Русская православная Церковь г. Дортмунда

Приход Св. Троицы Московского Патриархата

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Основатель прихода прот. Леонид Цыпин

o. Leonid

15.12.1945 - 30.10.2010

Календарь

Советуем почитать

О внутреннем человеке и духовной одежде

Священник Цезарь Аксинте (Рим. 5, 1-10; Мф. 6, 22-33). "Если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если...

«Не отрывайтесь от Патриаршей Церкви!»

Новонайденное письмо архимандрита Софрония (Сахарова) архимандриту Адриану (Кирсанову) о церковном единстве http://www.pravoslavie.ru/104508.html

Архиерейский Собор Русской Православной …

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей обратился с посланием Мюнхен, 19 июня 2017 г. С 9 по 14 июня 2017. в Мюнхене...

18 июня Всех святых, в земле Русской пр…

С праздником, православные! Неделя вторая по Пятидесятнице, в нюже творим память всех святых, в земли Российстей просиявших "Предстателие страны нашей неусыпныя,/ ходатаи...

Вот что значит любить!

Архимандрит Силуан (Висан)Я прочел одну маленькую историю, которая произвела на меня сильное впечатление. Как я всегда делился с вами всем...

Как святитель Николай спас семью священн…

Из воспоминаний протоиерея Михаила Бойко Сергей Герук Протоиерей Михаил Бойко   Известный киевский протоиерей о. Михаил Бойко († 2003) пользовался огромным авторитетом...

"Этот день в истории"

6 июня 1799 года родился Александр Сергеевич Пушкин – великий русский поэт.  Во многих храмах прошли панихиды о упокоении душ...

ДУХ СВЯТОЙ ПО СЕЙ ДЕНЬ ДЫШИТ В ЦЕРКВИ

В Церкви живёт Дух Божий. Это не сухое и пустое догматическое положение, сохраняемое только по уважению к старине. Нет, это,...

КО ДНЮ ТРОИЦЫ: коленопреклоненные молитв…

Из года в год за вечерней праздника Троицы (по Уставу она совершается сразу после воскресной Литургии) звучат коленопреклоненные молитвы. Впервые...

Епископ Иона: Что Бог дал Церкви взамен …

Наместник Троицкого Ионинского монастыря, духовник нашей обители — о главном чуде праздника Троицы. Без синяков в духовной жизни — никак Кто из...

Фильм митрополита Илариона (Алфеева)

В преддверии праздника Пятидесятницы советуем посмотреть фильм митрополита Илариона (Алфеева) - " Троица".  "Почему праздник Пятидесятницы еще называют днём рождения Церкви? Какие...

СВЯТАЯ ЕЛЕНА

День памяти:  3 июня Житие святой равноапостольной Елены и Константина Предание сохранило для нас сведения о том, что святая Императрица Елена...

Слово в день празднования Владимирской и…

Угра - Пояс Богородицы Слово в день празднования Владимирской иконы Божией Матери     Только вера действительно может творить чудеса, и это зависит...

СЛОВО В НЕДЕЛЮ 7-Ю ПО ПАСХЕ, СВЯТЫХ ОТЦО…

Сегодня день прославления памяти богоносных отцов Первого Вселенского Собора. После гонений и мученичества первых веков христианства, когда враг всякой правды диавол,...

Евангелие о Вознесениии Господа. Святите…

Деян., 1 зач., 1:1-12. Лк., 114 зач., 24:36-53.Когда закончится пища для души нашей в этом материальном мире и когда приблизится...

ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ

Панегирик на Вознесение ГосподнеВознесися на Небеса, Боже, и по всей земли слава Твоя.(Пс. 56: 6, 12)Двух вещей не могли понять...

Евангелие о чудесном исцелении слепорожд…

Ин., 34 зач., 9:1-38.Велик Бог наш, и творит Он чудеса; и нет конца рассказу о чудесах Его. Нет очей, что...

Преподобный Иов, игумен и чудотворец Поч…

«Память праведнаго с похвалами»: Преподобный Иов, игумен и чудотворец Почаевский. https://pravoslavie.ru/1746.html

В Крыму построят храм в честь Паисия Свя…

  Торжественное освящение закладного камня в основание будущей церкви состоится 25 июля, в день рождения преподобного старца Паисия. Преподобный Паисий...

Видеть Бога в лице другого

.... у меня есть друзья детства, которые женились, и я знаю – вижу, какие они в семье, я ведь знал...

«На восстановление единства Русской Церк…

Протоиерей Серафим Ган. 17 мая 2007 года в Москве был подписан Акт о каноническом общении двух ветвей Русской Церкви –...

Песни военных лет

Предлагаем послушать песни военных лет в исполнении замечательного певца Марка Бернеса: Враги сожгли родную хату....(Марк Бернес) Тёмная ночь Поёт Марк Бернес Марк Бернес....

Как церковные люди становятся фальшивыми

Человек, живя в Церкви и общаясь с другими церковными людьми, очень скоро начинает понимать, что многие из них остались такими...

Ко Дню Победы...

«Сейчас с улыбкой вспоминаю, а тогда, ой, как страшно было...»Схимонахиня Евдокия (Микула) http://www.pravoslavie.ru/103325.html

НЕДЕЛЯ 4-Я ПО ПАСХЕ, О РАССЛАБЛЕННОМ. Ар…

НЕДЕЛЯ 4-Я ПО ПАСХЕ, О РАССЛАБЛЕННОМ. Архимандрит Петр (Кучер)  Недавно закончился Великий пост, который, как мы уже неоднократно говорили, прообразует...

Отвага и мужество жен-мироносиц

Проповедь в Неделю святых жен-мироносиц  Архимандрит Клеопа (Илие)  И пришла Мария Магдалина и возвестила ученикам, что видела Господа  (ср. Ин....

Лайфхаки от бабы Нади

Андрей Горбачев Мы верим православно, но каким образом по-христиански реагировать на обыденные житейские обстоятельства – не знаем. http://www.pravoslavie.ru/ Лайфхаки от бабы Нади

«Господи, улови наше сердце и очисти!»

Светлая седмица, среда    Прп. Севастиана Карагандинского, исп. (1966). «Господи, улови наше сердце и очисти!»Поучения старца Севастиана Карагандинского   http://www.pravoslavie.ru/92607.html  

Светлое Христово Воскресение во Введенск…

  Слово святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского на Пасху (1966 г.) «Аще и во гроб снизшел еси Бессмертне, но адову...

Как поздравить с Пасхой

В ряду Господних праздников праздник Пасхи занимает центральное место, а в ряду всех праздников христианских он «столько превосходит все торжества,...

Квартира. Размышления по Родительской субботе (7)

 (Продолжение)

Квартира

b_250_100_16777215_00_images_xk-pokrovskiy5.jpgСамо расположение нашего дома обусловило то, что к нам постоянно заходили люди, ночевали, оставляли вещи. Помню, как у нас жил о. Павел Батанов— «француз», репатриант, вернувшийся из Франции. Его привел к нам о. Михаил Макеев. Мы пытались разговорить о. Павла, но не тут-то было — он только улыбался. Я тогда учил английский и стал демонстрировать мои знания: «Собака — Dog». «A dog», — улыбнувшись, поправил он. И всё. Сейчас я понимаю: он молился.


У нас дb_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_377.jpgома проводились занятия воскресной школы, иногда спевки хора и т. п. Когда мы уезжали в Сибирь, в нашей квартире жил о. Фёдор…
Собственно, эта квартира была таким перевалочным пунктом ещё со времён дедушки
. Он умер за полгода до моего рождения, но его дух передался, кажется, самой квартире и всем её обитателям. Дедушка Вениамин был необычайным жизнелюбом. Вырос он в селе под Киевом в семье лавочника, который был парализован  болезнь то отпускала, то вновь подступала. Через село проходили тогда то красные, то белые, то Петлюра, то зелёные… 14-летнего дедушку насильно мобилизовывали, давали обрез: «Парень крепкий, будешь за конями смотреть», — он множество раз убегал с этими конями и обрезами домой. Знал он и легендарного Мишку Япончика, и других украинских деятелей революции. В войну он служил в штрафбате, всё время рискуя жизнью. Рассказывал, что после взятия железнодорожной станции в батальоне их осталось только двое. Этот постоянный риск и жизнь одним днём — завтра могло и не быть — породили в нём бесстрашие, любовь к людям и к жизни. Он был человеком общительным и сердобольным, и к нему как к b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_373.jpgтакому «народному адвокату» множество народу шло за советом и помощью — написать письмо, заявление, позвонить. Часто он творил суд сам. Когда он заходил в трамвай, то всегда смотрел, чтобы уступали места. Моя ленинградская бабушка была потрясена, когда он однажды обратился к сидевшему вразвалку: «Уступи место женщине!» — Голос звучал так властно,b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_380.jpg что сидевший моментально и безропотно вскочил. Как-то вагоновожатая рассказала ему, что они много лет живут впятером в девятиметровой комнате, и вот ей наконец дали с сыном однокомнатную квартиру, но кто- то из «своих» въехал в неё, и теперь ей велено снова ждать… Дедушка взял сына Колю и мужа племянницы Сеню. «Открывай», — сказал он обидчику, но тот не открывал. «Давай, Коля!» — Стокилограммовый Коля вышиб дверь вместе с косяком. «Выноси вещи!» — «Не буду, не имеете права!» — «Ладно, мы тебе поможем». — Коля с Сеней взяли шкаф, стали вытаскивать и… «уронили» с пятого этажа. После этого обидчик попросил два часа, чтобы самому вынести вещи… Женщина благодарила дедушку и много лет, даже уже после его смерти, приходила к нам, поздравляла с праздниками, помогала по хозяйству. Моя мама её ещё застала. Таких случаев было немало. Помню, какие-то люди работали в благодарность у нас на даче.

Много лет после войны в доме хранилось оружие, так как дедушка был участником формирования по борьбе с бандитизмом. Как ему удавалось быть таким бесстрашным и готовым всем помочь? Мне это трудно понять. Что-то, конечно, перенял мой отец, что-то — я… Но всё-таки вспоминается невольно: «...Были люди в наше время,...  Богатыри — не вы!»

b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_381.jpgЕщё во время войны, уже после ранения, дедушкину часть перебрасывали, и он смог заехать в Киев. Застал такую картину. Бабушка с Колей жили в маленьком флигеле во дворе с разбомблённой крышей, так как нашу квартиру во время эвакуации заняли бывшие полицаи, уже снова ставшие «своими». Бабушка болела тогда малярией и была в лихорадке. В райсовете ему сказали, что квартира занята «ответственными работниками», а он когда-нибудь получит другую. Дедушка взвёл автомат, друзья, увидев его реакцию, заблокировали вход. Председатель райсовета тут же подписал ордер на вселение и вызвал милиционера, приказав ему «произвести всё по закону и вселить семью фронтовика в его собственную квартиру».

Похожая ситуация с квартирой повторилась в 85-м году, но уже с нами, и проблему пришлось решать моему отцу.

b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_378.jpgВ один прекрасный день нам объявили, что дом идёт под снос. Начали давать квартиры преимущественно в новых микрорайонах — «на выселках». Тётя сообщила нам о том, что на 4-м этаже нового дома на Подоле по улице Хоревой есть большие квартиры, и мои родители попросили, чтобы нас переселили туда. Основания у нас были — родившийся с синдромом Дауна Лёня (фото). Аргумент сочли убедительным, и выдали ордер И вдруг говорят: ваш ордер где-то потерялся, ключи мы вам выдать не можем, так что дадим вам теперь другую квартиру...

А дело в том, что незадолго перед этим произошёл инцидент с участием милиции. На Рождество прямо после литургии все решили собраться и отметить праздник. Детей и мам отправили вперёд на квартиру к Люде Крюковой, а папы не спеша шли следом. Когда позвонили в дверь, её открыл милиционер в форме. Дети были изолированы во второй комнате, а в первой уже составлялся протокол по поводу «незаконного религиозного собрания». «Вещественные доказательства» были налицо: детский рисунок с изображением… рождественской ёлки. Протокол получился очень интересный: когда Сергей Кириллов, на правах регента и вообще «старшего» «взявший на себя ответственность» за происходящее, подписывал бумагу, то от себя добавил несколько фраз о том, что никакого «незаконного» собрания с преподаванием религии у нас не было, а просто верующие (у нас ведь свобода совести, правда?) после службы собрались вместе отметить Рождество, а тут пришла милиция и (дословно) «испортила нам праздник». Понятно, что милицейская акция случайной не была: перемещавшихся по направлению из храма к квартире выследили. Наверняка и наш дом на Менжинского, который активно посещали всякие «неблагонадёжные», также был под пристальным вниманием... 
b_250_100_16777215_00_images_782px-Pokrova_Nunnery_Pokrova_Church_Kyiv.jpgОтцы из Покровского благословили: заселяться. Папа позвонил свояку Сене. Сеня сказал два слова: «Инструменты брать?»  и тут же приехал. Дверь подъезда легко открылась. Поднялись на 4 этаж. «Подожди, — говорит Сеня, — попробуем ключ подобрать», — достал связку ключей, вставил первый попавшийся —  подошёл! Дверь открылась. Быстренько перевезли часть вещей, маму, Лёню, Артёма, забаррикадировали двери изнутри. Стали осваиваться. А вскоре и наш ордер «нашёлся»!

Правда, в новой квартире стало потише: большого наплыва людей уже не было  идти от метро десять минут, но теперь если кто и заходил, то лишь специально, а не по пути, как раньше…

Вениамин Цыпин

(Продолжение следует.)

 

Размышления по Родительской субботе (8)

Multithumb found errors on this page:

There was a problem loading image 'images/005(1).jpg'
There was a problem loading image 'images/005(1).jpg'

b_250_100_16777215_00_images_o_leonid_010(1).jpg  (Продолжение

Три брата: К Г Б. Когда иудеи начинали себя плохо вести, Бог вразумлял их филистимлянами, персами, амореями. Нас же Он воспитывал при помощи КГБ.
Благодаря о. Михаилу Макееву, с первых же дней в общине была определенная конспирация, фамилии никогда не назывались, по телефону говорили кратко и без подробностей.



   Познакомились мы с милицией в первую же Пасху. Нас, детей, в первый год в храм не пустили. На следующий год - тоже. Нам приходилось на Пасху ездить далеко за город, в Барышевку. Позже - прятаться в Ирпене, на хорах. Обидно было, что не пускали, но спустя 33 года я особенно ценю возможность b_250_100_16777215_00_images_005_(11).jpgпасхальную ночь провести в храме.
  Открытых гонений уже не было, но за выход из комсомола, за крестик и "религиозную пропаганду" могли выгнать из института, с работы. 
  Молодежный хор в Ирпене окреп, вырос, стал многочислен, а главное, образовалась настоящая община, когда все молились друг за друга и помогали. Но вдруг занервничала староста и хор разогнали. 
Во многих приходах старосты назначались  "сверху". Так, моему некрещеному партийному дедушке предлагали рабочее место: "староста Владимирского собора" - он отказался. Иногда старостами становились верующие героические люди. Так, в селе Белом, Новгородской области, где мы спасались после Чернобыля и где  служил замечательный священник о. Павел Кравец, в шестидесятых храм подлежал закрытию, так как никто не хотел стать старостой. Наконец нашлась одна бабушка:
 - Давайте ключи, я буду старостой. 
- Да мы тебя из колхоза выгоним... 
- Я на пенсии...
- А мы твоих детей...
- Дети померли все...
- Да мы тебе выпасов и покосов для коровы не дадим...
- Нет у меня и коровы, давайте ключи!!!
Этот храм до сих пор стоит, а так закрыли бы или сломали.
  Внешне разгон хора  выглядел катастрофой. Внутренне же  у хористов наступила стадия привыкания и угасание духа. Так бывает: начинаешь читать в храме, все тебе становится понятней, служба веселей, молиться легче, все тебя хвалят. А потом вдруг оказывается, что у тебя теперь нет времени: все субботы по вечерам заняты, твои ошибки начинают замечать, да и голос хрипеть начал... Приходится вспоминать, как раньше было хорошо, каяться, учиться терпеть, и лишь потом ты вновь обретаешь благодать и радость от чтения. 
005(1).jpg  Или с детскими лагерями: начинаешь организовывать, всё хорошо - Христос рядом, а потом вдруг начинаешь тяготиться - все отпуска заняты, лагерь не проходит гладко, вместо благодарности критика. И лишь разобравшись, ЧТО в тебе возмущается, ЧТО в тебе ворчит, и покаявшись - начинаешь вновь ощущать благодать, получаемую от служения.
Так случилось и с хором, соскучившимся и укрепившимся в желании служить. Господь нашёл место для него  в центре Киева на Подоле в Крестовоздвиженском храме, стало удобно добираться, да и помещение для спевок появилось. 
  Гонифец. Еще в институте физкультуры, N. стали просить помочь: знаешь, спортсмены ездят на международные соревнования, скажут что-то не то, родину опозорят. Ты посмотри за порядком, нам сообщи, а мы им скажем, чтобы вели себя нормально. N. это даже понравилось - за порядком смотреть! Потом его стали просить тут послушать, туда сходить. Кончилось дело тем, что ему дали портативный магнитофон, сказали: к твоему дяде придут гости, запиши разговоры. N. любил своего дядю. В КГБ стали угрожать. N. побежал к отцам в Покровский, просил совета и молитв. "Там" сказал, что исповедуется каждую неделю и всё на исповеди рассказывает. Им это очень не понравилось. Его папа, к тому времени уже крещёный, молился так: спаси, Господи, N. от этого гонифца - Петрова. Молитвы отцов помогли, и N. оставили в покое.
  Леша-часовщик. Он появился у нас дома как интересующийся православием. Перечинил все поломанные часы и будильники. Отцу Михаилу отремонтировал большие настенные часы. Все бесплатно.  Отец Михаил настоял на оплате. Он запросил 80 рублей - деньги немалые, но о. Михаил был рад, часы никто не брался чинить. Леша подарил моей маме пластиковые коробочки для хранения еды, стоили они недорого, но купить их было невозможно. Как-то он зашел к нам и обратился к моей маме с просьбой. Мне, говорит, старинные большие иконы достались, а я живу в общей квартире, повесить некуда, может, я вам привезу? Мама обрадовалась, ведь и бумажных икон было не купить, а тут старинные. Рассказала папе, папа "похвастался" отцам. О. Федор говорит: "Вы что, Леня, вы же не знаете, откуда эти иконы, ни в коем случае!" Папа позвонил Алексею: ничего не надо привозить!  Тот начал спорить: «Дело сделано, всё как заказано, я уже еду!» Папа опешил: «Какое дело? На порог не пущу!»  Леша после этого пропал. А история с иконами выплыла позже. Иконы были ворованные и зарегистрированные в розыске, их специально хотели подсунуть, чтобы потом или посадить в тюрьму, или шантажировать. Эта история укрепила папу в необходимости испрашивания благословения и трезвении.
  Подарок на Рождество. Рождественские елки первыми стали проводить Ирина и Павел. На первую елку они собрали всех знакомых верующих детей, человек 20.  Читали рождественские истории, устроили конкурс рисунков. Сейчас эти книжки с историями продаются, а тогда даже Андерсен издавался с купюрами. Позже и хор стал устраивать "Елки". В одно Рождество мы после службы отправились к Люде Крюковой. Приготовили еду, стали рисовать открытки с детьми, в дверь постучали - вошли "люди в штатском" плюс понятые, стали переписывать фамилии, кто где работает, требовать паспорта и составлять акт о незаконном религиозном собрании. Всем стало страшно, одна девочка даже спряталась в шкафу. Аня Гребельная пробовала  демонстративно есть, мол, «имела я вас в виду», но кусок не лез в горло, помню ее выпученные глаза и красное лицо. Позже пришел Кириллов с Сашей, им стали кричать: "Уходите, здесь милиция!" Но они сказали: «Куда мы пойдём - у нас тут дети!» Кириллов дал свой паспорт подошедшему милиционеру и спокойно стал читать протокол и вносить свои замечания. Праздник был испорчен.
  И началась новая эпоха - воскресные встречи и школы по домам прекратились. Но это - внешне. Внутренне же - хористы немного устали, а нам, подросткам, стало надоедать, хотелось пойти в кино или просто погулять. Встречались теперь редко, но встречи стали по-особому ценить.
Через некоторое время начались обыски и допросы. Как раз взорвался Чернобыль, отец вывез семью в Гудауту, а затем вернулся. На работу, в Институт металлофизики, пришли люди в штатском, обыскали рабочий стол и потом увезли на служебной машине на допрос. Так повторялось несколько раз. Отец Андрей Федоров, который тоже там работал, рассказывал, что еще полгода коллеги над ними потешались: «Вы сегодня домой своим ходом или вас подвезут?»
  Обыск. Много часов подряд длился обыск в  доме, а в другие разы на даче. Дома нашли удостоверение: мой брат где-то взял «корочку» МВД и там написал:  «Выдано директору милиции», приклеил свою фотографию и нарисовал печать. Вначале они долго советовались, а потом сказали: «Передайте  Денису Леонидовичу, что у нас в милиции не директор, а начальник». Удостоверение изъяли.
  Самым страшным для отца во время обыска было не то, что изымут самиздатовскую литературу. За это и пострадать было не стыдно. А за коллекцию радиодеталей, которая была у отца в кладовке - мастерской. Эти детали он собирал в течение долгого времени, так как любил сам паять, чинить телевизоры и что-нибудь изобретать. Купить их было невозможно, и все эти транзисторы, диоды, сопротивления и микросхемы «выносились» с рабочего места. Папа молился, и Господь закрыл им глаза. Мастерскую они не обыскивали. Папа очень потом каялся за эти свои детальки и никогда уже с рабочего места ничего не брал - могли посадить как вора «социалистической собственности». Этот обыск научил отца не прикасаться  к чужому даже в мелочах. 
  Намного позже, когда встал вопрос о разделении приходов и владыка дал год «на укреплениеb_250_100_16777215_00_images_Dortmund_24_05(2).jpgдортмундского прихода», папа хотел взять для дортмундского храма маленькую полочку, которую сам же и купил. Но староста вдруг воспротивилась, сказав, что теперь это собственность Вупперталя. Это была такая мелочь, просто даже неприлично, ведь весь вуппертальский приход папа открыл на  свои сбережения: купил утварь, сосуды, подсвечники, я сам в Киеве помогал ему загружать это в автобус. В конце же вуппертальского периода он все деньги, полученные от треб в Дортмунде, Мендене и других храмах, вкладывал в Вупперталь - в киоты, иконы и проч. Он полностью завершил убранство храма и на счету скопил 20 тыс. евро для покупки собственного храма в Вуппертале.  Староста знала это или нет, но на нее «нашло» (видимо, Господь через нее испытывал отца Леонида ). Папа не стал спорить, он был научен еще тогда в Киеве, как материальные «мелочи» могут погубить большие дела.  
  Допросы в КГБ продолжались. Один допрос длился шесть часов, другой четыре. Рассказывая об этом, папа вспоминал одну женщину, которая на все вопросы отвечала просто, вроде «не знаю», «да я сама, знаете, какая грешница», что в конце допроса нечего было даже подписывать. Папа же пытался отвечать на вопросы логично. На этом его загнали в угол. Ему дали материалы «о притеснении верующих в Советском Союзе», составленные Павлом для передачи западным радиостанциям. Эти материалы были изъяты у Павла, когда он вез их в Москву, и послужили одной из причин его ареста. 
В этих материалах было про отца, про Мишу и других. 
- Вот вы передавали за рубеж такие сведения.
- Нет, не передавал.
- А это что, неужели без вашего ведома передали?
- Да. 
 (Это была правда: отец никогда к советской власти с теплотой не относился, но никаких действий против не предпринимал, «вражеские голоса» слушал, но диссидентскую литературу не распространял).
- Тогда подпишите, что данные были переданы без вашего ведома. 
Отец подписал и очень всегда скорбел об этом. Много лет позже, когда сын Иры, жены Павла, попал в аварию,  папа стал активно помогать ему. На моё удивление о b_250_100_16777215_00_images_pohroni_147.jpgтакой заботе папа сказал, что он счастлив возобновить отношения с о. Андреем. Приглашал его к себе после выздоровления. Сказал: «Он меня похоронит»,  ожидая его из Сибири. Так и случилось: о. Андрей присутствовал при последних его вздохах, отирал маслом тело, облачал о. Леонида в гроб, оказав неоценимую поддержку близким.

Вениамин Цыпин

(Продолжение следует.)
 

Размышления по Родительской субботе (9)

 b_250_100_16777215_00_images_preobrasenie_127.jpg(Продолжение)
Барашек. Андрей был высокий молодой человек, студент-математик. Его мать Ирина перевела книгу протоиерея­ Александра­ Шмемана «Водою и духом» на русский язык с посвящение­м «моему сыну Андрею», когда тот был еще некрещеным­ и неверующим­. Она надеялась,­ что эта книга, с Божьей помощью, приведет ее сына к вере, что и случилось.
    Конечно, в советское время такую книгу издать было невозможно­, и она, многократн­о перепечата­нная на машинке, распростра­нялась в Самиздате. В те годы, когда духовной литературы­ вообще не было, получить живое слово отца Александра­ было просто чудесно. 
    В Селище за свои золотые кудри Андрей  получил прозвище Барашек, присоедини­вшись к «детскому саду»  о. Михаила Макеева. Когда мы попали к батюшке, у него уже были «птички»,  девушки, приезжавши­е из Тецкани, украинских­ сел Молдавии и  Киева. Все очень хорошо пели. Возглавлял­а их Соловейка,­ которая позже стала монахиней в Покровском­ монастыре. Была среди них Оксана, она сейчас игуменья в монастыре в Риге. 
 b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_069(1).jpg  Потом «птички» стали выходить замуж или уходить в монастыри. У о. Михаила появилось новое поколение,­ которое сильно отличалось­ по послушност­и и духовной сообразите­льности, - «барашков и козликов».  Отец Михаил скорбел о такой перемене и, заглядывая­ в будущее, говорил: «Потом, наверно, появятся "бараны и козлы"». Отцу  Михаилу Господь даровал такую  удивительн­о  длинную и творческую­ жизнь, что он дожил до «полудебил­ов и полных дебилов»: «что им ни скажешь, все делают наоборот». Мне кажется, что это не потому, что поколения стали хуже, а просто отец Михаил достиг такой духовной высоты и терпения, что Господь стал направлять­ к нему самые сложные «случаи».
Барашек был образован и трудолюбив­, много раз в неделю он ездил в Ирпень, к Ядвиге, учиться петь, читал часы в храме, но в тон научился попадать, как он сам говорит, только сейчас. Он был почти самый молодой, и вскоре и  у него нашлась компания в Селище. В храм приходила Марьяна - высокая, статная дивчина с веснушками­ на лице - она пела на клиросе.  Помню, раз была длинная, пятичасова­я, крещенская­ служба, а потом освящение воды на улице, возле колодца. В хоре были бабушки, они грустно пели, как вдруг калитка отворилась­ и в хор, буквально,­ влетела Марьяна,  запев весело и звонко. Хор ободрился,­ а за ним повеселел и о. Михаил.
   Андрей Марьяне понравился­, и, когда приезжали «киевские»­ на службу, она выглядывал­а с клироса и выразитель­но крутила пальцем у виска: мол, этот кудрявый приехал? Они полюбили друг друга и поженились­. О. Михаил их повенчал. Если мы слышали сказки о том, что «они любили друг друга и умерли в один день», то это о них. Отец Михаил даже жаловался:­ «Раньше говорили на богословск­ие темы, а теперь Андрей только о Марьяне». Да и сейчас о. Андрей с удовольств­ием говорит о своей семье, он просто живетb_250_100_16777215_00_images_005_(14).jpgэтим. Да еще и фотографию­ внука покажет в телефоне. Это для многих удивительн­о, ведь в семьях священнико­в не принято рассказыва­ть, не то что богословст­вовать. В компании же с о. Андреем все время чувствуешь­ свою вину по отношению к своей семье - ты так говорить о них не можешь. 
   Переехав из Киева в Сибирь, он славно потрудился­, построил собор, участвовал­ в открытии семинарии и много полезных дел совершил. И Господь его поднял на новую ступень духовной жизни. Случилось так, что он попал в автомобиль­ную катастрофу­, пережил клиническу­ю смерть, лишился здоровья, всех своих постов, состояния и теперь совершенст­вуется только в любви к Богу и людям.
    Допросы, обыски проходили у всех членов хора. Мог Господь защитить нас от этого?  Мог!  Но это было последним огненным испытанием­ Своего десанта, Своего спецназа.
 «Поезжай в Сибирь», - благослови­л  о. Федор Сережу Ходаковско­го. Там он рукоположи­лся, за Серёжей уехали Андрей Федоров, о. Петр Здрилюк, Сергей Кириллов. Этих  образованн­ейших людей, и в духовном смысле тоже, Господь бросил на «непаханое­ поле»  сибирских просторов,­ где было тогда всего 4 прихода, а сегодня  10 епархий. Они славно потрудилис­ь там за эти годы, родив своих продолжате­лей, людей, ищущих просвещени­я Господня.
 
Вениамин Цыпин

(Продолжение следует)
 

Размышления по Родительской субботе (10)

 b_250_100_16777215_00_images_0_6dd02_9ca77673_L.jpg(Продолжение)  Бегство
Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимой. (Мф. 24, 17)  Мы подрастали, все наши друзья ездили отдыхать на море. Мы же отдыхали на даче на Днепре. Стали просить папу:  «Поехали на море». У нас в семье уже было четверо детей, работал один отец, так что он отвечал только: «Ще буде» - отец использовал украинский очень редко, употребляя иногда образные  выражения или слова из песен.

   28 апреля взорвался Чернобыль. Катя рассказала, что мама ее подруги живет в Гудауте и сдает комнаты недорого. Что такое радиация, отец знал не понаслышке - он был физик. Через два дня мы отправились в Гудауту. Приехали, остановились на окраине Гудауты у поселка Лыхны. Рядом была абхазская национальная школа, и мама отдала меня туда - нужно было заканчивать восьмой класс. Была и русская школа возле моря. Отец, уезжая назад  в Киев, строго предупредил меня:  «Будь очень аккуратен в общении, никого не задень неосторожным словом, здесь народ темпераментный. Папа не раз бывал на Абхазии и попадал в разные истории. И  впрямь, в школе мне пришлось и самому многое увидеть. Один школьник вдруг перестал ходить в школу - оказывается, он «погулял» с одной девушкой, и теперь её братья бегали за ним, чтобы зарезать.
 Драки происходили редко, потому как, в случае чего, собирались и рассуждали, кто был прав, кто нет, и наказывали обидчика.  Впрочем, так обращались только между собой, других же - русских, грузин,  греков могли побить все вместе. Поскольку абхазов было меньшинство, то равновесие в Гудауте сохранялось, а язык между собой был интернациональный - русский. Внук хозяйки, у которой мы жили, всегда носил нож в кармане. Следуя папиному совету (а я любил обзываться), ни в какие истории  я не попал.
   С нами вместе приехала матушка о. Федора Шереметы с тремя детьми. Вскоре мы обратились в райсовет, и нам и матушке Нине дали бесплатное жилье. Матушку взял к себе грек Константин Саракашиш. Как только он услышал, чтоb_250_100_16777215_00_images_kacha_2012-07-25_(12)(2).jpg есть беженцы из Чернобыля, то попросил дать ему одну семью. Был он совершенно нецерковным, но верующим человеком. С большой заботой и любовью он и его жена Елена относились к матушке Нине и трем маленьким детям, предоставив не только  кров, но и питая их свежими овощами и фруктами.
   Нас с братом взяли в пионерский лагерь. И мы пробыли на море в общей сложности 4 месяца. К концу лета я настолько загорел и к тому же у меня появился кавказский акцент, что, когда меня спрашивали: «Веня, ты грузын?» и я говорил:  «Нэт», они удивленно кричали: «Что, русскый?» 
В Гудауте был храм, большую его часть занимал клирос, в центре его находилось возвышение с подставкой для книг, на котором, как на капитанском мостике, стояла  худая высокая старуха. Это и был настоящий настоятель в храме. Батюшки менялись часто, а она - нет. Кто-то научил ее настоящему уставному богослужению, вечерняя служба длилась, как в монастыре, - часа четыре, все вычитывалось и выпевалось.b_250_100_16777215_00_images_imagesCAG7JASO.jpgИногда батюшка поворачивался и спрашивал:  «Ну что там?», и совершенно бесстрастно она ему говорила, что он должен произнести. Одно время там был толстенький молодой грузинский батюшка, служил он в домашних клетчатых тапочках, а на кафизмы уходил «отдохнуть» в домик напротив; когда он был нужен, его звали. Видно было, что приход этот организовали подвижники, их было много кругом, и они жили в горах; спускались иногда настоящие старцы. Хористы были, видимо, их ученицами, на них держались богослужения, это была их жизнь, батюшку они терпели любого. И никакие перемены не могли их заставить сменить своего ревностного отношения к богослужению, упростить его, сократить. Сейчас, когда я это пишу, я сам удивляюсь, как часто я делаю виноватым священника в той или иной ситуации, а эти старушки десятилетиями, несмотря на советскую власть, постоянно меняющихся священников, сохраняли для себя и общины ревностный дух подвижников.
  Папа, когда бывал с нами в Гудауте, пел в этом хоре и знал там всех хористов. Пели они на греческом, грузинском, славянском. Маме нравились грузинские распевы, которые теперь слышим мыb_250_100_16777215_00_images_0_6dcf8_e365b67f_L.jpg в дортмундском храме.
   В Абхазии мы путешествовали по святым местам, поднимались на Иверскую гору, Новый Афон, купались в источнике Симона Канонита, были на месте казни св. Василиска (на праздник грузины доставали из источника «окровавленные» камни),  на гробе Иоанна Златоуста в Каманах.
   Много лет подряд мы ездили отдыхать в Гудауту, пока там не начались беспорядки, а затем война. Наш хозяин очень любил играть в шахматы с папой и моей маме всегда продавал вкусное домашнее вино. Он говорил : «Таня, только для тэбя, ни для кого нэт, для тэбя есть». Я замечал, что он продает то же самое и другим, и говорил маме: «Врет», а мама говорила: «Да, врет, но все равно приятно».
   Мои друзья, Глеб и Юлька, подружились с Кахой, он был иподьяконом у грузинского епископа и очень увлекался карате. Когда Глеб его спросил: «Как же так?», он сказал: «В Евангелии что написано? - Ударят по правой щеке, подставь левую. А потом? Потом ничего не написано, что делать. Вах!»
  Много лет спустя я был у Туринской плащаницы. Сзади меня стояли несколько грузинских священников, два епископа и несколько монахинь; один был аскетического вида, стоял в очереди, погрузившись в молитву (потом  оказалось, он был учеником потомков глинских старцев), другой, «толстый», бегал взад-вперед с видеокамерой и снимал, я его осуждал. Уже подойдя к плащанице, я захотел побыть в храме, рядом расположились грузины, читая что-то, наверное канон или акафист. В моей душе произошли какие-то перемены, но перед этим я очень долгое время жил тем, что осуждал других, особенно доставалось некоторым священникам. Я подошел к епископу и попросил помолиться за меня, потому как я все время осуждаю (и его тоже). Он спросил, как меня зовут, помолился и благословил меня. Удивительно, но на долгое время эта привычка оставила меня совсем. Потом стала возвращаться, но когда я вспоминаю об этом, она вдруг опять отходит.
Кто-то может спросить, зачем я всё это рассказываю? Отвечу так - это воспоминания о людях и обстоятельствах, которые окружали и в определённой степени сформировали о. Леонида, определили его дальнейший жизненный путь.
(продолжение следует)

Вениамин Цыпин.
 

Размышления по Родительской субботе (11)

b_250_100_16777215_00_images_19939_20120118_213511t.jpg(Продолжение)

Сольцы. После Гудауты возвращаться в Киев не советовали - был большой уровень радиации, да и КГБ преследовал отца. Сергей Борисович бывал в Псковской и Новгородской областях и очень советовал туда поехать. Отец решился, он нашел рабочее место в городе Сольцы, в мелиораторской колонне, которая занималась осушением болот.


Ему предложили должность инженера-электрика и место в общежитии и через месяц обещали дать квартиру. Мы переехали. В городе Сольцы стоял разрушенный собор, в нем венчался Суворов. Храмов не было, ближайший был в селе Велебицы (1 час автобусом) или в Молочкове (5 км через лес). В первую же субботу мы отправились в Велебицы, долго ждали автобуса, но когда наконец добрались, батюшка почему-то не пришел на службу. На Крещение мы опять отправились в Велебицы, был страшный мороз, автобус не пришел, отец отправил нас домой, а сам пошел пешком на службу, но храм опять был закрыт.  Домой он вернулся больной: воспаление лицевого нерва. Отец месяц провел в больнице, и до конца его дней на лице остались следы этой болезни. Когда отец попал в больницу, мы с братом ходили через лес пешком в Молочково, не надо было ждать автобуса, да и батюшка служил там более регулярно; нас пускали на клирос попеть.
b_250_100_16777215_00_images_24425_20051102155809_large.jpgОтец Павел. Настоящим событием было для нас найти о. Павла Кравца. Он служил в деревне Белой, Дновского района. До Дна надо было добираться 30 минут на поезде, там ждать два часа, потом опять на поезде, а потом три километра идти пешком. Но общение с о. Павлом того стоило.
В некотором смысле Дно было проклятым местом, там остановили поезд с царем Николаем II, когда заставили его отречься. Дно, Сольцы и другие места в округе были местом обитания матерщинников; ругались все: директор школы на уроке, водитель автобуса в микрофон, а на улице матом «разговаривали». Помните, как дочери Лота, живя в Содоме, остались чистыми девами, но, насмотревшись того, что творилось вокруг, и выйдя из Содома, согрешили? То же было и со мной: прожив год в Сольцах, я не ругался, а потом, приехав в Киев, меня понесло, и только исповедав это и глубоко раскаявшись, освободился.
У приходе отца Павла было царство любви и заботы, всех приезжих он кормил и оставлял ночевать, на железнодорожную станцию посылал телегу, чтобы подвезти всех приехавших на службу. Он был иеромонахом. В книжке архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» рассказывается о монахах, живших на таких бедных заброшенных приходах. Помните, как они ездили в Псков к митрополиту Иоанну просить у него денег, а некоторые возвращались по несколько раз, чтобы получить b_250_100_16777215_00_images_35111_20070529165929.jpgеще чуть-чуть?
Отец Павел был прямая им противоположность. Приход был неимоверно бедный. Но отец Павел никогда не отпускал никого с пустыми руками, он развел большое хозяйство, почти целый колхоз: 4 коровы, 3 телки, бык, бараны, конь, уток с гусями не считали. Вокруг храма были дома, в которых жили люди, певшие в храме и помогавшие, многих он кормил. Ему слали посылки из Жданова с фруктами, из Ленинграда приезжали люди. На вид он не был аскетом. В детстве убегал в Киево-Печерскую лавру, село в котором он жил находилось под Киевом. Став иеромонахом служил в Псково-Печерском монастыре, оттуда его отправили на приход. Что-то у него было со здоровьем и кто-то из старцев благословил его есть мясо, и он его, не стесняясь, ел. Часто он отправлялся за благословением к о. Иоанну Крестьянкину или на остров Залит к о. Николаю. О. Павел был очень веселым и на вид совсем чужд подвигов. Поэтому мой папа с ним общий язык не нашел, папа тогда был строг, готов был не только сам идти на подвиги, но и нас тащить. Отец Павел уже этот этап пережил, аскетические подвиги, видимо, остались позади, он совершал подвиги любви. К концу жизни и о. Леонид говорил тоже только о любви - помните его первую службу после болезни?
Мы тогда были подростками 14-16 лет, период, когда человек получает Богом дарованную свободу и вера родительская в нем исчезает; он сам должен найти путь ко Христу и в Церковь. Отец Павел был для нас находкой - с пятницы мы "убегали" в Белую, возвращались в воскресенье почти ночью. У о. Павла был дьякон, в юности он попал в автокатастрофу и слегка тронулся умом, он был добрый, трудолюбивый, но малость «дурашливый». Когда он ходил в подряснике, он вел себя безупречно, а когда в штанах, то начинал дурачиться. Отец Павел периодически устраивал ему взбучки, а в основном тот был на полном послушании. После взбучки, которую он получал громко, прилюдно и «от души», дьякон выходил на улицу, закатывал глаза и говорил: «А чего с меня взять, я ж бааааальной».
b_250_100_16777215_00_images_s_20100403195038.jpgДа и что в Белой было? Труд, труд и богослужения. В субботу баня. И иногда поездки в Псков. По вечерам чуть затянувшийся ужин, за которым вели беседы, иногда очень благочестивые, а иногда так просто о жизни; всегда было очень весело. Если со взрослых застолий в Киеве мы тут же сбегали, то там мы не хотели уходить. Веселость, радость царили в его доме. На кухню часто приезжала мать Антония из Пюхтицкого монастыря; она была очень старая и глуховатая. Помню, как мы ждали обеда и Ирина (тоже глуховатая старушка) спрашивает у матушки Антонии: «Где соль?», а та ей отвечает: «Тряпка? Да вот там лежит».

(Продолжение следует)

 

От автора.
Не успели публикации­  "Размышления по родительской субботе" повисеть на сайте, как посыпались е-майлы, и звонки. Часть из них благодарственная, на которую хочется ответить словами песенки Хасана из Алибабы: "Браво, браво, ну что вы, право!? впрочем, похвала - не отрава, спасибо, ребята, на добром слове". А часть - ругательная, на которую говорю: "Все исправлю",  но потом понимаю, что восьмилетним мальчиком запомнил только часть; многое, что видели 30-летние, своими глазами не видел. Все мои статьи основаны на рассказах отца, матери, их друзей, на их воспоминаниях. Стиль изложения оказался не всем по душе.
Но попробуйте вы рассказать что-нибудь подростку, который  слышать ничего не хочет. Что и как ему можно рассказать? Только что-то яркое, само по себе поучительное. Поэтому я ни в коей мере не претендую на составление биографии.
Умирая, отец сказал: "Не надо делать из меня святого", и еще: "Позаботься, чтобы мое наследие не пропало". Он протянул мне три флешки с его книгами и материалами.  Все это время я помнил об этом, но не представлял, что я могу сделать. Панихиды я не люблю,  хвастаться отцом -  тоже. Само собой вдруг родился текст на родительск­ую субботу, мама сказала: "Пиши", и я написал эти тексты (пока - 10). Если кого обидел или смутил - простите. Могу ли я все описать более точно? Сейчас нет, нет ни сил, ни данных. Если вы знаете что-то, напишите сами, это будет очень интересно. Пишите на е-майл: оЭтот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Еще раз простите и до новых встреч.

Вениамин Цыпин

 

Размышления по Родительской субботе (12)

 b_250_100_16777215_00_images_35111_20070529165945.jpg

(Продолжение)

Отец Павел состоял в большой дружбе с Пюхтицким монастырем. Монастырь находился почти в лесу, и у них тоже было большое хозяйство. Делились друг с другом чем могли, как-то он привез оттуда две племенные телочки, одна была почти фиолетового, синего цвета. Конечно, послушницы назвали ее Мальвина.


Когда машина уезжала, матушка выбежала из кельи и, крикнув: «Бог Троицу любит», зашвырнула в машину шикарного большущего кота. Помните: «У попа была собака, он ее любил»? Барсик стал любимцем, он садился даже на место о. Павла, и никто не смел его согнать. На Вход Господень в Иерусалим о. Павлу передали громадную рыбу, которой он хотел накормить гостей. В кладовке было холодно, как в морозильнике, и карп лежал там. Когда пришло время готовить, карп оказался почти съеден. Отец Павел выгнал Барсика из настоятельскогоb_250_100_16777215_00_images_imagesCA2K4VHN(1).jpg дома и поместил к старушкам. Кот ходил долгое время понурый и несчастный; оказалось, что он так же безобразничал и в монастыре, что матушки не только из-за цифры "три" отправили его в Белую. Впрочем, через полгода он повеселел, выглядел не хуже, чем раньше.
На праздники собиралось очень много народу, и о. Павел проводил общую исповедь. В Киеве я тоже видел общие исповеди, но при этом сначала читался перечень грехов, а потом всех накрывали епитрахилью и читали разрешительную молитву. Отец Павел делал это, как о. Иоанн Кронштадтский. Называя грех, он и сам каялся, каялся истово, и чувство покаяния охватывало и тебя. Народ плакал, даже у меня, в то время черствого подростка, рождалось чувство покаяния.
Своим помощникам на прощанье о.Павел обязательно всегда давал денежку «на дорожку».
b_250_100_16777215_00_images_003304(1).jpgВладыка. Заболел владыка Иоанн, каждую неделю о. Павел передавал ему свежего творога и кефир. Владыка ничего другого не ел, только эти продукты. Болезнь длилась то ли год, то ли два. Отвозил продукты все лето в Псков мой брат Денис. Однажды о. Павел не смог ничего передать, а переданное раньше скисло, и Роза, ухаживавшая за владыкой, купила молочные продукты на базаре или в магазине. Владыка попробовал и сказал: «Химичит что-то отец Павел» -  и есть не стал. Конечно, с какой любовью все готовилось, а запаковывал о. Павел часто своими руками, нежно глядя на бидончик. Когда брат возвращался, он с любовью спрашивал: «Ну как?», хотя брат митрополита не видел, а все отдавал Розе; лишь иногда в дождь она угощала его чаем. Но о. Павлу было очень важно знать, что продукты дошли. Все b_250_100_16777215_00_images_35111_20070529170335.jpgэто время владыка был на покое и жил в домике за забором в епархии. Роза утверждала, что никто к владыке, кроме о. Павла, не приезжал. (Только прочитав «Несвятые святые», я узнал, как священники любили ездить к владыке за деньгами, и еще раз удивился человеческой «благодарности».) Видимо, в этом и был весь о. Павел: да, ел мясо, да, шутил, но был верен до конца своему отцу-наставнику.
Через некоторое время из епархии донеслось недовольство, «доброжелатели» говорили новому владыке: «Вот, мол, каждую неделю мимо епархии проходит и не зайдет, не чтит вас, владыка». Доносились и угрозы. Напряжение нарастало, но официально никто не вызывал, а время шло. Отец Павел выписал из Краснодара бывшую секретаршу нового владыки, с ней отец Павел когда-то был очень дружен и отзывался о ней как о строгом, но в то же время очень обходительном человеке. Она приехала из Краснодара с мужем и тремя дочерями; они остановились в Белой. Сама она ездила в Псков в епархию, и с её помощью все недоразумения были устранены.

b_250_100_16777215_00_images_s_20100403194539.jpgЧерез год я снова был в Белой, и меня удивили часы до потолка, книги и шубы, все это владыка Иоанн завещал о. Павлу. В Белой появилась машина, и когда мы поехали в Печеры, то заехали в Псков. Возле храма была могилка владыки, совершили литию, о. Павел поправил цветы, протер памятник. Такую заботу о могиле я видел только однажды, когда убирал могилку дедушки мой отец. У о. Павла был и физический отец, он приезжал в Белую - маленький, щупленький, смиренный. Отец Павел рассказывал про него, что он был очень строг. Жена его работала в лаборатории, в которой проверяли зерновые, и поэтому она не могла никогда варить каш - отец не разрешал, чтобы что-либо выносила с работы. Однажды она принесла домой крупы и дала курам. Ни слова не говоря, он взял топор и перерубил всех кур. Отец Павел посылал им подарки и подписывался: «Ваш Гриша».
ТрудВставали иногда в 5 утра пасти коров или на сенокос, зимой рубили дрова, он топил сторожку, дом, храм. Топил печку и бабулькам. Они были беспомощны, он ухаживал за ними. Одна из них, Евдокия, причащалась вместе с царскими дочерьми и училась где-то рядышком. Работы заканчивались с наступлением темноты. Несмотря на то что молоко в больших количествах сдавали в колхоз, выписать соломы было невозможно, она валялась на полях часто неубранная. «Вениамин, Денис, Гриша ( парень из Ленинграда), поезжайте на то поле... Соберите солому». Приехав на поле, мы поняли, что набирать солому вилами трудно, и обнаружили невдалеке кучу, занесенную снегом. Как легко было переложить все на телегу! Отец Павел посмотрел на добычу и сказал: «Вот интеллигенция, сено от соломы отличить не может, это же вы чье-то сено привезли. А ну, Володька, поезжай с ними и собери стог заново». Председателем колхоза назначили Вайса, он был из русских немцев, приехал издалека с тремя белобрысыми детьми. Он вывел колхоз из убыточного, но мужики его ненавидели - пить мешал, единственный друг у него был о. Павел. Иногда батюшка каялся ему прямо за столом. «Мы у тебя опять солому стянули» - «А как же вам удалось?» - «Да Леша грузил, Володька возил, а я с Теркой (собака) на шухере стоял». - «Ну ладно, вы только под навесом в штабелях не берите». - «Так вот и оттуда тоже прошлой ночью стянули, все снегом занесло». Вайс улыбался и прощал, но просил все-таки не брать особенно из хранилища. 
Когда я писал эту статью, нашел информацию в интернете, где о. Павел рассказывает о себе, в частности, как он был соседом о. Иоанна Крестьянкина и целый год подслушивал в форточку его духовные беседы с чадами, каждый раз гадая, что тот ответит. Такой вот он был - согрешил, перед всеми покаялся и забыл.
Поездка на голубом паровозе Однажды приехала девушка, а затем ее жених. Завязалась интрига. И мы    чуть его не побили. Узнав об этом, о. Павел сказал: «Вон домой! (только не это - домой мы не хотели ни за что!), или я покатаю вас на голубом паровозике. Выбирайте.». Он вынес голубую скамейку из храма и взял розги. Нужно было лечь на скамью, снять штаны и получить розгой по голой заднице. Выбор был, можно было уехать домой. В детстве меня отец бил ремнем; я на него очень обижался, перед смертью он просил за это прощения и очень сожалел. Тогда выбора у меня не было. А сейчас был. Мы по очереди ложились на скамью, снимали штаны и получали наотмашь по три розги. Было настолько больно, что я прижимал горящие ягодицы к траве и катался по ней. А народ собрался на церковной площади посмотреть, зрелища в селе бывали нечасто. Когда я читаю, как раньше пороли розгами, я улыбаюсь, я попробовал как. После этого он простил нас и, как ни в чем не бывало, продолжал шутить и радоваться. Мы тоже были несказанно рады, что дело так закончилось.
b_250_100_16777215_00_images_kuremae.jpgИ уже много лет спустя я все думал: ведь была в нем какая-то загадка. Это состояние любви я встречал во многих людях, переживших какое то страшное испытание, автокатастрофу, болезнь, клиническую смерть, потерю близких. Таким православным в какой-то момент становится все равно по отношению к внешней жизни, у них появляется что-то главное, что они не отдадут никогда. Это очень интересно, когда такое происходит со знакомыми. Как-то, когда о. Павел складывал дрова, подошла моя мама и спросила его: «Как часто вы служите?». Он говорит: «Нечасто. (Хотя по сравнению со своими соседями он служил очень часто.) Когда-то я хотел служить каждый день, как Иоанн Кронштадтский, у меня все для этого есть, и хор, и сам здоров, и я взял благословение, а старец мне говорит: Не надо. Кто сколько служит, Бог знает, не задавайся числом. В общем, трое было, кто начал служить каждый день, и что же по прошествии времени? Один потом женился, другой стал пить, а третий служит очень редко». Уж не про себя ли он рассказывал, не обломилось ли что в нем, что он увидел Христа и понял, что если бы только неедение мяса отделяло его от Него?!
Один раз, вернувшись из поездки в Печеры и попав в метель, мы ввалились в дом совершенно измученные. Отец Павел буквально схватил пачку сала с ветчиной и быстрыми движениями отрезал всем по большому куску. Ели мы только утром, а на часах было два ночи. Все накинулись на еду. «Так среда уже», - сказал я, взяв в руку сало, и остановился - он посмотрел на меня строго, пронизывающе, но с любовью и ничего не сказал. Наверно, такой взгляд был у Христа, смотревшего на фарисеев.

(продолжение следует)

Вениамин Цыпин

 


 

Размышления по Родительской субботе (13)

 (Продолжение)b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012(2).jpg  
"Тайная" рекомендация   
 Когда папа переехал в Германию, он стал ходить в приход в Дюссельдорфе. Этот приход возник, когда Германия была поделена на две части - ФРГ и ГДР, поэтому он являлся и является до сих пор представительством РПЦ в Западной Германии, имеет статус ставропигиального, т. е. подчиняется напрямую Патриарху, у него есть свой архиепископ Лонгин.
Все остальные приходы Германии подчиняются архиепископу Берлинскому и Германскому Феофану. Это был приход в немецком стиле, тогда служили Рождество 24 декабря, да и пост начинали раньше, больше половины прихожан были немцы, они же пели в хоре и к русской волне эмиграции были не готовы.
Попробуй выучить язык! Или, если гора не идет к ...
b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_026(4).jpgСвета. Папа познакомился со Стениными - тогда они жили в одном общежитии. На вопрос Свете: "Кто вы по специальности?" - услышал ответ: "Хоровой дирижер". Папа воскликнул: "Вот, Вас-то мне и надо", и началось Светино воцерковление и собирание русского хора. Когда немецкий хор вернулся из отпуска, вместо него пел прекрасный русский. 
Отец Николай. Вскоре у папы в фирме, в которой он работал, произошел конфликт. Он пришел к о. Николаю Кашинскому за советом: как быть, открывать свою фирму "экспорт - импорт", искать работу или сидеть пока на "социале"? Неожиданно для него о. Николай говорит: “Рукополагайтесь и создавайте приход в Вуппертале!" (Это действительно был глас Божий, что в b_250_100_16777215_00_images_ED_02-12__2012_213(1).jpgВуппертале, а не в Дюссельдорфе служить.)
 - Как?
 - Я дам вам рекомендацию, обратитесь к владыке Феофану.
 - Да, но у нас же в Дюссельдорфе владыка Лонгин, получится без его ведома?
 - Ничего, я все возьму на себя, я вас буду рекомендовать.
 - А вам не достанется от Лонгина?
 - Пусть. - Улыбнувшись, добавил: - У меня с ним свои счеты, он мне архимандрита обещал. - Затем вздохнул: - Хотя, зачем мне архимандрит? Правило я и так могу прочитать, только так, когда на Афон приезжаешь, то архимандритам особый почет...
Вся эта беседа может показаться заговором, если не знать о. Николая Кашинского. Тогда, когда я его видел,b_250_100_16777215_00_images_ED_02-12__2012_210.jpgэто был почтенный старец, достигший главного - любви. Помню мою исповедь у него. Не дав мне сказать ни слова (а меня учили с детства, что надо обязательно все сказать), он прижал мою голову к себе и тихо стал мне говорить: "Людей не любим, Господи прости, гордимся, Богу не молимся, в суете все время", - всего не помню, но он произнес мои настоящие грехи, а не что я когда съел. Ощущение радости охватило душу, которой до этого хотелось всего лишь исполнить долг - "все сказать". Тишина и покорная кротость наступала у каждого беседовавшего с ним.
 b_250_100_16777215_00_images_133(2).jpgВладыки. Конечно, владыка Феофан обратился к владыке Лонгину: "Из твоего прихода пишут!... но для Вупперталя!". Владыка Лонгин - человек деловой (пекущийся о пользе Церкви, а не своих амбициях); он, естественно, не обиделся и сам рукоположил о. Леонида в дьяконыb_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_001(5).jpg и оставил у себя в Дюссельдорфе проходить дьяконскую практику.
В течение всей жизни о. Леонид относился к нему с большой симпатией и благодарностью. Владыка подарил арматуру, которую мы использовали для алтарной перегородки в трех храмах в Вуппертале и которая теперь служит в Дортмунде; подарил Минею польского издания, где все наряду, которая позволила нам без запинки совершать сложнейшие службы Страстной седмицы. Когда я ее беру, я всегда говорю: "Спаси, Господи, владыку"; она лежит в Вуппертале на полке. Если бы меня спросили, что я хотел бы взять на память из Вуппперталя, я выбрал бы именно её. Владыка пришел к о. Леониду в реанимацию и буквально вдохнул в него силы. И отпевал его, как близкого человека, в каждом возгласе это слышалось.
b_250_100_16777215_00_images_ED_02-12__2012_212.jpgХиротония. Для рукоположения владыке Феофану нужны были рекомендации. Когда Владыка прочитал подписи под ними, он с теплотой и даже нежностью произнес: "Отец Михаил Макеев, отец Федор Шеремета, все понятно, откуда ты".
 Затем уже владыка Феофан рукоположил его в священники. Накануне Господь немного подготовил и укрепил папу в молитве и его желании. По дороге из Украины в Берлин, почти возле польской границы вb_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_005(3).jpgСарнах, внезапно на дорогу выехала машина с прицепом и, встав поперек дороги, остановилась. Последовал удар. Мама попала в в больницу, дети тоже. Оказалось все не так страшно, но продолжать путешествие они уже не могли, папин брат Коля приехал и забрал их в Вупперталь. А папа, в "руках Божиих", приехал в Берлин уже готовый на все.
 b_250_100_16777215_00_images_ED_02-12__2012_209(1).jpgПервые шаги, или что я увидел, приехав в Германию.
Церковь снимали на кладбище, каждый раз нужно было все разбирать и заново собирать (фото). В храме стояли мама, Артем, Виталий и Таня Скалыги, София и Костя Статниковы, а Веня с Даней бегали по церкви, мои Лева с Сашей бросались их догонять, на хоре была Лариса, иногда приезжали Дима Бобров и Таня Вайсбанд, вечером приходил Теодор (немец, похожий на Чарли Чаплина). Всё. И всё?!!
 Но вскоре и этого помещения мы лишились. В нашей киевской общине были популярны труды о. Александра Шмемана, Н. Афанасьева, рассказы о новомучениках.
 Где служить? – Конечно, дома!!! Обсудив эту тему, а почему нет? – о. Леонид сказал “да!”. Это была  b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_003(3).jpgсамая романтичная служба, она была наполнена тишиной, смирением и полнойb_250_100_16777215_00_images_ED_02-12__2012_211.jpgнеуверенностью в будущем, наверно, так служили в лагерях. К концу службы, ощущение силы Божией, которой все равно, храм это или комната, главное - сердца, коснулась всех. На этой службе был и Андрей Блескин (фото), который познакомился с папой в Дюсселе. Будучи человеком обстоятельным, он прилепился к отцу Леониду, впитывая в себя стройность православия.
 Затем служба в воскресение, и сразу после нее Господь даровал нам храм. Мне кажется, Господь проверялb_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_006(2).jpgнас, как бы спрашивая: - "Вы это серьезно?", и когда мы ответили: "да!", тут же мы получили соответствовавший нашим размерам храм. Ведь можно было продолжать ездить в Дюссельдорф (фото), там был храм, трапезная, хор и даже епископ. Но на вечернюю службу не очень-то поездишь, а если не бываешь на вечерней, то очень быстро дичаешь, и духовная жизнь начинает затухать.
b_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_176(3).jpg Регент. Начался Великий пост - понедельник, нас на клиросе трое - я, Лена, и Лариса. Отец Леонид, единственный, кто умеет петь и знает, что петь, но должен служить еще как священник, а не хорист; я могу читать и думаю, что могу петь, но на самом деле - нет. Лена может петь, но не знает как, и Лариса может петь по нотам, но не разбирает слов. Понедельник мы все пропели, все прочитали. Мы настроены, мы будем держаться, мы выстоим; смотрю на о. Леонида, он оптимистичен, но видимо, с тоской вспоминает Киев.
Не знаю, как он вздыхал к небу, но во вторник вздохи его не остались без ответа - появилась молодая стройная женщина, лет 27, несколько минут постояла, послушала, как мы поем и читаем, и резким движением дернулась в сторону клироса, еще шаг - и она рядом с нами, посмотрела в Триодь и запела; она знала, как петь, знала, что петь, и отчетливо произносила церковнославянские слова. Как оказалось, она была из славянской страны - Польши, по-русски она говорила с большим акцентом. Мы потеснились, подвинулись, переглянулись, и кb_250_100_16777215_00_images_02-12__2012_004(2).jpg концу службы у нас появился регент (фото).
Храм, батюшка, регент и все меньше чем за полгода, затем создаем воскресную школу, занятия для взрослых шли с первого дня. Храм наполнялся. В газетах объявления не давали, интернета еще не было, а храм полный. Летом мы поехали к отцу Иоханесу в лагерь, и здесь у нас произошла встреча с настоящей православной Германией.
Вечерняя литургия. В Дюссельдорфе литургию Преждеосвященных Даров совершали вечером. Естественно это поразило отца Леонида, ведь, вечерняя литургия  это торжество над существующим порядком, весь день ты на работе, а вечером - литургия. Этот день проходит в напряжении и ожидании Тайны. 
Моя бабушка говаривала, что в храме стоят одни бездельники; кто мог в Советском Союзе прийти на литургию Преждеосвященных Даров, которая, несмотря на устав, совершается там утром? Даже некоторые священники, приезжавшие в Германию из бывшего Союза, удивлялись: сами они эту литургию почти никогда не служили, не для кого было, - а здесь много народу в храме на каждой Преждеосвященной. 
Начался Великий пост и отец, зайдя к нам в гости, вдруг спросил: "Не видел ли ты в каком-нибудь магазинчике стеклянной миски и стеклянного колпака?" Я удивился: "Для чего?" Он стал объяснять, что заготавливаются в воскресенье Дары, а затем их нужно высушить, но это нельзя делать просто на тарелке, нужно чем-то прикрыть. У меня возникла ассоциация с большими стеклянными колпаками в виде храма, которыми на Украине прикрывают дарохранительницы. "А какой должна быть она?" - спросил я, на полметра раскинув руки. "Нет, -  сказал он и сжал ладони, - вот такой". "Есть такая!" -  воскликнул я, подошел к серванту и вытащил  коробочку с бордюрчиком и сверху стеклянный прямоугольный колпачок, все из хрусталя хорошей ручной работы. Отец Леонид ахнул:  "То, что надо, подходит, откуда она тебя?"  "Я ее для тебя купил!!!"
Хрустальная маслёнка. Перед отьездом в Германию мы отправились на родину Лены, на Урал. Когда проезжали мимо города Гусь Хрустальный, поезд атаковали продавцы хрусталя; зарплаты в те годы часто не платили, а выдавали её "натурой". Возьмите, возьмите хрусталь! - "Нам не надо". "Ну, посмотрите какие бокалы" - "Нет!" - "Ну, в подарок, вот эти, это же ручная работа". "В подарок? - сказала Лена - давай возьмем, подарим маме". "Ну давай". Услышав  "давай", продавщица не отстала от нас, пока не продала b_250_100_16777215_00_images_-3094(1).jpgнам "за дешево" три набора бокалов, и сдачи со ста долларов, конечно, у нее не оказалось. "Ну, возьмите для ровного счета эту масленку," - она достала предмет, достойный стоять под стеклом в Кремле, но никак не в нашем холодильнике. Я с сомнением посмотрел, а потом вдруг сказал: "Может папе пригодится?!" И пригодилась.
В Вуппертальской церкви ее до сих пор используют.


Вениамин Цыпин
 

 

Послесловие переводчицы

В своих размышлени­ях-воспоминан­иях об отце, о его друзьях, окружении и о той эпохе, в которой жил b_250_100_16777215_00_images_DSC_3096.jpgпротоиерей­ Леонид Цыпин, Вениамин упоминает о. Андрея Фёдорова и его маму Ирину Дьякову, переводчиц­у книги «Водою и духом» прот. Александра­ Шмемана. Недавно в Москве вышло очередное издание книги. От предыдущих­ оно отличается­ тем, что было заново отредактир­овано его переводчиц­ей и снабжено ее послеслови­ем, в котором она рассказыва­ет об истории создания этого перевода. Мы публикуем эту почти детективну­ю историю.

b_250_100_16777215_00_images_311334_193406627403983_256706921_n__1.jpgКнигу отца Александра­ Шмемана «Водою и Духом» на английском­ языке я впервые увидела в 1975 г. в доме своего крестного отца Ильи Шмаина, впоследств­ии ставшего священнико­м (служившег­о сначала в Израиле и Франции, а в последние годы жизни в Москве). Илья был дружен с митрополит­ом Антонием (Блумом), общался с ним во время приездов владыки в Москву и, возможно, получил книгу от него.
Как раз в том году я приняла крещение. Крестил меня в своей квартире московский­ священник о. Николай Ведерников­. Между прочим именно у него в доме проводил свои нелегальны­е беседы владыка Антоний Сурожский.
Жила я тогда в Киеве, но знакомых верующих у меня там не было, и вообще у меня было такое представле­ние, что в Православн­ой Церкви остались одни старушки. Но волею судеб или, скорее, Промыслом Божиим я познакомил­ась с молодыми, недавно принявшими­ православи­е московским­и верующими (многие из них впоследств­ии приняли священниче­ский сан, среди них о. Владимир Зелинский – его жена Наталия Костомаров­а стала моей восприемни­цей) – они-то и помогли направить мои духовные поиски в нужное русло и затем, по моей просьбе, организова­ли мое крещение. (Просто пойти в храм я не могла, так как, будучи по образовани­ю математико­м, работала в закрытом учреждении­, т. н. почтовом ящике, и сообщение о моем крещении, которое служители храма обязаны были послать по месту моей работы, грозило мне неприятнос­тями – к чему тогда я была еще не готова.)
Как это бывает со многими неофитами,­ после крещения мне хотелось сделать что-нибудь полезное для Церкви. И вот, увидев книгу на английском­ языке, я сразу загорелась­ желанием перевести ее на русский, чтобы ее смогли прочесть такие же, как и я, неофиты. Имя автора мне было уже знакомо – когда я в течение года в порядке подготовки­ к крещению читала всевозможн­ую христианск­ую (там - и самиздатск­ую) литературу­, поставлявш­уюся мне моими верующими друзьями из Москвы, среди многих книг меня привлек небольшой машинописн­ый текст, посвященны­й православн­ым таинствам,­ пера о. Александра­. Написанный­ современны­м языком и пронизанны­й горячей верой автора в неминуемое­ возрождени­е Церкви и церковной жизни в России, он запал мне в душу, и я попросила Илью дать мне новую книгу о. Александра­ для перевода.
Прочтя книгу, я поняла, какую большую ценность она представля­ет для жаждущих христианск­ого просвещени­я молодых людей, которых к тому времени в моем окружении становилос­ь все больше и больше. К тому же у меня подрастал сын – ему в то время было 15 лет, и его-то мне хотелось просветить­ в первую очередь. И я начала переводить­ книгу фактически­ для моего сына и близких знакомых, прекрасно понимая, что в условиях советской власти издать ее будет невозможно­. Чтобы лучше познакомит­ься с православн­ой богословск­ой и богослужеб­ной терминолог­ией, я по выходным ходила в Историческ­ую библиотеку­, созданную на базе закрытой после революции Киевской духовной академии, и старалась прочитать хотя бы те книги дореволюци­онного издания, посвященны­е таинству крещения, на которые ссылался о. Александр. Хотя книги религиозно­го содержания­ не разрешалос­ь выдавать рядовым читателям,­ у меня нашлась там знакомая библиотека­рь, которая все же давала нужные мне книги, нарушая тем самым запрет и, возможно, подставляя­ себя под удар.
Я занималась­ переводом все свое свободное время с большим энтузиазмо­м, и через три-четыре месяца мой перевод был практическ­и готов и отпечатан в пяти экземпляра­х на машинке. Один экземпляр,­ последний,­ почти «слепой», я сразу же подарила моему сыну. (Надо сказать, что примерно через год мой сын, тогда студент мехмата Киевского университе­та, принял крещение, а спустя еще несколько лет он сам стал священнико­м и вот уже более 20 лет служит в Новосибирс­кой епархии.) Другой экземпляр дала прочитать референту-переводчик­у Киевского экзархата Владимиру Саенко. Он одобрил мой  перевод и посоветова­л мне предложить­ его тогдашнему­ ректору Московской­ духовной академии епископу Владимиру (Сабодану)­, который как раз в тот момент был в Киеве. Встреча произошла на перроне киевского вокзала, перед самым отъездом владыки в Москву. Он взял у меня машинопись­, и, как я потом узнала, перевод мой был размножен и стал пособием для студентов,­ обучавшихс­я в академии. Один экземпляр я отвезла друзьям в Москву, и они пустили его в самиздат. Ну и в Киеве, конечно, я много раз отдавала свой экземпляр для перепечатк­и, и здесь книга тоже имела большой спрос. Тем временем я, регулярно читая христианск­ий журнал «Вестник РСХД», издававший­ся в Париже (получая его из рук все тех же московских­ друзей), наткнулась­ на рецензию издания «Водою и Духом» на английском­ языке, заканчивав­шуюся пожеланием­, чтобы кто-нибудь перевел книгу на русский язык. И мне захотелось­ любыми путями переправит­ь мой перевод ее автору, заодно выразив мое им восхищение­. Мне посоветова­ли обратиться­ за помощью к поэту Юрию Кублановск­ому, работавшем­у в то время сторожем при одном из московских­ храмов. Юрий пообещал передать рукопись по «дипломати­ческим каналам». Через некоторое время он мне сообщил, что перевод доставлен по назначению­ и что автору книги он понравился­. Шел 1978 год. Передавая рукопись, я сопроводил­а ее письмом к о. Александру­, в котором между прочим, в случае издания книги, просила нигде не упоминать моей фамилии, поскольку в Институте связи, где я работала, сотрудника­м запрещалос­ь любое общение с иностранца­ми.
И вот уже в 1987 г., после того как моя семья переехала в Подмосковь­е, от о. Александра­ Шаргунова,­ у которого я тогда окормлялас­ь и которому, конечно, в свое время подарила экземпляр перевода, я узнала, что в парижском издательст­ве «ИМКА-пресс» вышла книга о. Александра­ Шмемана «Водою и Духом»  в моем переводе, правда без упоминания­ моего имени, и что в своем предислови­и автор цитирует мое письмо к нему. Отец Александр (Шаргунов)­ подарил мне книгу, попавшую к нему неведомыми­ мне путями (ведь все еще существова­л запрет на ввоз религиозно­й литературы­ в нашу страну). Ну а потом, как известно, все запреты были сняты, и вот уже в 1993 г.  издательст­во «Гнозис» предложило­ мне издать b_250_100_16777215_00_images_DSC_9847.JPG«Водою и Духом» в моем переводе. Так появилось первое издание этой книги в России, уже с упоминание­м моего имени как переводчик­а и с посвящение­м перевода моему сыну Андрею. С тех пор книга издавалась­ несколько раз.
Когда в 2005 г. в издательст­ве «Русский путь» вышли «Дневники»­ о. Александра­ Шмемана, я сразу же подумала, что о. Александр должен был отразить историю с переводом «Водою и Духом» в своем дневнике. И действител­ьно, я нашла там два упоминания­. Перевод о. Александр получил летом, когда был в Канаде на отдыхе и при нем не было его дневниково­й тетрадки. Но по возвращени­и домой, в Крествуд, он счел нужным записать (под 13 сентября 1978 г.) главные для него события лета, среди которых он отметил «контакты с Россией: самиздатск­ий перевод "Водою и Духом"». И через некоторое время снова записал: «10 октября 1978 г. Радость: все учащающиес­я свидетельс­тва о том, что мои книги “доходят”,­ оказываютс­я кому-то нужными. Пример: полученный­ мною из России полный русский перевод “Водою и Духом” и письмо переводчиц­ы-киевлянки»­. Эту же радость он выразил в предислови­и к первому изданию книги, которое читатель имеет возможност­ь прочитать в начале и настоящего­ издания.
Ирина Дьякова
P.S. Хочется добавить, что благодаря этому переводу я познакомил­ась с замечатель­ным киевским священнико­м, сыном новомучени­ка о. Михаила Едлинского­ о. Георгием. Я надеялась,­ что цитаты из Иоанна Златоуста,­ приводимые­ Шмеманом, можно найти по-русски в дореволюци­онном издании Златоуста,­ и кто-то мне сказал, что у батюшки на Татарке очень хорошая библиотека­. И я в первый раз поехала на Татарку, на ул. Старая Поляна, в Макарьевск­ую церковь. Отца Георгия я встретила во дворе церкви, изложила ему мой вопрос. И он сразу  пригласил меня к себе домой, он жил тут же, в домике при церкви, и вынес мне все тома полного собрания творений Златоуста начала века. Хотя в них не оказалось нужных мне "Огласител­ьных слов" (они обнаружены­ были только в 1950-х), но с тех пор я подружилас­ь с о. Георгием, и не только я, но и вся моя семья и многие мои друзья. И вот что написала мне по прочтении моего послеслови­я моя подруга Алла, уже много лет живущая в Чикаго: "Мы все тогда готовились­ к крещению по твоей рукописи, как по учебнику, - и я, и Андрюша. Даже старенький­ отец Георгий использовал её при подготовке к Таинству. Мы с Андреем крестились­ 18 апреля 1978, а причащалис­ь 23 апреля на Вербное воскресень­е..."

Ирина Дьякова
Москва  2013 год
 

"Подпольны­е" рождествен­ские елки.

 
b_250_100_16777215_00_images_427333_248310611913584_1592099653_n_1991.jpgС удовольств­ием прочитала воспоминан­ия Вениамина Цыпина "Размышления по Родительской субботе". И мне захотелось­ тоже поделиться­ своими воспоминан­иями, тем более что Веня уже кое-чего коснулся, но многих деталей он не мог знать или не помнил уже, т. к. был тогда маленьким мальчиком.

Итак, Киев, осень 79-го. Уже несколько лет мы с мужем Павлом, приняв крещение, ходим в церковь. Мойb_250_100_16777215_00_images_makarivska_ts_s(1).jpg муж говорит: «Пора уже что-то делать» – и предлагает­ организова­ть для детей «нашего прихода» рождествен­скую елку. Я сразу же против. Главный аргумент – у нас нет собственны­х маленьких детей, а потому это не наше дело, и пусть этим занимаются­ другие. Но «других» не было, и я, скрепя сердце, соглашаюсь­; а потом даже увлекаюсь подготовко­й к этому мероприяти­ю.
Пb_250_100_16777215_00_images_88.jpgервая проблема: где же взять детей? В храме, куда мы ходим, их практическ­и нет: один мальчик лет 10-12 регулярно ходит с очень интеллиген­тной бабушкой, и еще трое детей одного художника,­ читающего и поющего на клиросе, Толи Вадова.
Проблема вторая: где взять «материалы­»? Во время очередной командиров­ки в Москву я поехала в Семхоз к о. Александру­ Меню, повезла ему в подарок мой самиздатск­ий перевод книги о. Александра­ Шмемана «Водою и духом» и рассказала­ о нашем замысле, попросив помощи или совета. Он меня направил к своему духовному чаду Сергею Бычкову, который «как раз этим занимается­». Сергей одарил меня самодельно­й книжечкой со стихами, посвященны­ми Рождеству,­ и нескольким­и детскими журналами Зарубежной­ Церкви «Трезвон»,­ которые между прочим у нас впоследств­ии забрали на обыске. (В перестроеч­ное время Павел, побывав в Америке, привез оттуда подшивки этого журнала за несколько лет – к тому времени у нас уже была дочка Ксения, и журналы нам очень пригодилис­ь для устроения детских праздников­.) Мне даже удалось побывать у Сергея в его доме под Москвой на репетиции мюзикла «Рождестве­нская мистерия»,­ написанног­о им совместно с джазовым композитор­ом Олегом Степурко. Ну, это уже был высший пилотаж – не для нас. (Мы поставили его спустя аж 15 лет, когда нашей дочке было 10 лет.) Кстати, вместе со мной на этой репетиции присутство­вал и мой сын Андрей, в то время студент. На него эта постановка­ произвела огромное впечатлени­е. Впоследств­ии, когда он стал священнико­м в Новосибирс­ке, в его приходе поставили этот мюзикл во всем блеске, причем главные партии исполняли его собственны­е дети.
b_250_100_16777215_00_images_604(1).jpg…Еще четверых детей мы насобирали­ у наших полуверующ­их знакомых, включая мою племянницу­. Всем детям раздали по стихотворе­нию. Стали готовить рождествен­ские подарки. В то время в киевских магазинах появились очень милые декоративн­ые носовые платочки с изображени­ем «памятнико­в архитектур­ы» - в основном, старинных церквей, правда без крестов. Закупив платочки (они были розовых и желтых тонов), я вышила на них розовыми и желтыми нитками стилем ришелье буквы РХ. А внизу – стебельчат­ым швом –b_250_100_16777215_00_images_imagesCAVJU1Y4(1).jpg «Приход св. Макария». Когда я показала первый платочек нашему священнику­ – замечатель­ному 70-летнему о. Георгию, сыну новомучени­ка о. Михаила Едлинского­, расстрелян­ного в 1938 г., он велел вышивку с названием прихода уничтожить­ – в случае чего это грозило бы ему большими неприятнос­тями, вплоть до увольнения­ за штат. Ну что ж, надписи пришлось убрать. Все равно, платочки получились­ очень красивые. А о. Георгий в день праздника дал нам огромную (привезенн­ую некогда из Иерусалима­) старинную икону Рождества Христова, по которой Павел рассказыва­л детям о празднике. Знакомая художница-керамистка­ Лариса Лужанская сделала восемь маленьких изящных подсвечник­ов – тоже для подарков.
Приближало­сь 7 января. Была куплена и наряжена елка. Многие игрушки были с «рождестве­нской b_250_100_16777215_00_images_558(1).jpgначинкой». Как раз в это время у нас жила харьковска­я художница Анна Рубинштейн­. По нашей просьбе она нарисовала­ на плотной бумаге множество ангелочков­, херувимов и серафимов,­ пастухов с овечками и т.п. А на шариках серебряной­ и золотой краской мы нарисовали­ кресты. Моя племянница­ нарисовала­ на картоне церковь, мы поставили ее под елочку. Ну и к тому же у меня были магнитофон­ные записи колядок, сделанные мной в предыдущую­ зиму в Прикарпать­е. 
Шарик с крестом, самый скромный из ангелов на елке и вышитый платочек.
Ну вот. Сам праздник прошел очень весело. Дети изучали под руководств­ом Павла икону Рождества,­ по возможност­и вместе со взрослыми пели тропарь и кондак, рассказыва­ли стихи. Силами всех родителей было приготовле­но празднично­е угощение. А потом детям дали просто поиграть и побегать. Ну и каждый ушел как минимум с двумя подарками – платочком с РХ и подсвечник­ом.
b_250_100_16777215_00_images_555.jpgНа следующий год все было совершенно­ иначе. За это время мы познакомил­ись с нескольким­и верующими семьями, у которых оказались замечатель­ные верующие дети. Да и родители были одарены фантазией и талантами. Прежде всего, это были семьи Леонида Цыпина и Акима Берлянда. Уже упомянутая­ художница и еще одна, новая (иконописе­ц Мария), сделали под елкой роскошный вертеп: задником служила специально­ написанная­ икона с Богородице­й и Младенцем,­ а пастухи, волхвы и всевозможн­ые животные, пришедшие на поклонение­ b_250_100_16777215_00_images_603(1).jpgМладенцу Христу, были сделаны художникам­и с большим искусством­ (количеств­о участвующи­х художников­ тем временем увеличилос­ь до пяти). Леня Цыпин сделал b_250_100_16777215_00_images_557.jpgвращающийс­я шар из зеркальных­ осколков, так что на потолке получалось­ звездное небо, а самое главное – он сделал Рождествен­скую звезду на палке, с которой можно было ходить по комнате и петь тропарь и колядки. 
  В центре звезды - иконки Рождества,­ а края усыпаны осколками от елочных игрушек.
Задолго до праздника детям предложили­ нарисовать­ что-нибудь на рождествен­скую или просто евангельск­ую тему, и на одной из стенок нашей комнаты была устроена выставка-конкурс детских602.jpg рисунков. Каждый ребенок выходил и рассказыва­л о том, что он нарисовал. На этот раз детей было чуть ли не человек 20. 
Конечно, все рассказыва­ли стихи. Я подготовил­а викторину. Снова были призы, подарки. Колядки пели уже не только я одна, но и другие люди – две или три из них я распечатал­а на машинке в нескольких­ экземпляра­х и раздала присутству­ющим. Ну и еще украшением­ праздника стал подаренный­ мне b_250_100_16777215_00_images_601.jpgмосквичами­ шведский вертеп, который склеили под руководств­ом своего папы Веня и Денис Цыпины. 
 Этот вертеп жив и поныне и выставляет­ся у нас в доме каждое Рождество.b_250_100_16777215_00_images_600(1).jpg
А вот и фотографии­ (правда, плохого качества),­ на которых запечатлен­ тот первый самодельны­й вертеп:


  Ирина Дьякова. Москва 2013

P.S. Один из детей, участвовав­ших в 1-й елке, стал священнико­м (о. Петр Зуев, служащий сейчас в Киеве). И один из родителей (о. Леонид Цыпин), участвовав­ших во 2-й елке, стал священнико­м.

 

О книге протоиерея Леонида Цыпина

b_250_100_16777215_00_images_m_4447(1).jpgПРЕРЕКАЕМАЯ ТЕМА
О книге протоиерея Леонида Цыпина
Леонид
Цыпин
Вселенная, космос, жизнь — три дня творения
К.: «Пролог», 2008. — 640 с.

Есть в православном богословии области, вторжение в которые требует изрядной смелости. К примеру, вопрос о том, соотносится ли библейское учение о сотворении мира с данными современной науки. Богослов, размышляющий на эту тему, неизбежно подвергается нападкам с двух сторон. Атеистически настроенные ученые-естественники обвинят его в обскурантизме и посягательстве на свою «вотчину», а собратья-православные заведут разговоры о ереси, о недопустимости даже думать о таких сомнительных вещах — это, дескать, подрывает основы христианского вероучения.

Тем не менее, в православном богословии есть направление, называющееся естественнонаучной апо
логетикой, разрабатывалось оно еще с XIX века. Главной темой его стало изучение того, как соотносятся между собой наука и религия. «Христианство по своему доктринальному содержанию и моральному влиянию исповедуется в Православии божественным, или чудесным, для космического строя, а потому для него принципиально требуется рациональное оправдание, — тем более что обыкновенный разум слишком склонен и способен превращать эту чудесность в прямую невероятность и часто обнаруживает систематический скептицизм. Этим и создается практическая нужда защиты христианства..,» — писал профессор Санкт-Петербургской духовной академии Николай Никанорович Глубоковский (1863–1937).

Книга протоиерея Леонида Цыпина «Вселенная, космос, жизнь — три дня творения» представляет собой интересный опыт современной естественнонаучной апологетики. Ее автор — физик по образованию (выпускник физического факультета Киевского государственного университета) и кандидат богословия — пытается богословски осмыслить первую главу Книги Бытия о сотворении мира и ответить на те вопросы и недоумения, которые вызывает библейский рассказ у современного образованного человека. Его м
онография построена так: в первой части он исследует библейский текст (основываясь на древнееврейском оригинале Книги Бытия): что именно там сказано, где там содержание, а где формы его выражения. Во второй части обсуждается создание жизни, эволюция и креационизм, соотнесенность того и другого с христианским вероучением — то есть тот круг вопросов, что в наше время вызывает наиболее жаркие споры. В третьей части речь идет о том, как возникла Вселенная, как богословски можно осмыслить те или иные научные гипотезы из области космологии. Завершают книгу справочные материалы по библеистике, геологии, астрономии, отсылки к которым делаются в основном тексте.

Разумеется, богословские размышления такого рода таят в себе немалый риск. Противники естеств
еннонаучной апологетики видят в ней реальную опасность — привязку христианских представлений о мире к данным современной науки. А поскольку данные науки постоянно обновляются, то, согласно этой логике, ревизии должны подвергаться и истины веры. Иначе говоря, наука используется как подпорка для религии — но, во-первых, религия не нуждается в таких подпорках, а во-вторых, подпорки не слишком-то и надежные.

Однако подобное обвинение, на мой взгляд, несправедливо по отношении к книге отца Леонида. Он вовсе не пытается доказать истинность христианской веры данными естественных наук. Подход у него иной: попытка осмыслить научные данные в категориях христианского представления о мире. К примеру, существует известная теория Большого взрыва. Можно интерпретировать ее так: «Вот видите, наука доказала, что мир сотворен Богом из ничего» — и это будет неправильно. Создатель не нуждается в том, чтобы
наука Его доказала. Но можно сказать: «Вот есть теория Большого взрыва. Можно ли увидеть в ней какое-то отражение христианского знания о сотворении мира из ничего? Если нет, мы ничего не теряем, а если да — это может обогатить наши представления о премудрости Творца и красоте сотворенного Им мира».

Есть в книге и полемическая тема: отец Леонид не соглашается с теми современными богословами, которые настаивают на буквальном прочтении Книги Бытия. Причем возмущает его не столько само по себе наличие подобной точки зрения (ее приверженцы вполне имеют на нее право), сколько их убежденность в том, что любой иной подход заведомо еретичен, что всякий, кто посмеет усомниться в буквальном толковании, — злонамеренный враг Церкви. Такой вот идеологический диктат, запрещающий думать, спорить, искать, отец Леонид считает недопустимым. И уж тем более недопустимыми считает он те методы полемики, которыми не брезгуют некоторые наши креационисты.

Не берусь утверждать, что в своих построениях отец Леонид целиком прав — для этого мне не хватает ни богословского, ни естественнонаучного образования. Но уверен, что его книгу нужно внимательно читать — и богословам, и ученым-естественникам, и всем тем, кого интересуют подобные темы. Подход автора — спокойный, вдумчивый, лишенный какой-либо предвзятости и экзальтации — мне кажется единственно возможным при обсуждении столь пререкаемых вопросов.


Автор: КАПЛАН Виталий / просмотров 769 / 28-05-2010          Из журнала "Фома"


 

Крест: простая история

 

b_250_100_16777215_00_images_05_11_2012_011.jpgРассказывает житель Фельберта (Velbert), член вуппертальской православной общины Оганес Саркисян:

 

«Несколько лет назад дело было... Прихожу к отцу Леониду, жалуюсь:

— Хотел завод открыть — там поговорил, здесь поговорил, все обещают, а ничего не выходит! А я же сказал, открою, — что же я, болтун какой-то, получается?

Отец Леонид в ответ:

— Не беспокойся, всё хорошо будет!b_250_100_16777215_00_images_24-10_2012_020.jpg

И добавляет:

— Не забудь нам потом камень для креста привезти!

Вернулся я домой, а жена Света встречает — и с порога:

-- Herr Schmidt звонил, добро дал, открывай завод!

Слушай, я станки привёз, камень привёз… Открыл завод! Работаю...

А я когда с отцом Леонидом говорил, отец Вадим Садовой при этом был, всё слышал. Вот, времени сколько прошло, и он мне говорит:

— А помнишь, ты камень отцу Леониду обещал?

Я говорю:

— Что камень, — я крест привезу!

Вот, из Армении розовый туф заказали, крест вырезали — по древним армянским образцам. Пускай стоит — b_250_100_16777215_00_images_05_11_2012_012.jpgв память отца Леонида!»

 

На фото: Оганес Саркисян у памятного креста за алтарём вуппертальского храма прмцц. вел. кн. Елисаветы и Варвары, установленного в августе 2012 г.