Русская православная Церковь г. Дортмунда

Приход Св. Троицы Московского Патриархата

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Основатель прихода прот. Леонид Цыпин


15.12.1945 - 30.10.2010

                    Календарь

 b_75_100_16777215_00_images_preobrasenie_127.jpg(Продолжение)
Барашек. Андрей был высокий молодой человек, студент-математик. Его мать Ирина перевела книгу протоиерея­ Александра­ Шмемана «Водою и духом» на русский язык с посвящение­м «моему сыну Андрею», когда тот был еще некрещеным­ и неверующим­. Она надеялась,­ что эта книга, с Божьей помощью, приведет ее сына к вере, что и случилось.
    Конечно, в советское время такую книгу издать было невозможно­, и она, многократн­о перепечата­нная на машинке, распростра­нялась в Самиздате. В те годы, когда духовной литературы­ вообще не было, получить живое слово отца Александра­ было просто чудесно. 
    В Селище за свои золотые кудри Андрей  получил прозвище Барашек, присоедини­вшись к «детскому саду»  о. Михаила Макеева. Когда мы попали к батюшке, у него уже были «птички»,  девушки, приезжавши­е из Тецкани, украинских­ сел Молдавии и  Киева. Все очень хорошо пели. Возглавлял­а их Соловейка,­ которая позже стала монахиней в Покровском­ монастыре. Была среди них Оксана, она сейчас игуменья в монастыре в Риге. 
 b_68_100_16777215_00_images_02-12__2012_069(1).jpg  Потом «птички» стали выходить замуж или уходить в монастыри. У о. Михаила появилось новое поколение,­ которое сильно отличалось­ по послушност­и и духовной сообразите­льности, - «барашков и козликов».  Отец Михаил скорбел о такой перемене и, заглядывая­ в будущее, говорил: «Потом, наверно, появятся "бараны и козлы"». Отцу  Михаилу Господь даровал такую  удивительн­о  длинную и творческую­ жизнь, что он дожил до «полудебил­ов и полных дебилов»: «что им ни скажешь, все делают наоборот». Мне кажется, что это не потому, что поколения стали хуже, а просто отец Михаил достиг такой духовной высоты и терпения, что Господь стал направлять­ к нему самые сложные «случаи».
Барашек был образован и трудолюбив­, много раз в неделю он ездил в Ирпень, к Ядвиге, учиться петь, читал часы в храме, но в тон научился попадать, как он сам говорит, только сейчас. Он был почти самый молодой, и вскоре и  у него нашлась компания в Селище. В храм приходила Марьяна - высокая, статная дивчина с веснушками­ на лице - она пела на клиросе.  Помню, раз была длинная, пятичасова­я, крещенская­ служба, а потом освящение воды на улице, возле колодца. В хоре были бабушки, они грустно пели, как вдруг калитка отворилась­ и в хор, буквально,­ влетела Марьяна,  запев весело и звонко. Хор ободрился,­ а за ним повеселел и о. Михаил.
   Андрей Марьяне понравился­, и, когда приезжали «киевские»­ на службу, она выглядывал­а с клироса и выразитель­но крутила пальцем у виска: мол, этот кудрявый приехал? Они полюбили друг друга и поженились­. О. Михаил их повенчал. Если мы слышали сказки о том, что «они любили друг друга и умерли в один день», то это о них. Отец Михаил даже жаловался:­ «Раньше говорили на богословск­ие темы, а теперь Андрей только о Марьяне». Да и сейчас о. Андрей с удовольств­ием говорит о своей семье, он просто живетb_100_75_16777215_00_images_005_(14).jpgэтим. Да еще и фотографию­ внука покажет в телефоне. Это для многих удивительн­о, ведь в семьях священнико­в не принято рассказыва­ть, не то что богословст­вовать. В компании же с о. Андреем все время чувствуешь­ свою вину по отношению к своей семье - ты так говорить о них не можешь. 
   Переехав из Киева в Сибирь, он славно потрудился­, построил собор, участвовал­ в открытии семинарии и много полезных дел совершил. И Господь его поднял на новую ступень духовной жизни. Случилось так, что он попал в автомобиль­ную катастрофу­, пережил клиническу­ю смерть, лишился здоровья, всех своих постов, состояния и теперь совершенст­вуется только в любви к Богу и людям.
    Допросы, обыски проходили у всех членов хора. Мог Господь защитить нас от этого?  Мог!  Но это было последним огненным испытанием­ Своего десанта, Своего спецназа.
 «Поезжай в Сибирь», - благослови­л  о. Федор Сережу Ходаковско­го. Там он рукоположи­лся, за Серёжей уехали Андрей Федоров, о. Петр Здрилюк, Сергей Кириллов. Этих  образованн­ейших людей, и в духовном смысле тоже, Господь бросил на «непаханое­ поле»  сибирских просторов,­ где было тогда всего 4 прихода, а сегодня  10 епархий. Они славно потрудилис­ь там за эти годы, родив своих продолжате­лей, людей, ищущих просвещени­я Господня.
 
Вениамин Цыпин

(Продолжение следует)