Царской Семьи, начатое уже Святейшим Патриархом Тихоном в заупокойной молитве и слове на панихиде о убиенном Императоре через три дня после Екатеринбургского убийства, продолжалось - несмотря на господствующую идеологию - на протяжении нескольких десятилетий советского периода нашей истории. Священнослужители и миряне возносили к богу молитвы о упокоении невинно убиенных страдальцев - членов Царской Семьи. В домах в красном углу можно было видеть фотографии Царской Семьи, а в последее время стали появляться и иконы с изображением Царственных мучеников. Сейчас такие иконы иногда можно видеть в некоторых обителях и храмах ряда епархий Русской Православной Церкви. Повсеместно и все чаще совершаются заупокойные панихиды по Царской Семье. Все это свидетельствует о возрастающем почитании убиенной Царской Семьи по всей России. Так, например, о широком народном почитании Царской Семьи в Екатеринбургской епархии, в пределах которой произошла трагедия, рассказывал в своем сообщении на заседании Комиссии по канонизации 3 сентября сего года Преосвященный епископ Екатеринбургский и Верхотурский Никон. Уже несколько десятилетий церковное почитание Царской Семьи наблюдается как в Сербии, так и в русском Зарубежье. Ознакомившись с встречающимися в литературе сведениями о чудотворениях, связанных с почитанием Царской Семьи, Комиссия сочла некоторые из них заслуживающими доверия (см..например, книгу "Письма Царской Семьи из заточения". Джор-данвилль, 1974, с. 491-499). 
    За многими страданиями, перенесенными Царской Семьей в последние дни, мы видим всепобеждающий зло свет Христовой истины, который был явлен в их трагической гибели, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонения, страдания и мученическую кончину в эпоху новой российской смуты. 
    "Государь и Государыня верили, что умирают мучениками за свою родину, -пишет один из свидетелей их жизни в заточении, воспитатель Наследника Жильяр, - они умерли мучениками за человечество. Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти". 
    Именно в осмыслении этого подвига Царской Семьи Комиссия в полном единомыслии находит возможным поставить вопрос о причислении к лику святых страстотерпцев Императора Николая Александровича, Императрицы Александры Федоровны, Царевича Алексия, Великих Княжен Анастасии, Марии, Ольги и Татьяны. При сем передаю Вам, Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства и Ваши Преосвященства, документы, выработанные и принятые Комиссией по канонизации святых в процессе изучения вопроса о мученической кончине Царской Семьи: "Об отношении Церкви к страстотерпчеству", "Православный взгляд на государственную деятельность Императора Николая II", "Император Николай II и события 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге", "О церковной политике Императора Николая II", "Причина отречения Императора Николая II от Престола и православное отношение к этому акту", "Царская Семья и Г. Е. Распутин", "Последние дни Царской Семьи" и "Житие и страдания Благоверного Царя Николая Александровича и его Семьи", а также проект Деяния о канонизации Царской Семьи. 
    Комиссия свидетельствует, что по мере продолжительного и углубленного изучения данных материалов яснее и ощутимее открывался подвиг христианского перенесения страданий Царской Семьей в период многомесячного заточения. Исходя из особой важности этой темы и необходимости ее общецерковного осмысления, Комиссия считает, что вопрос о канонизации Царской Семьи мог бы быть решен Поместным Собором Русской Православной Церкви после предварительного рассмотрения его на очередном Архиерейском Соборе.

    Вашего Святейшества и Святейшего Синода недостойный послушник ЮВЕНАЛИЙ, 
    Митрополит Коломенский. Председатель Синодальной Комиссии по канонизации святых. 
 

 

   1 Доклад был представлен на Архиерейский Собор, состоявшийся в 1996 году. 

 

Из писем в редакцию

9 сентября 1999 года, Тюбинген

Дорогой отец Леонид! 
    В нашем приходе, а также в штуттгартском храме, вот уже более месяца продается два первых номера выпускаемого в Вуппертале христианского журнала "Надежда". Прежде всего хотелось бы поблагодарить Вас и Ваших прихожан за проявленную инициативу в этом важном деле: такой общегерманский православный журнал на русском языке может сблизить общины и послужить делу христианского просвещения. Прилагаемая к этому письму статья - наш небольшой вклад в начатое Вами дело. (...) 
    Коротко о возникновении статьи. По благословению отца Митрофана, в наших приходах (Штуттгарт - Тюбинген) начата работа по подготовке Рождественских чтений, посвященных 2000 - летию воплощения Спасителя. Основная идея этих чтений связана с назревшей потребностью обмена мнениями между православными верующими Московского Патриархата в Германии. Вам, наверняка, хорошо известно, что наши общины в Германии изолированы друг от друга и связаны, в основном, в том случае, если имеют одного священнослужителя. Между тем,  во многих общинах проводиться интересная работа, устраиваются детские лагеря, ведется катехизическая работа, читаются доклады, совершаются совместные паломничества, ведется миссионерская деятельность и т. п. В то же время, не секрет, что у православных  в Германии есть и свои проблемы: достаточно упомянуть о соседстве с Зарубежной Церковью или о языковом вопросе. И положительный и отрицательный опыт важно обсуждать: такова основная мысль намеченных чтений. Предполагается, что чтения пройдут в Штуттгартском  храме в конце декабря - начале января будущего года. Основная форма - доклад с последующим обсуждением. Тематика докладов ничем не ограничена, но желательна актуальная привязка к современной православной жизни (в Германии). В качестве подготовки к чтениям на приходском собрании в Штуттгарте было решено провести несколько пробных докладов, первым из которых был доклад Дмитрия Трубчанинова "Библейские переводы в древности". Его переработанную версию и высылаем Вам с просьбой о публикации. Затронутая в докладе тема о языке Церкви  выбрана не случайно, а как своего рода предложение открыто обсудить этот важный вопрос, нередко вызывающий трения между немецкими и русскими прихожанами. (...) 
    Заканчивая это письмо, просим Вас, в случае, если идея чтений Вас заинтересовала, написать нам о том, что Вы по этому поводу думаете. Было бы очень радостно увидеть на чтениях (если им суждено состояться) Вас или кого-то из Ваших прихожан. (...) 
    Позвольте пожелать Вам лично помощи Божьей в Вашем служении, а журналу "Надежда" - новых успехов во славу и процветание Православной Церкви. (...)

С уважением, Дмитрий Бумажнов

    Дмитрий! Благодарим Вас за содержательное письмо, за присланную статью и за сделанные предложения. К сожалению, не от редакции "Надежды" зависит превратится ли она в русскоязычный общегерманский православный журнал. А исключительно от наших православных братьев и сестер, которые пожелают на него подписаться. Не менее важна и живая связь между редакцией и читателем, получение материалов для публикаций, предложений и объявлений. В этом смысле пакет, полученный от Вас, - радостная и обнадеживающая весть. 
    Вы совершенно правы в том, что православные общины в Германии должны тесно сотрудничать друг с другом. Но проведение несколькими близкорасположенными "родственными" приходами Рождественских чтений - малореально: для этого недостаточно интелектуальных сил, да и не очень интересно - все друг друга и так знают. Вместе с тем, мы поддерживаем идею проведения Рождественских чтений, посвященных 2000 - летию пришествия в мир Спасителя, но на общегерманском уровне. Более того, мы готовы организовать это в Вуппертале, и разместить "делегации" от всех приходов в гостиницах и среди наших прихожан. Это можно было бы сделать сразу после нашего Рождества 
  


 

Кельн, 15.09.1999

    Уважаемая редакция, дорогой батюшка Леонид! 
 (...) Хотелось бы подписаться на ваш журнал (и все три первых номера приобрести) Особенно меня заинтересовала публикация ЋВселенная, Космос, Жизнь...Л. Будучи сама студенткой философского факультета, ищу пути к христианскому пониманию наук, и особенно больной вопрос - в каком виде должна наука служить и прославлять Господа? Мы хотели бы принимать участие в ваших встречах в общине и круглых столах.(...)

С любовью о Господе,  Анна Менг

От редакции

    Дорогая Анна! Благодарим Вас за проявленный интерес к нашим публикациям. Мы, конечно, принимаем Вас в число наших подписчиков и вышлем все предыдущие выпуски, а также расписание служб в Вуппертале. Однако теперь, после появления нашего сайта (www.nadegda.de) в Интернете, Вы и другие наши читатели смогут оперативно с нами общаться и участвовать в круглых столах, которые, как мы надеемся, вскоре заработают.



Публикация - Вселенная, Космос, Жизнь - три Дня Творения 
(Продолжение. Начало в выпусках N 2,3)

Священник Леонид Цыпин

"Не невозможно было бы для всемогущей руки Твоей, 
создавшей мир из необразного вещества..."
Книга Премудрости Соломона 11. 18

Глава третья

Нигде и ни в чем

Земля, в отличие от неба

Второй стих Книги Бытия, как бы продолжая первый, уточняет состояние материального мира (земли) в начальный период его существования.

"(2) Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водой" (Быт. 1.2).

Но если в первом стихе о небе и земле говорилось равным образом, то во втором стихе выражено явное их противопоставление, которое есть и в еврейском тексте, и во многих его переводах [1]. В частности, в синодальном - это выражено словосочетанием Земля же. И поскольку из второго стиха вытекает, что земля была неустроена (безвидна и пуста, и тьма над бездною), то небо, следует полагать, наоборот - устроено.

Более раннее Устроение духовного мира принимается почти всеми комментаторами. Но Василий Великий, Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский, Иероним, Феодорит, Иоанн Дамаскин, Ориген и др. считали более ранним не только Устроение духовного мира, но и его Сотворение. И слово небо в первом стихе они толковали по-другому, - о чем см. далее.

Земля была, и не была

Характеристика земли - безвидна и пуста - синодального перевода, соответствует <тогу вабогу> массоретского текста. - Это необычное словосочетание.

Это словосочетание встречается только у Ис. 34.11 и Иер. 4.23 - в символическом смысле - для описания разрушений, произведенных врагами. Отдельно же слово <тогу>используется в смысле "неопределенного пустого пространства" (Втор. 32.10; Иов. 6.18; 12.10;26.7; Пс. 106.40), иногда в смысле "пустое", когда речь идет об идолах (1Цар. 12.21; Ис. 41.29; 44.9; 59.4), или в смысле "даром" (Ис. 45.18-19; 49.4), или "обман" (Ис. 29. 21), или "ничто" (Ис. 40.17) [2].

Смысл <тогу вабогу> так выражается в переводах:

невидима и неустроена - Семидесяти;

пустота и ничто - Аквила;

нечто пустое и ничтожное - Феодотион;

бездейственна и неразличима - Симмахий;

изумляющая пустота - Святитель Филарет [3].

Эти непростые характеристики послужили поводом для существенного расхождения во мнениях, как в древности, так и позднее: к чему же именно отнести <тогу вабогу> - к форме существования земли, или к ее существу, к ее свойствам? Ведь - невидима и неустроенна, пустота и ничто, нечто пустое и ничтожное, нигде и ни в чем, бездейственна и неразличима, нечто праздное и безразличное, изумляющая пустота - не соответствует свойствамни одного из известных веществ. И тут нужно или, подобно Григорию Нисскому, признать, что мы по сути не знаем, чем же тогда была земля"земля была, и не была, потому что не сошлись еще к ней качества. Писание, [..] дает понять, что она не была еще облечена телесными свойствами" [4] ; или, подобно Василию Великому, отнести <тогу вабогу> к формам существования земли.

В руце Божией концы земли...

Мы уже говорили о том, что большая часть толкователей сирийской школы и продолжающих их традицию [5] считали небо и землю первых стихов, в принципе, теми же самыми, что мы видим вокруг себя, только "неустроенными". И вещество, которое они содержали, ничем качественно не отличалось от современного, только формы существования были еще неразвиты.

Толкования комментаторов этого направления различаются лишь в деталях. Характерна тут позиция Василия Великого. Прекрасно понимания всю недостаточность научных знаний своего времени, он попытался в своем "Шестодневе" уйти от множества гипотез о сущности неба и земли первых стихов и дать картину Творения, с одной стороны - наглядную и убедительную, а, с другой - соответствующую библейскому повествованию. Свой метод толкования он представляет так: "Предпишем себе и касательно земли, не любопытствовать об ее сущности, что она такое, не тратить времени на умствования, (...) не доискиваться какого-то естества, которое лишено качеств, и само взятое в себе бескачественно" [6].

Такая позиция не просто консерватизм. Ведь далее Василий Великий, как бы оправдываясь, приоткрывает и свои поиски в этом направлении: если отнять от земли все ее качества, то обязательно "останется ничто"; "и при таком изыскании мысль придет в кружение оттого, что рассудок не найдет никакого несомненного предела. Если скажешь, что воздух подложен под широту земли, то придешь в затруднение, каким образом естество мягкое (...) противоборствует такой тяжести". В качестве примера он приводит целый круг безосновательных рассуждений о воде в земле, об опоре в воде, об опоре тяжелее земли, об опоре для всего и вся... И заключая подобные рассуждения, замечает: "все в совокупности содержится силою Творца. А потому и себе самим, и спрашивающим нас: на чем опирается этот огромный и несдержимый груз земли? - надобно отвечать: в руце Божией концы земли (Пс. 94.4). Эта мысль и для нас самая безопасная и для слушающих полезная".

По Василию Великому, в итоге начального Акта Творения материальный мир состоял из земли, которая у него обозначает сушу (как и в стихе 10), и видимого неба. При этом суша-земля была скрыта под гигантской толщей (безднойводы. И поскольку небо на тот момент еще не содержало ни светил, ни звезд, ни облаков, то поверхность воды-океана(?) была неосвещенной. Потому и океаническое дно (земля) было во тьме, а, следовательно, - невидимо, и по сравнению с современностью - неустроено. Что же касается неба, то оно, видимо, содержало лишь воздух ("естество тонкое, не твердое, не грубое"), а потому, как он и сам признает[7], также было неустроенно.

Придирчивый читатель тут может заметить: а где же говорится о Сотворении воды? И действительно - о Сотворении бездны воды, вдруг упоминаемой в конце стиха 2, ранее ничего не говорилось. Эту загадку Василий Великий преодолевает, используя одно из гипотетических представлений своего времени - учение о стихиях. Согласно этому учению, все окружающие нас тела и среды образованы (как бы составлены) из четырех своеобразных первичных веществ - стихий: земли, огня, воды, воздуха. Потому-то вода и рассматривается им как одна из стихий, составляющих землю, и о Сотворении которой отдельно ничего и не должно быть сказано: "В земле найдешь и воду, и воздух, и огонь" [8].

Таким образом, начальное Творение по Василию Великому дало бытие бескрайнему океану воды, покрытому воздухом и тьмой, и скрывающему в своей глубине под бездной воды невидимую и неустроенную землю(сушу). Такое толкование вроде бы соответствует как библейскому тексту, так и очевидной реальности окружающего нас мира. Кроме того, оно согласуется с картинами земли, относящимся ко Второму (Быт. 1.6,7) и Третьему (Быт. 1.9,10) Дням.

Тем не менее, есть и противоречия. Небо Дня Один у Василия Великого неустроенно, а это не соответствует началу второго стиха, указывающего на его устроенность. Неясно и значение слова вода. Почему эта бездна воды не является собранием вод, которое Образовано в Третий День и названо морями (Быт. 1.10)? - Значит, не было в День Один собрания вод? Так что такое бездна... воды? Перечень трудностей, которые порождает подобный комментарий, можно было бы продолжить.

Новейшие открытия в физике и подход Василия Великого

После научных открытий XIX - XX веков толкование второго стиха, предложенное Василием Великим и комментаторами сирийской школы, встретило значительные трудности.

Оказалось, что наблюдаемое в видимом небе соответствует нескольким уровням явлений: атмосфере, окружающей планету, и находящимся вне ее - телам нашей звездной системы (Солнцу, планетам и Луне - спутнику Земли) и гигантского числа звездных систем, значительно удаленных от Солнца.

То, что ранее называлось землей, соответствует, видимо, нашей планете. Но она, как выяснилось, является как бы маленькой песчинкой по сравнению с другими телами Вселенной. И деление Вселенной на весь звездный мир и нашу планету - объекты несопоставимые ни по размерам, ни по массе, ни по другим свойствам - стало рассматриваться как анахронизм.

Оказалось также, что звездный мир и наше Солнце наверняка предшествовали в своем существовании Земле. Как же тогда понимать Сотворение звезд в Четвертый День - гораздо позднее нашей планеты? А что такоетвердь, Сотворенная во Второй День и удерживающая воды в облачном слое? - Выяснилось, что водыудерживаются в облачном слое, можно сказать, и сами по себе [9], без всякой тверди, хоть в чем-то отличной от воздуха.

Подобные проблемы множились. Хотя, в принципе, новые естественнонаучные взгляды все еще могли быть согласованы с толкованием Василия Великого. Для этого нужно было учесть определенный антропо- и гео-центризм библейского повествования, - когда все рассматривается с позиции человека, живущего на поверхности планеты. И любой другой взгляд противоречил бы обыденному человеческому опыту, в рамках которого Земля и Космос вполне сопоставимы. Да и Сотворение звезд-светил, рассматриваемое с Земли, может соответствовать не их возникновению, как физических тел, а активизации в них процессов энерговыделения и начала интенсивного светоиспускания. Новые возможности согласования открывает и более тщательное прочтение текста Библии. Так, еврейское слово <ракиа> обозначает не только твердь, но и протяжение илипространство [10]. Тогда получается, что во Втором Дне было Сотворено воздушное пространство, отделившее воду на поверхности планеты от воды в облачном слое.

Однако полученные в начале нашего века новые сведения о строении вещества и физике электромагнитных явлений уже не могли быть согласованы с толкованием Василия Великого. Прежде всего, выяснилось, что никаких четырех простейших веществ - стихий (или природ) - не существует. В действительности, все гораздо сложнее. В итоге, "вода в земле", и толкование всей второй половины стиха стали выглядеть как "не оправдавшиеся предположения". Да и свет, как оказалось, является разновидностью электромагнитного поля[11], осуществляющего одно [12] из фундаментальных взаимодействий, без которого невозможно существование любой формы вещества. Если же в начале Дня Один существовало вещество современного типа (например, вода), то было уже и электромагнитное поле, и свет. Что же тогда означает Сотворение света в стихе 3?

Таким образом, толкование, утверждающее о Сотворении с самого начала веществ современных нам видов, входит в неминуемые противоречия с известными естественнонаучными закономерностями.

В итоге возникла ситуация, когда часть богословов в явном или неявном виде, в большей или меньшей степени была вынуждена отказаться [13] от естественнонаучной интерпретации Дней Творения. При этом Дни рассматриваются, как Богооткровенные, сменяющие друг друга картины Обустройства нашей планеты и окружающего ее пространства. Картины, возможно, символические и не всегда имеющие хронологический порядок.

"Попытка к бегству"

Существуют и попытки "убежать" от проблем первых стихов Книги Бытия, объявив их своеобразным введением, или даже эпиграфом. Основания для этого следующие.

Мы уже говорили об отсутствии в первоначальном еврейском тексте гласных букв, разделений на слова и знаков препинания. И о том, что все это содержалось в рамках традиции прочтения текста, при изменении которой возможно совсем другое его понимание. Так, в ХI-XII столетиях н. э. известными иудейскими комментаторами Раши (Соломоном бен Исааком) и Авраамом ибн Эзрою был предложен совершенно новый, и неизвестный до того вариант прочтения первых стихов Книги Бытия [14] . Сделано это было путем некоторого изменения огласовки, а также разбиение на слова и фразы. В этом прочтении первым Божественным Действием становится Сотворение света, описанное в стихе 3, а первые два стиха Книги Бытия становятся как бы введение и пояснением к этому Действию: "В начале сотворения Богом неба и земли, когда земля была безвидна и пуста, и тьма над бездною, (...) тогда Бог сказал: Да будет свет".

С чисто лингвистической точки зрения такое прочтение теста без гласных, разбиений на слова и знаков препинания вполне правомерно. Но это противоречит всем другим древним авторитетным переводам и прочтениям: Семидесяти, Аквилы, Симмахия, Феодотиона, Пешито, Вульгаты, Таргумов, - где прочтение такое же, как и у нас.

Ситуация парадоксальна. Фактически нет сомнений, что традиция прочтения первых стихов Книги Бытия никогда не была утеряна. Ведь это самые известные стихи Библии, которые каждый еврейский мальчик, начиная читать, с волнением произносит: <Берешит бара Элогим эт ха-шамайим веэт ха-эрэц...>. И несомненно, что в нашем прочтении отражена мысль составителя Книги Бытия - пророка Моисея. Тогда почему Раши и Авраам ибн Эзра дерзнули отбросить высокий авторитет?!

Дело, оказывается, в особом "крене" части иудейского богословия того времени. "Крене", приведшем к зарождению каббалы - тайной науке о Боге и небесном царстве. Разделение с каббалой произошло при ответе на, казалось бы, бесспорный вопрос: что именно составляет содержание библейских книг, и в чем выразилось Откровение - в словах и фразах, отражающих соответствующие мысли, или в последовательности знаков библейского текста? Если содержание библейских книг выражается в словах и фразах, то традиция прочтения неотделима от текста Библии и дополняет его, определяя "превращение" текста в слова и фразы. Если же Богооткровенным является текст - набор букв, то можно не считаться с традицией и с тем, что именно пытался выразить Моисей. - Ведь текст "умнее" своего составителя.

Эта идея нашла свое завершение в каббале, где библейский текст стал своего рода шифрограммой, содержащей "тайные" знания и требующей расшифровки. При этом, как при разгадывании кроссвордов и шифрограмм, допускается все мыслимые разбиения, переход от букв к цифрам, их различные пересчеты, сопоставления и толкования... Но что тогда остается от Боговдохновенного Источника? И от веры?

В этом смысле Раши и ибн Эзра, отвергнувшие традиционное прочтение, пошли по пути к каббале, пути, так и не давшем в последующих восьми веках сколь-нибудь значимых результатов [15] . И если продолжить использование подобных приемов в других местах Библии, то возможно получение самых странных умозаключений.

Казалось бы, нет оснований принимать прочтение Раши и ибн Эзры. Тем не менее, этот подход и в новейшее время имеет своих сторонников, особенно в протестантском богословии, где со времен Лютера лишь ТЕКСТсам по себе провозглашен единственным источником веры.

Но что нового несет с собой прочтение первых стихов Раши и ибн Эзрой? Оказывается, что кроме вводного характера первых стихов Книги Бытия, оно фактически предполагает существование неба и земли (пусть в неопределенной и невещественной форме) ранее Божественных Творческих Актов. Но это противоречит многим известным сочинениям первого тысячелетия, где Сотворение неба и земли "из ничего" указывается недвусмысленно. Например, в "Иудейских древностях" (1,1,1) Иосифа Флавия (I век н. э.), в Евангелии от Иоанна (Ио. 1.1), в иудейском богословском трактате "Берешит Раба" (III-V век н. э.) и др.

И все же это прочтение не снимает проблему толкования исходного состояния земли, которая все равно предполагается безвидной и пустой.

А может эпиграф?

Более радикальным "бегством от проблемы" является объявление первых стихов своеобразным эпиграфом:

"Да не смутят нас первоначальные два стиха первой главы, где сказано о небе и земле до сотворения света, о котором сказано только в третьем стихе, ибо первые два стиха - это то, что нужно было бы назвать эпиграфом и поставить в правом углу, а не в строчках текста. Так делается в наше время, и вряд ли кто-нибудь станет этого требовать от переписчиков древности. [...] Это как бы заглавие - то, о чем пророк собирается говорить. Что это эпиграф, можно судить из дальнейшего текста: так в стихе 7 - м говориться: "И создал Бог твердь... и назвал Бог твердь небом " (ст. 7-8). Следовательно, небо (звездные миры) было создано после света, о котором говориться в третьем стихе" [16].

Не отрицая, в принципе, возможности существования в Книге Бытия "заголовков", уточним, что заголовок, как и эпиграф, должен "пояснять замысел автора", или "раскрывать идею произведения или его части" [17]. А раскрывается ли содержание первых двух стихов (особенно второго) далее? - Нет, - ни Творения безвидной ипустой земли, ни воды, ни Духа Божьего над водами и т. д. - в последующих стихах нет. Да и к чему этот заголовок: ко Дню Один или ко всему Шестодневу? Если ко Дню Один, то в нем не говориться о Творениинеба, а если ко всему Шестодневу, то почему не упоминается человек - итог Шестоднева? И многие другие вопросы, которые по этому поводу можно задать.

Рассмотренный подход является развитием прочтения Раши и ибн Эзры. В последние десятилетия, в попытке "убежать" от первых стихов, он изредка используется протестантскими богословами и некоторыми креационистами. Но нет нужды прибегать к столь натянутым и недостоверным умозаключениям. Ведь и в древности, и в новое время [18] независимо от сирийской школы существовал другой подход к толкованию Шестоднева, сохраняющий историческое понимание Дней Творения и согласующийся с современными научными воззрениями.

Другой подход к толкованию первых стихов Книги Бытия

Он предполагает, что материальный мир (земля), в начале  Дня  Один  еще  не  содержал  вещества современного типа. О позиции Григория Нисского мы упоминали. Также считал Григорий Богослов: "Все создано в начале, когда мир такой, каким он стал теперь, не существовал, когда он не имел этого порядка и своей деятельной формы; тогда все было смешано и спутано, ожидая руки и устрояющего Всемогущества". И блаженный Августин: "Сначала создано вещество, смешанное и неустроенное, из которого произошло все, что являлось потом разделенным и устроенным" [19].

Такое толкование возможно благодаря тому, что еврейский текст этого стиха [20] указывает на совершенно особое состояние первовещества материального мира (земли) - о чем мы уже говорили в связи с толкованием выражения <тогу вабогу>. Но это не все. Как сформулировал современный богослов Н. Иванов: "Земля(материя) в Откровении характеризуется четырьмя отрицательными определениями: "безвидна", "пуста", "тьма" и "бездна". [...] Эти слова относятся и ко всей материи в ее непостижимой для нас сущности. [...] Слово "тьма" <гошек> в древнееврейском языке, так же как и в русском, является символом непознаваемости и неисчислимости. "Тьма", в частности, означает отсутствие явлений, наблюдаемых во времени. [...] В плане гносеологическом "тьма" означает и недоступность для познания материи "в себе" [21].

Что же касается слова бездна, то оно здесь в переносном смысле обозначает неисчислимую множественность, причем, скорее всего, что потенциальную. - Но как характеризует бездна - воду: в смысле необъятных пространственных размеров или относится к массе воды? Можно также называть бездной и число атомов или элементарных частиц даже в самом небольшом объеме или массе вещества. Уточнить смысл слова безднамогли бы "положительные" определения земли, но их в тексте Шестоднева нет. Все же ясно, что это состояние материального мира не соответствует ни одной из известных современных его форм.

Характеристика земли как бездны, является, видимо, смысловой связкой с последующим повествованием, в котором появляется образ воды"...и Дух Божий носился над водой".

Вопрос о том, как и когда возникла вода, мы пока отложим. И рассмотрим сочетание первой и второй части стиха. На первый взгляд, связанность как будто бы есть. Сочетание воды-<майм> и бездны-<тегом>, обозначающее громадную массу воды, образующую целую "бездну", многократно встречается в Библии [22]. Указывал на это Григорий Нисский и др. комментаторы. Но нельзя охарактеризовать бездну воды как <тогу вабогу> - "нигде и ни в чем" или "пустоту". Итак, это разные вещества. Еще менее походят друг другу тьма, в которой носился Дух Божий. Это особо отмечает Григорий Нисский [23], считая их недопустимым сочетанием: "Духу Божьему столько же невозможно быть Духом тьмы, сколь чужд Он всякого зла", и цитирует при этом многочисленные примеры из Священного Писания.

Отсюда следует, что первая и вторая половины стиха относятся к различным событиям, которые могут быть разделены как пространством, так и временем. Но тогда почему между первой и второй половинами стиха стоит предлог-связка - и?

Пространственное разделение подразумевал Василий Великий и сирийцы. Оно малопонятно, поскольку неясно, что общего и чем связаны столь непохожие друг на друга земля и вода. И почему о Сотворенииземли сказано, а воды - нет?

Скорее всего, здесь разделение во времени, точнее - первая и вторая половины стиха описывают две последовательные фазы становления материального мира - земли. И если в первой фазе земля - безвидна, пуста, тьма и бездна, то во второй фазе, под преображающим Действием Духа Божьегоземля становитьсяводой - другим видом первовещества [24], обладающим пластичностью, простотой, нерасчлененностью и подвижностью [25], свойственным жидкостям. Данный подход, похоже, разрешает многие сложные вопросы, связанные с толкованием первых двух стихов.

Впрочем, вне конкретного естественнонаучного контекста, высказанные богословские предложения выглядят достаточно абстрактно. Тем не менее, они могут быть сопоставлены с современными физическими теориями о начальном периоде бытия Вселенной - о чем в последующих главах. Теориями, в которых еще до возникновения электромагнитного и других современных полей предполагается существование некогопервовещества... Но прежде, чем начать сопоставление, обратим внимание на окончание второго стиха:

"...и Дух Божий носился над водой". (Быт. 1.2)

Дух Божий по-еврейски - <руах Элогим>. Это выражение может использоваться в нескольких смыслах. В переносно-духовном смысле - как ужас Божий (Быт. 35.5). В буквальном же прочтении, учитывая, что <руах>означает ветер, то - Божественный ветер. Впрочем, как ветер <руах> в сочетании с <Элогим> понимаетсяисключительно как ДУХ Божий.

И когда под ДУХОМ Божьим подразумеваются свойства [26] или действия Бога, то в русском переводе слово ДУХ пишется с маленькой буквы - дух Божий. Но когда речь идет о Личности - о Святом Божьем Духе, то с большой буквы - Дух Божий. Такова христианская традиция перевода данного и многих других мест Библии, где встречается <руах Элогим>.

Впрочем, некоторые из иудейских (Маймонид) и христианских (Феодорит Кирский, Иоанн Златоуст) толкователей считали, что конкретно в данном стихе речь все-таки идет о Божественном ветре.

Не отрицая полностью версию ветра, обратим внимание на христианскую традицию перевода. Кто Он - Святой Дух? И какое Его отношение к Богу - Творцу Мира?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы прервем комментарий к Книге Бытия, и рассмотрим учение Православной Церкви о Боге.

 

<<<<<<<< >>>>>>>>

 

Второй стих Книги Бытия дает некоторые характеристики начальному состоянию земли (материального мира) в виде четырех отрицательных загадочных определений: безвидна, пуста, тьма и бездна. Кроме того, это состояние противопоставляется определенной "устроенности" неба (мира духовного).

Такие характеристики сами по себе допускают широкий спектр толкований. Существенным оказывается естественнонаучный их анализ, исключающий Сотворение "с самого начала" вещества современного типа. В этом смысле традиция толкования первых Дней сирийской школой и популярной версией Василия Великого противоречит естественнонаучным представлениям, не вызывающим сомнений в наши дни. Кроме того, такой подход плохо согласуется с текстом первых стихов Книги Бытия. Неубедительна также и попытка рассмотрения первых двух стихов как своеобразного заголовка, введения или эпиграфа.

С богословской и с естественнонаучной точек зрения, наиболее перспективным представляется подход Григория Нисского, Григория Богослова и Августина. В нем материальный мир (земля) имел особое начальное состояние - первовещества, поскольку четыре упомянутые выше его характеристики не соответствуют ни одной из известных современных форм вещества.

Парадоксальное сочетание первой и второй половин стиха приводит также к предположению, что упоминаемая в конце стиха вода является следующей фазой становления первовещества материального мира. Это новое состояние земли возникло под преображающим Действием Духа Божьего и символически названо водой, поскольку обладает свойственным жидкостям пластичностью, простотой, нерасчлененностью и подвижностью.

Но что значит Действие Духа Божьего? Кто Он?

- Ну, закручено, ну, наверчено, - скажет скептичный читатель, - и непонятно к чему все идет?!

- Но потерпи, читатель, хотя бы несколько глав. И ты увидишь, что во всем этом есть определенная логика, недалеко отстоящая от современных научных предположений.

А пока что, много сил ушло на рассмотрение не очень перспективных версий, хотя и имеющих распространение. Например, - в креационизме. Итог проведенного разбора очевиден: текст "сопротивляется" толкованию его как мгновенного Творения "с самого начала" не только нашей планеты с примерно современными условиями на ее поверхности, но и вообще веществ (земли и воды) современного типа. Да и если бы такую идею нужно было высказать, то без всяких проблем в еврейском языке можно было бы ее недвусмысленно сформулировать. Например: "Земля же была неустроенна и находилась под (или была покрыта) бездной воды и (...)", и т. п.

(продолжение следует)


1. В переводе О. К. Штейнберга это противопоставление выражено по-другому: "Но земля была пуста и нестройна..." См. "Пятикнижие Моисеево", под ред. О. К. Штейнберга, Вильна, 1902 г., стр. 1.(вернуться)

2. О значениях слова <тогу> изложено по Юрiй Вестель "Шiсть днiв Творiння", Авторская рукопись, Киев, 1996 г., стр. 7.(вернуться)

3. Переводы Аквилы, Федотиона и Симмахия даны по Святителю Филарету "Записки, руководствующия к основательному разумению книги Бытия", М., 1867 г., ч. 1, стр. 6. (вернуться)

4. Святитель Григорий Нисский "Творения", ч. 1. М., 1861 г., стр. 21. (вернуться)

5. Так считали Ефрем Сирин, Василий Великий, Иоанн Златоуст, Севериан Габальский и др. (вернуться)

6. Василий Великий "Беседы на Шестоднев", М., 1845 г., стр. 14. (вернуться)

7. Там же, стр. 22. (вернуться)

8. Там же, стр. 13. Ефрем Сирин называл стихии - природами. (вернуться)

9. Точнее, облака образуются по поверхности соприкосновения двух слоев воздуха с разной температурой, когда верхний слой более теплый. Подробнее об этом в толковании событий Второго Дня. (вернуться)

10. Подробнее - в главе 12. (вернуться)

11. Точнее, электромагнитными колебаниями определенного диапазона волн. (вернуться)

12. Современная физика выделяет четыре вида фундаментальных взаимодействий: сильное, слабое, электромагнитное и гравитационное. (вернуться)

13. Например, "Такое согласование вообще не должно рассматриваться как самоцель в богословии" в кн. прот. Ливерий Воронов "Догматическое богословие", М., 1994 г., стр. 12; или "эти шесть дней (...) - скорее иерархические, чем хронологические" В. Н. Лосский "Догматическое богословие", М., 1991 г., стр. 235. (вернуться)

14. Прочтение первых стихов Книги Бытия Раши и Авраамом ибн Эзрою изложено по Ю. Вестель "Шiсть днiв Творiння", Авторская рукопись, Киев, 1996 г., стр. 6. (вернуться)

15. Подход каббалы чужд ветхозаветным и новозаветным традициям. Он фактически наделят текст Библии магическими свойствами. Неудивительно, что дальнейшее развитие каббалы связано с оккультизмом. (вернуться)

16. Прот. Стефан (Ляшевский) "Опыт согласования современных научных данных с библейским повествованием в свете новейших раскопок и исследований, изд. "Неопалимая купина", М. 1996 г., стр. 27. (вернуться)

17. Словарь иностранных слов, изд. "Русский язык", М., 1987 г., стр. 589. (вернуться)

18. Например, Святитель Филарет (Дроздов), Митрополит Московский и Коломенский "Записки, руководствующия к основательному разумению книги Бытия", М., 1867 г., ч.1, стр. 4-5; Ф. Вигуру, "Руководство к чтению и изучению Библии" пер. с франц., М., 1897 г.; Свящ. И. Г. Соколов, "Богословие", 1900(?), Репринтное издание, Вильнюс, 1991г.; В. Н. Ильин "Шесть Дней Творения", YMKA-PRESS, Париж, 1930 г. и др. (вернуться)

19. Григорий Богослов и Блаженный Августин цит. по Архим. Алипий, Архим. Исайя "Догматическое богословие", Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994 г., стр. 195 -196. (вернуться)

20. И не только этого стиха. О Творении мира из безобразного вещества упоминается и в других местах Библии - Прем. 11.18 (см. эпиграф) и 2 Петр. 3.5. (вернуться)

21. Н. Иванов, гл. 4, разд. 5 в "Катехизисе", К., 1991 г., стр. 81. (вернуться)

22. Например, в Пс. 76.17-18. (вернуться)

23. Григорий Нисский, Творения, ч.1. М., 1861 г., стр. 21. (вернуться)

24. Образ воды в Библии часто используется в переносном смысле - см. об этом далее. (вернуться)

25. Например, "это смешение еще не дифференцированных элементов", "воды обозначают здесь (...) пластичность элементов" В. Н. Лосский "Догматическое богословие", М., 1991г., стр. 235. Образ воды используется в Библии для обозначения смешения в Откр. 17.1,15 и Иер. 51.13 (вернуться)

26. Невидимая, непостижимая, всемогущая, всеведающая, жизнетворная духовная сила Божия. (вернуться)

НОВОСТИ

Поселок Урдома /Архангельская область/, 14 августа. / Корр. ИТАР-ТАСС Ольга Костромина/.

    "Архиерейскому Собору 2000 года будут переданы функции Поместного Собора", - заявил сегодня Патриарх Московский и Всея Руси, который находится в Архангельской области. Отвечая на вопросы журналистов, Патриарх Алексий назвал две причины, почему на последнем июльском заседании Священного Синода было принято решение о проведении в 2000 году не Поместного, а Архиерейского Собора. Это, в первую очередь, нестабильное экономическое положение Церкви, сказал Патриарх, который дал понять, что тем самым Церковь избежит больших затрат, проведя гораздо меньший по численности Архиерейский Собор. И вторая, не менее важная причина - то, что, по словам Патриарха, юбилейные мероприятия по случаю 2000 христианства требуют большой подготовки.

   Как известно, на юбилейном Архиерейском Соборе одним из главных вопросов будет рассматриваться вопрос о канонизации новомученников российских. Возможно, что вопрос о канонизации царской семьи также будет вынесен в повестку дня Архиерейского Собора 2000 года с последующим утверждением этого решения на Поместном Соборе.

   Последний Поместный Собор Русской Православной Церкви состоялся в 1990 году в Троице-Сергиевой Лавре. Именно на нем был выбран нынешний предстоятель Церкви - Святейший Патриарх Алексий П.

   Это очень важное сообщение. Дело в том, что ранее на предстоящий Поместный Собор были вынесены вопросы о канонизации царственных страстотерпцев и о предоставлении автокефалии Украинской Церкви (ред.)

   Летом 1999 года в Германии были проведены православные лагеря для взрослых и детей. Однако в этом году лагерей было больше, и чувствовался недостаток в подготовленных воспитателях. Такая ситуация вообще характерна для катехизационной работы с детьми. В целях ее улучшения, с 30 октября по 1 ноября 1999 года в г. Вуппертале будет проведен катехизационный Семинар по работе с детьми, который будет проходить на немецком языке. Приглашаются все желающие. Просьба о своем желании участвовать сообщить заранее.



Новости - 

 

KATECHETISCHES-SEMINAR 

 

in der Russisch-Orthodoxen Gemeinde

der Hl. Elisabetha Feodorowna in Wuppertal

 

    Vom 30.Oktober bis 1. November soll ein katechetisches Seminar in der oben genannten Gemeinde stattfinden, das dem Aufbau unserer orthodoxen Jugenderziehung dienen soll.

    Den aktiven Gemeindeglieder jeden Alters wird in kurzen Arbeitsvortragen und Gesprachen das "Werkzeug" zur Unterweisung der Kinder und Jugendlichen im Glauben unserer Kirche vermittelt. Textunterlagen und Bildmaterial sollen helfen, dass das Evangelium und die liturgische Tradition tiefer verstanden werden und so weitergegeben werden konnen.

    Ziel dieses Seminars ist die Ausbildung von Kateche/inn/en fur die Jugendarbeit in den Gemeinden und fur die Jugendfreizeiten unserer Kirche. Auch fur die Gestaltung der Freizeit bei solchen Treffen sollen Beispiele geliefert werden. Die Anmeldung zu diesem Seminar erfolgt uber Vater Leonid Tsypin, Wuppertal, Paradestr. 45 .

    Ich bitte die Gemeinde der Hl. Elisabeth Feodorowna fur die aus dem Umkreis anreisenden Seminarteilnehmer fur die beiden Nachte Quartiere zum Ubernachten zur Verfugung zu stellen.

    Mit dem Segen von VIadyka Feofan zum Gelingen des Seminars.