Header NadegdaAV

286257.b

«Завещание» святых 40 мучеников Севастийских

«Завещание» 40 мучеников – воинов римского XII Молниеносного легиона (Legio XII Fulminata), пострадавших в 320 году в городе Севастия (в Малой Армении), – является важным историческим документом и памятником раннехристианской агиологической литературы. Если пространный текст «Мученичества» святых 40 мучеников в современном виде, бесспорно, является позднейшей редакцией не дошедшего до нас подлинника, то «Завещание» – это, несомненно, аутентичный текст.

«Завещание» составлено в ночь перед ввержением мучеников в Севастийское озеро и состоит из трех частей. В первой части мученики выражают желание, чтобы их останки были переданы священнику Проиду и были погребены в деревне Сарим без раздробления, как это уже было принято среди христиан. Во второй части подписавшиеся увещевают христиан оставаться твердыми в вере, а в третьей, заключительной части в последний раз приветствуют некоторых из своих родственников и знакомых.

Мелетий, Аэтий[1] и Евтихий – узники Христовы – во всяком граде и стране (сущим) святым епископам, пресвитерам, диаконам, исповедникам и прочим всем церковным (мужам желают) радоваться о Христе!

I

286378.bКогда благодатью Божией и общими молитвами всех вас закончим предлежащую нам брань и достигнем венцов вышнего призвания, тогда желаем, чтобы господствовала сия наша воля относительно перенесения наших останков людьми пресвитера и нашего отца Проида и братьями нашими Криспином и Гордием вместе с трудящимся народом, а также Кириллом, Марком и Саприкием – сыном Аммония, с целью положить наши останки в деревне Сарим[2], что под городом Зела[3]. Хоть все мы происходим из разных деревень, однако предпочитаем одно и то же место для упокоения; ибо так как мы поборолись общей бранью за венец, то условились иметь и общее упокоение в вышеуказанной деревне. Итак, сие изволися Духу Святому, сие угодно и нам.
По сей причине и мы, что вместе с Аэтием и Евтихием и с прочими во Христе остальными братьями нашими, просим наших господ родителей и братьев быть чуждыми всякой печали и смятения, почтить же условие братолюбивого (нашего) общества и усердно следовать нашему желанию, чтобы стяжать им великое воздаяние послушания и сострадания от нашего общего Отца.
Еще просим всех, чтобы никто не хранил для себя извлеченных из печи[4] останков, но, позаботившись собрать (их) воедино, передал вышеуказанным (людям), чтобы, показав усилие усердия, получить ему и нетленную выгоду (нашей) признательности за саму боль сострадания (к нам); как Мария, которая, не отходя от гроба Христа и прежде всех увидев Господа, первая и приняла благодать радости и благословения.
А если кто воспротивится нашему желанию, да будет чуждым божественной выгоды, подсудимым за всякое непослушание. Из-за ничтожного желания потеряв справедливость, (таковой) вынужден рассечь друг от друга нас, (являющихся) как бы единым целым; нас, которых Святой Спаситель Своей благодатью и Промыслом присоединил к вере.
Если и отрок Евноик по соизволению Человеколюбца Бога достигнет того же конца брани, да удостоится иметь одинаковое с нами пребывание, а если благодатью Христовой сохранится неповрежденным и еще будет испытан в мире, заповедуем ему, чтобы он свободно пребывал в нашем мартирии[5] и просим его хранить заповеди Христовы, дабы в великий день Воскресения улучил он общего с нами наслаждения, ибо, будучи в мире, он вытерпел вместе с нами те же скорби.
Ибо признательность по отношению к брату зрит Правду Божию, а непослушание к подобным себе попирает заповедь Господню, потому что написано: «Любящий неправду ненавидит свою душу» (Пс. 10: 5).

II

Слава мира (сего) не крепка, а переменчива. Более возжелайте прибегать к Человеколюбцу Богу

Итак, прошу вас, брат Криспин, и заповедую быть чуждыми всякого мирского сладострастия и обмана, ибо слава мира (сего) не крепка, а переменчива: она на короткое время цветет, но немедленно засыхает, подобно траве; заканчивается, еще не начавшись. Но более возжелайте прибегать к Человеколюбцу Богу, Который прибегающим к Нему подает неоскудеваемое богатство, а верующих в Него увенчивает вечной жизнью.
Настоящее время – подходящее для желающих спастись: с одной стороны, оно предоставляет большой срок для покаяния, а с другой – безоговорочное деяние жизни (для тех), кои не откладывают на будущее. Изменения в жизни непредвидимы, однако если ты познал (сие, то) виждь полезное и в сей (жизни) прояви беспорочность Богопочитания, дабы, будучи охваченным ею, стереть тебе рукописание предыдущих грехов, ибо (Господь) сказал: «В чем найду тебя, в том и буду судить»[6].
Итак, тщитесь быть непорочными в заповедях Христовых, чтобы избежать вам неусыпного и вечного огня. Ибо Божественный глас издревле вопиет, что «время уже коротко» (1 Кор. 7: 29).
Итак, прежде всего почитайте любовь, ибо она одна чествует закон братолюбия, по закону повинуясь Богу, потому что и через видимого брата почитается невидимый Бог. Сии слова (относятся) к единоутробным братьям, однако сие мнение (относится) ко всем христолюбцам, ибо и Святой Спаситель и Бог наш сказал, что братьями являются не (только) те, кои сообщаются друг с другом посредством (общей) природы, но соединяются к вере лучшими деяниями и исполняющие волю Отца нашего, Сущего на небесах.

III

Прежде всего почитайте любовь, ибо она одна чествует закон братолюбия

Приветствуем господина пресвитера Филиппа, Проклиана и Диогена вместе со святой Церковью. Приветствуем господина Проклиана, который (находится) в деревне Фидела вместе со святой Церковью и с его (людьми). Приветствуем Максима вместе с Церковью, Магна с Церковью. Приветствуем Домна с его (людьми), отца нашего Илия и Валия вместе с Церковью. Приветствую и я, Мелетий, моих сродников Лутания, Криспа и Гордия вместе с его (людьми), Елпидия вместе с его (людьми), Иперехия вместе с его (людьми).
Приветствуем и находящихся в деревне Сарим, пресвитера вместе с его (людьми), диаконов с их (людьми), Максима с его (людьми), Исихия с его (людьми), Кириака с его (людьми). Поименно приветствуем всех находящихся в Хадуфи. Поименно приветствуем всех находящихся в Харисфони. Приветствую и я, Аэтий, моих сродников Марка и Акилину, пресвитера Клавдия и его братьев Марка, Трифона, Гордия и Криспа, а также моих сестер и мою супругу Домну с моим ребенком.
Приветствую и я, Евтихий, находящихся в Ксимаре[7] мою матерь Иулию и моих братьев Кирилла, Руфа, Ригла и сестру Кириллу и мою невесту Василию, а также диаконов Клавдия, Руфина и Прокла. Приветствуем также служителей Божиих Саприкия (сына) Аммония, Генесия и Сусанну с ее (людьми).
Итак, приветствуем всех вас, о наши господа, мы все – сорок братьев и соузников: Мелетий[8], Аэтий, Евтихий, Кирион, Кандид, Ангий, Гай, Худион, Ираклий, Иоанн, Феофил, Сисиний, Смарагд, Филоктимон, Горгоний, Кирилл, Севириан, Феодул, Никалл, Флавий, Ксанфий, Валерий, Исихий, Дометиан, Домн, Илиан, Леонтий, он же Феоктист, Евноик, Валий, Акакий, Александр, Викратий, он же Вивиан, Приск, Сакердон, Екдикий, Афанасий, Лисимах, Клавдий, Илий и Мелитон. Итак, мы – сорок узников Господа нашего Иисуса Христа – рукой Мелетия, одного из нас, подписали и утвердили все вышенаписанное, и то было угодно всем нам. Душой же нашей и Божественным Духом молимся, чтобы мы все получили вечные блага Бога и Его Царство, ныне и во веки веков. Аминь[9].

Перевел с древнегреческого Геворг Казарян

https://pravoslavie.ru/111638.html


Календарь

«Читаем, смотрим, слушаем...»

Александр Городницкий написал стихотворение о горящем Нотр-Даме

Известный петербургский бард Александр Городницкий откликнулся на трагедию Нотр-Дама. Горящий собор Парижской Богоматери он называет «поминальной свечой для Европы».   Знак тревоги...