Русская православная Церковь г. Дортмунда

Приход Св. Троицы Московского Патриархата

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Основатель прихода прот. Леонид Цыпин

o. Leonid

15.12.1945 - 30.10.2010

Календарь

Советуем почитать

О долге и жертве

 Слово после благодарственного молебна 2017.08.20_ Скажем еще раз о долгах. Когда мы должны что-то материальное, нам это чувство знакомо, понятно. Когда...

Патриарх Сергий не дал безбожной власти…

  В этом году в январе отмечалось 150-летие со дня рождения Патриарха Сергия. 14 августа в Неделю 10-ю по Пятидесятнице,...

Слово в праздник Происхождения честных д…

Не нужно искать никакого старца: положи себя мысленно в гроб, и ты узнаешь, что тебе надо делать https://pravoslavie.ru/1478.html Архимандрит Алипий...

Как развить в себе настойчивость, если е…

Святитель Василий Кинешемский Из духовного наследия епископа-исповедника Василия Кинешемского (1876–1945) сохранились проповеди, но в наибольшей полноте – «Беседы на Евангелие от...

Взыщите прежде Царствия Божия...

    Мы сегодня слышали особое Евангельское чтение, которое указывает правильные соотношения, перспективы и разумные целеположения в жизни человека: «Взыщите прежде...

Ключ в кармашке платья

"Мне двадцать три. Старшему из моих учеников шестнадцать. Я его боюсь. Я боюсь их всех..." Светлана Комарова уже много лет живет...

Его принципом было не делать того, что н…

На 58-м году жизни скончался Александр Столяров – православный христианин, замечательный российский и украинский режиссер и писатель, руководитель и вдохновитель...

«Русь еще жива, Русь еще поёт…»

  Репортаж с богослужебных торжеств в честь Крещения Руси на Владимирской горке Киева   Со дня основания в 1853 году, вот...

«В каждом сердце нужно искать клад»

Архиепископ Сергий (Королёв) о духовной жизни в миру Для многих он более известен как Сергий Пражский. Владыка Сергий (Королёв), архиепископ Казанский...

Апостолы Петр и Павел

В день святых славных и всехвальных и первоверховных апостолов Петра и Павла вспоминаем их жизнь, труды, подвиги. Каким Божественным огнем...

О Тихвинской иконе Божией Матери

Заступница России. Два Рима пали – четвертому не быть. Формула была не гордыней, а предостережением: если Москва окажется недостойной – мир...

Толкование воскресного Апостола

Соборное Послание Апостола Иуды Глава 1   1. Иуда, раб Иисуса Христа, брат Иакова, призванным, которые освящены Богом Отцем. По моему мнению, для этого...

Толкование воскресного Евангелия

Когда же вошел Иисус в Капернаум, к нему подошел сотник и спросил Его. И этот не подошел на горе, чтобы...

Святой апостол Иуда

Святой апостол Иуда Дни памяти: 19 июня, 30 июня (12 ап.) Иуда апостол Святой апостол Иуда, из числа 12-ти учеников Христовых, происходил...

2 июля - день памяти первого русского па…

Церковно-патриотическая деятельность патриарха Иова в Смутное время Первый русский патриарх провиденциально получил в монашеском постриге имя библейского праотца Иова Многострадального. И,...

2 июля. Святитель Иоанн (Максимович) Чуд…

 2 июля 1994 г. Русская Православная Церковь за границей причислила к лику святых дивного угодника Божия XX века святителя Иоанна...

Неделя 3-я по Пятидесятнице

  (Мф., 18 зач., VI, 22-33) Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело...

О внутреннем человеке и духовной одежде

Священник Цезарь Аксинте (Рим. 5, 1-10; Мф. 6, 22-33). "Если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если...

«Не отрывайтесь от Патриаршей Церкви!»

Новонайденное письмо архимандрита Софрония (Сахарова) архимандриту Адриану (Кирсанову) о церковном единстве http://www.pravoslavie.ru/104508.html

Архиерейский Собор Русской Православной …

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей обратился с посланием Мюнхен, 19 июня 2017 г. С 9 по 14 июня 2017. в Мюнхене...

18 июня Всех святых, в земле Русской пр…

С праздником, православные! Неделя вторая по Пятидесятнице, в нюже творим память всех святых, в земли Российстей просиявших "Предстателие страны нашей неусыпныя,/ ходатаи...

Вот что значит любить!

Архимандрит Силуан (Висан)Я прочел одну маленькую историю, которая произвела на меня сильное впечатление. Как я всегда делился с вами всем...

Как святитель Николай спас семью священн…

Из воспоминаний протоиерея Михаила Бойко Сергей Герук Протоиерей Михаил Бойко   Известный киевский протоиерей о. Михаил Бойко († 2003) пользовался огромным авторитетом...

"Этот день в истории"

6 июня 1799 года родился Александр Сергеевич Пушкин – великий русский поэт.  Во многих храмах прошли панихиды о упокоении душ...

ДУХ СВЯТОЙ ПО СЕЙ ДЕНЬ ДЫШИТ В ЦЕРКВИ

В Церкви живёт Дух Божий. Это не сухое и пустое догматическое положение, сохраняемое только по уважению к старине. Нет, это,...

КО ДНЮ ТРОИЦЫ: коленопреклоненные молитв…

Из года в год за вечерней праздника Троицы (по Уставу она совершается сразу после воскресной Литургии) звучат коленопреклоненные молитвы. Впервые...

Епископ Иона: Что Бог дал Церкви взамен …

Наместник Троицкого Ионинского монастыря, духовник нашей обители — о главном чуде праздника Троицы. Без синяков в духовной жизни — никак Кто из...

Фильм митрополита Илариона (Алфеева)

В преддверии праздника Пятидесятницы советуем посмотреть фильм митрополита Илариона (Алфеева) - " Троица".  "Почему праздник Пятидесятницы еще называют днём рождения Церкви? Какие...

СВЯТАЯ ЕЛЕНА

День памяти:  3 июня Житие святой равноапостольной Елены и Константина Предание сохранило для нас сведения о том, что святая Императрица Елена...

Слово в день празднования Владимирской и…

Угра - Пояс Богородицы Слово в день празднования Владимирской иконы Божией Матери     Только вера действительно может творить чудеса, и это зависит...

 Священномученик Иларион (Троицкий)

           
                                                       image002 (1)(1).jpg
 




Д
ень памяти:  Декабрь 15 (28)

Архиепископ Иларион (в миру Владимир Алексеевич Троицкий) родился 13 сентября 1886 года в семье священника с. Липицы Каширского уезда Тульской губернии.

С самого раннего детства в нем пробудилось стремление к учению. Будучи пятилетним отроком, он взял своего трехлетнего брата за руку и пошел вместе с ним из родной деревни в Москву учиться. И когда братишка от усталости заплакал, то Владимир сказал ему: «Ну и оставайся неученым». Родители вовремя спохватились, заметив исчезновение детей, и быстро возвратили их под кров своего дома. Владимир вскоре был отдан в Духовное училище, а затем в Духовную семинарию. По окончании полного курса семинарии он поступает в Московскую Духовную академию и блестяще заканчивает ее в 1910 году со степенью кандидата богословия. Его оставляют при академии профессорским стипендиатом. Следует отметить, что Владимир во всех школах, начиная с Духовного училища и кончая Духовной академией, учился превосходно. По всем предметам он всегда имел отличные оценки.

В 1913 году Владимир получает ученую степень магистра богословия за свой фундаментальный труд «Очерки из истории догмата о Церкви».

Сердце его горит горячим желанием служить Богу в иноческом чине. 28 марта в скиту Параклит Троице-Сергиевой лавры он принимает монашество с именем Илариона (в честь преподобномученика Илариона Нового, память 28 марта), а примерно через два месяца, 2 июня, рукополагается во иеромонаха. 5 июля того же года отец Иларион был возведен в сан архимандрита. Греческое имя «Иларион» значит «светлый, радостный». Таким и был по жизни владыка Иларион.

30 мая 1913 года иеромонах Иларион был назначен инспектором Московской Духовной академии. В декабре 1913 года архимандрита Илариона утверждают в звании экстраординарного профессора по Священному Писанию Нового Завета. Архимандрит Иларион приобретает большой авторитет и как воспитатель учащихся Духовной школы, и как профессор-богослов, и как знаменитый церковный проповедник. Один за другим выходят его богословско-догмагические труды, обогащающие церковную науку. Его проповеди звучат с амвонов церквей, словно колокол, призывая народ Божий к вере и нравственному обновлению.

И когда остро назрел вопрос о восстановлении патриаршества, он, как член Поместного Собора 1917—1918 годов, вдохновенно выступил на Соборе в защиту патриаршества.

После прихода к власти большевики сразу же начали гонение на Церковь, и уже в марте 1919 года архимандрит Иларион был арестован. Первое тюремное заключение продолжалось три месяца.

11/24 мая 1920 года архимандрит Иларион был наречен, а на следующий день, 12/25 мая, хиротонисан во епископа Верейского, викария Московской епархии.

Его современники рисуют его портрет светлыми красками. Он молодой, жизнерадостный, всесторонне образованный, прекрасный церковный проповедник-оратор и певец, блестящий полемист, всегда естественный, искренний, открытый. Физически очень сильный, высокого роста, с широкой грудью, имел пышные русые волосы, ясное, светлое лицо. Он был любимцем народа. Как проповедника и оратора его ставили наравне с Луначарским и Александром Введенским, и даже выше их. Епископ Иларион пользовался большим авторитетом среди духовенства и своих собратий-епископов, называвших его за ум и твердость в вере «великим».

Епископское служение его было крестным путем. Не прошло и двух лет со дня его хиротонии, как он оказался в ссылке в Архангельске. Целый год епископ Иларион был в стороне от церковной жизни. Сразу же после возвращения из ссылки Патриарх возводит епископа Илариона в сан архиепископа. Церковная деятельность его расширяется. Он ведет серьезные переговоры с Тучковым (уполномоченным ОГПУ по церковным делам) о необходимости устроить жизнь Русской Православной Церкви в условиях Советского государства на основе канонического права, занимается восстановлением церковной организации, составляет ряд патриарших посланий.

Для обновленцев он становится грозой, в их глазах он не отделим от Святейшего Патриарха Тихона. 22июня/5 июля 1923 года владыка Иларион совершает всенощное бдение под праздник Владимирской иконы Божией Матери в Сретенском монастыре, захваченном обновленцами. Владыка изгоняет обновленцев и великим чином, заново освятив собор, присоединяет монастырь к Церкви. Святитель Тихон назначает владыку Илариона настоятелем Сретенского монастыря. В своих посланиях лидер обновленчества, митрополит Антонин (Грановский), с невыразимой злобой обрушивает свои удары и на Патриарха и на архиепископа Илариона.

Архиепископ Иларион ясно понимал преступность обновленцев и вел горячие диспуты в Москве с Александром Введенским. Последнего, как выразился сам архиепископ Иларион, на этих диспутах он «прижимал к стенке» и разоблачал все его хитрости и ложь.

15(28) июля 1923 года произошло публичное покаяние перед патриархом Тихоном митрополита Сергия (Страгородского) в Донском монастыре. Патриарх возложил на него крест и панагию, а владыка Иларион вручил ему белый клобук. Во многом, благодаря деятельности владыки Илариона началось массовое возвращение клира и мирян в «тихоновскую» Церковь. Храмы, захваченные обновленцами, стали пустеть.

В декабре 1923 года архиепископ Иларион был приговорен к трем годам заключении. Этапом он был доставлен в Кемский лагерь, а затем на Соловки. Когда архиепископ увидел весь ужас барачной обстановки и лагерную пищу, то сказал: «Отсюда живыми мы не выйдем».

Архиепископ Иларион вступил на крестный путь, завершившийся блаженной его кончиной.

Находясь на Соловках, архиепископ Иларион сохранил в себе все те добрые качества души, которые он приобрел посредством подвигов и до монашества, и в монашестве, и в священстве. Те кто в это время находились вместе с ним, являлись свидетелями его полного монашеского нестяжания, глубокой простоты, подлинного смирения, детской кротости. Он просто отдавал все, что имел, что у него просили.

Своими вещами он не интересовался. Поэтому кто-то из милосердия должен был все-таки следить за его чемоданом. И такой послушник был у него и на Соловках. Архиепископа Илариона можно было оскорбить, но он на это никогда не отвечал и даже мог не заметить сделанной попытки. Он всегда был весел, и если даже озабочен и обеспокоен, то быстро старался прикрыть это все той же веселостью. Он на все смотрел духовными очами, и все служило ему на пользу духа.

«На Филимоновой рыболовной тоне,— рассказывал очевидец,— в семи верстах от Соловецкого кремля и главного лагеря, на берегу заливчика Белого моря, мы с архиепископом Иларионом и еще двумя епископами и несколькими священниками (все заключенные) были сетевязальщиками и рыбаками. Об этой нашей работе архиепископ Иларион любил говорить переложением слов стихиры на Троицын день: «Вся подает Дух Святы и: прежде рыбари богословцы показа, а теперь наоборот — богословцы рыбари показа». Так смирялся его дух с новым положением.

Огомная внутренняя сила его проявилась с первых же дней по прибытии на каторгу. Он не был старейшим из заточенных иерархов, но разом получил в их среде признание высокого, если не первенствующего авторитета. Силе, исходившей от всегда спокойного, молчаливого владыки Илариона, не могли противостоять и сами тюремщики: в разговоре с ним они никогда не позволяли себе непристойных шуток. Нередко они, как бы в незначай, называли его «владыкой». Обычно – официальным термином «заключенный». Кличкой «опиум», «попом» или «товарищем» - никогда, никто. Владыка Иларион всегда избрался в делегации к начальнику острова Эйхмансу, когда нужно добиться чего-нибудь трудного, и всегда достигал цели. Имено ему удалось сконцентрировать духовенство в шестой роте, получить для него некоторое послабление режима, перевести большинство на хозяйственные работы. Он отстоял волосы и бороды духовных лиц при поголовной стрижке во время сыпно-тифозной эпидемии.

Благодушие его простиралось на самую советскую власть, и на нее он мог смотреть незлобивыми очами. Описывется следующий случай. Однажды во время ледохода военком особого Соловецкого полка Сухов отправился на баркасе на рыбную ловлю и далеко от берега попал в полосу шуги – мелкого, плотно идущего льда. Сухов и его товарищи в баркасе были обречены на смерть. Внезапно среди людей, столпившихся на пристани, раздался голос владыки Илариона: «Кто со мною, во славу Божию, на спасение душ человеческих?» Весь остаток дня и всю ночь боролись со стихией владыка Иларион с помощниками. Когда на следующее утро солнце разогнало стену прибрежного тумана, все увидели возвращающиюся лодку и в ней не четырех, а десять человек. И тогда все, кто были на пристани, - монахи, каторжники, охранники, - все без различия, крестясь, опустились на колени. «Истинное чудо! Спас Господь!» «Спас Господь», - сказал владыка Иларион, вытаскивая из карбаса окончательно обессилевшего Сухова. Некоторое время спустя военком Сухов проходил мимо Распятия, в которое он когда-то выпустил оба заряда. Вдруг, неожиданно он сдернул буденовку, остановился и торопливо, размашисто перекрестился. «Ты смотри...чтобы никому ни слова...А то в карцере сгною! День-то какой сегодня, знаешь? Суббота...Страстная...», - обратился он к сопровождающему его каторжнику. В наползавших белесых соловецких сумерках смутно бледнел лик Распятого Христа, русского, сермяжного, в рабском виде и исходившего землю Свою и здесь, на ее получной окраине, растрелянного поклонившимся Ему теперь убийцей... «Спас Господь! – повторил сопровождающий Сухова слова владыки Илариона, сказанные им на берегу. - Спас тогда и теперь!...»

Как-то привезли на Соловки молодого иеромонаха из Казани, которому дали три года ссылки за то, что он снял с диакона-обновленца орарь и не позволил ему служить с собой. Архиепископ одобрял иеромонаха и шутил по поводу разных сроков заключения, данных тем или иным лицам независимо от тяжести их «преступлений». «Любочестив бо сый Владыка,— говорил архиепископ Иларион пасхальными словами Иоанна Златоуста,— приемлет последнего якоже и перваго; упокоевает в единонадесятый час пришедшаго, якоже делавшаго от перваго часа. И дела приемлет, и намерение целует, и деяние почитает и предложение хвалит». Слова эти звучали иронически, но давали чувство мира и заставляли принимать испытание как от руки Божией.

Владыку Илариона очень веселила мысль, что Соловки есть школа добродетелей — нестяжания, кротости, смирения, воздержания, терпения, трудолюбия. Однажды обокрали прибывшую партию духовенства, и отцы сильно огорчились. Один из заключенных в шутку сказал им, что так их обучают нестяжанию. Владыка от этой шутки был в восторге. У одного ссыльного два раза подряд пропадали сапоги, и он разгуливал по лагерю в рваных галошах. Архиепископ Иларион, глядя на него, приходил в подлинное веселье, чем и вселял в заключенных благодушие. Любовь его ко всякому человеку, внимание и интерес к каждому, общительность были просто поразительными. Он был самой популярной личностью в лагере, среди всех его слоев. Мы не говорим, что генерал, офицер, студент и профессор знали его, разговаривали с ним, находили его или он их, при всем том, что епископов было много и были старейшие и не менее образованные. Его знала «шпана», уголовщина, преступный мир воров и бандитов именно как хорошего, уважаемого человека, которого нельзя не любить. На работе ли урывками, или в свободный час его можно было увидеть разгуливающим под руку с каким-нибудь таким «экземпляром» из этой среды. Это не было снисхождение к младшему брату и погибшему, нет. Владыка разговаривал с каждым как с равным, интересуясь, например, «профессией», любимым делом каждого. «Шпана» очень горда и чутко самолюбива. Ей нельзя показать пренебрежения безнаказанно. И потому манера владыки была всепобеждающей. Он, как друг, облагораживал их своим присутствием и вниманием. Наблюдения же его в этой среде, когда он делился ими, были исключительного интереса.

Он доступен всем, он такой же, как все, с ним легко всем быть, встречаться и разговаривать. Самая обыкновенная, простая, несвятая внешность — вот что был сам владыка. Но за этой заурядной формой веселости и светскости можно было постепенно усмотреть детскую чистоту великую духовную опытность, доброту и милосердие, это сладостное безразличие к материальным благам, истинную веру, подлинное благочестие, высокое нравственное совершенство, не говоря уже об умственном, сопряженном с силой и ясностью убеждения. Этот вид обыкновенной греховности, юродство, личина светскости скрывали от людей внутреннее делание и спасали его самого от лицемерия и тщеславия. Он был заклятый враг лицемерия и всякого «вида благочестия», совершенно сознательный и прямой. В «артели Троицкого» (так называлась рабочая группа архиепископа Илариона) духовенство прошло в Соловках хорошее воспитание. Все поняли, что называть себя грешным или только вести долгие благочестивые разговоры, показать строгость своего быта не стоит. А тем более думать о себе больше, чем ты есть на самом деле.

Каждого приезжающего священника владыка подробно расспрашивал обо всем, что предшествовало заключению.

В середине лета 1925 года с Соловков архиепископа Илариона отправили в Ярославскую тюрьму. Власти, надеясь на некое соглашение, предоставили ему невиданные льготы, дозволили ему получать книги духовного содержания. Пользуясь данными льготами, архиепископ Иларион прочитывает много святоотеческой литературы­­, делает выписки, из которых получается много толстых тетрадей святоотеческих наставлений. Эти тетради он имел возможность после тюремной цензуры передавать своим друзьям на хранение. Святитель тайком посещал тюремного надзирателя, доброго человека, и вел у него собирание подпольной рукописной религиозной, советской литературы и копий всяких церковно-административных документов и переписки архиереев. Вместе со святым Иоанном Златоустом златоустый российский святитель донес до близких ему людей свою сердечную мысль: «Слава Богу за все!».

В это же самое время архиепископ Иларион мужественно перенес и ряд неприятностей. Когда он находился в Ярославской тюрьме, в лоне Русской Церкви возник григорианский раскол. За отказ присоединиться к этому расколу архиепископу Илариону было добавлено еще три года срока.

Весной 1926 года архиепископ Иларион был снова возвращен на Соловки. Крестный путь его продолжался. Григорианцы не оставили его в покое. Они не теряли надежды на то, что им удастся склонить на свою сторону такого авторитетного иерарха, каким был архиепископ Иларион, и закрепить его переходом свои позиции.

В начале июня 1927 года архиепископ Иларион был привезен в Москву для переговоров с архиепископом Григорием. Подобные встречи повторялись несколько раз. «Я скорее сгнию в тюрьме, а своему направлению не изменю»,— говорил он в свое время епископу Гервасию. Такой позиции в отношении григорианцев он держался до конца своей жизни.

В смутное время, когда после обновленческого раскола проникли разногласия и в среду ссыльных архиереев на Соловках, архиепископ Иларион явился настоящим миротворцем среди них. Он сумел на основе Православия объединить их между собой. Архиепископ Иларион был в числе епископов, выработавших в 1926 году церковную декларацию, определяющую положение Православной Церкви в новых исторических условиях. Она сыграла огромную роль в борьбе с возникшими тогда разделениями.

В ноябре 1927 года некоторые из соловецких епископов начали было колебаться в связи с иосифлянским расколом. Архиепископ Иларион сумел собрать до пятнадцати епископов в келии архимандрита Феофана, где все единодушно постановили сохранять верность Православной Церкви, возглавляемой митрополитом Сергием.

«Никакого раскола!— возгласил архиепископ Иларион.— Что бы нам ни стали говорить, будем смотреть на это, как на провокацию!»

Хотя и не все было известно архиепископу Илариону о тогдашней церковной жизни, но тем не менее он не был равнодушным зрителем тех или иных церковных нестроений и бедствий, обрушившихся на православный народ. К нему обращались за советом и спрашивали, что нужно делать, чтобы в новых условиях политической жизни достигнуть умиротворения Церкви. Вопрос был очень сложный. И на него архиепископ Иларион дал весьма глубокий и проанализированный ответ, основанный на православных канонах и церковной практике.

Только при соборности Церкви, как мыслил и утверждал архиепископ Иларион, произойдет умиротворение церковное и утвердится нормальная деятельность Русской Православной Церкви в новых условиях Советского государства.

Крестный путь его подходил к завершению. В декабре 1929 года архиепископа Илариона направили на поселение в Среднюю Азию, в город Алма-Ату, сроком на три года. Этапом он добирался от одной тюрьмы до другой. По дороге его обокрали, и в Ленинград он прибыл в рубище, кишащем паразитами, и уже больным. Из ленинградской тюремной больницы, куда его поместили, он писал: «Я тяжело болен сыпным тифом, лежу в тюремной больнице, заразился, должно быть, в дороге; в субботу, 28 декабря, решается моя участь (кризис болезни), вряд ли перенесу».

В больнице ему заявили, что его надо обрить, на что Преосвященный ответил: «Делайте теперь со мной, что хотите». Ангел смерти стоял уже у главы страдальца. За несколько минут до кончины к нему подошел врач и сказал, что кризис миновал и что он может поправиться. Архиепископ Иларион едва слышно прошептал: «Как хорошо! Теперь мы далеки от...» И с этими словами исповедник Христов скончался. Это было 15/28 декабря.

Митрополит Серафим (Чичагов), занимавший тогда Ленинградскую кафедру, добился разрешения взять тело для погребения. В больницу он принес свое белое архиерейское облачение и белую митру. Покойного облачили и перевезли в церковь ленинградского Новодевичьего монастыря. Владыка страшно изменился. В гробу лежал жалкий, весь обритый, седой старичок. Так он был непохож на прежнего Илариона.

Похоронили его на кладбище Новодевичьего монастыря, недалеко от могил родственников архиепископа, а впоследствии Патриарха Алексия. Кроме митрополита Серафима и архиепископа Алексия в погребении участвовали епископ Амвросий (Либин) Лужский, епископ Сергий (Зенкевич) Лодейнопольский и еще три архиерея. Надгробные речи были запрещены, но владыка Николай (Ярушевич), совершавший отпевание, прочитал заповеди блаженства так, что все присутствовавшие рыдали. Каждая из этих заповедей была исполнена Святителем, о чем свидетельствует все его житие. На отпевание и погребение стихийно пришло несколько тысяч верующих жителей города. Храм не мог вместить и малой части желающих проститься с владыкой. Народом был заполнен весь монастырский двор и прилегающее кладбище.

Так отошел в вечность этот богатырь духом и телом, чудесной души человек, наделенный от Господа выдающимися богословскими дарованиями, жизнь свою положивший за Церковь. Его труды отличаются строго церковным направлением, неустанной борьбой со схоластикой и специфическим латинством, влиявшим на наше богословие со времен митрополита Петра Могилы. Его идеал — это церковность духовной школы и богословской науки. Его постоянное напоминание: вне Церкви нет спасения, вне Церкви нет таинств. Об этом свидетельствует и богословский труд владыки Илариона «Без Церкви нет спасения».

Другие дни памяти:  Январь 29 (новомуч.) Апрель 27,  Июнь 4 (Петерб.) Август 20 (Моск.)

 

Вечная тебе память, достоблаженный святителю Иларионе!

 

Перепечатнно с сокращениями и дополнениями: http://days.pravoslavie.ru/Life/life6602.htm

Дополнения взяты из жития владыки Илариона (предисловие к его книге «Без Церкви нет спасения», Серетенский монастырь, 2001 г.), а также из книги Бориса Ширяева «Неугасимая лампада».

 

Богословские труды  свм. Илариона  - см. http://www.bogoslov.ru/persons/49460/index.html

 

 

 

Тропарь, глас 4

Воине Христов Иларионе, славо и похвало Церкве Русския, пред гибнущим миром Христа исповедал еси, кровьми твоими Церковь утвердися, разум Божественный стяжал еси, людем верным возглашаше: без Церкви несть спасения.

 

 

Кондак, глас 6

Иларионе, священномучениче Христов, служителей грядущаго антихриста не убоялся еси, Христа мужески исповедал еси, за Церковь Божию живот твой положи. Красо новомученик Российских, Руси святыя похвало, ты Церкве нашея слава и утверждение.